Соотношение содержания кортизола и иммуноглобулинов в периферической крови человека в экстремальных климатических условиях

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Биологические науки
Страниц:
126
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ: Большие контингента населения, такие как рабочие угольных шахт и моряки Северного флота, перемещаются в различные климато-географические регионы в связи со спецификой работы. Под влиянием неблагоприятных климатических нагрузок изменяются функции эндокринной и иммунной систем человека. Глюкокортикоидная активность коры надпочечников и гуморальное звено иммунитета обеспечивают гомеостаз организма при адаптации к экстремальным условиям внешней среды (Данишевский, 1955- Селье, 1967- Вернет, 1971). Однако механизмы иммунно-гормонаяьного взаимодействия при влиянии естественных природных факторов не изучены.

Сведения о взаимосвязи глюкокортикоидной активности коры надпочечников и гуморального иммунного ответа при действии стрессовых факторов весьма разнородны (Munck et. al, 1984- Теппермен, 1989- Herbert, Cohen, 1993- Акмаев, 1997). Широко известны иммунодепрессивные свойства кортизола (Девойно, Ильюченок, 1983, 1993- Дейл, Формен, 1998 и др.). Существуют немногочисленные факты иммуностимулирующего влияния гормона коры надпочечников (Петрова, 1981- Лебедев, Понякина, 1990). Показано, что кортизол в физиологических концентрациях необходим для формирования индуктивной фазы антителообразования (Ambrose, 1970- Stavy, 1974- Campbell, Lennart, 1993). В последние годы появились сведения о стимулирующем действии на секрецию глюкокортикоидов гуморальных продуктов иммунного ответа (Foster, Wilson 1992, Кетлинский, 1996- Соколов, 1998). Однако, большая часть работ проведена в системе in vitro (Ambrose, 1970- Milenkovic et. al., 1989- Stavy, 1974), в опытах на животных (Amat et. al., 1993- Brown-Borg et. al., 1993- Smith et. al., 1982), в клинической практике (Егорова, 1972- Дейл, 1998- Соколов, 1998). Известно, что эффект влияния на организм веществ экзогенного и эндогенного происхождения существенно различается (Чеботарев, 1979). Следовательно, выяснение механизмов регуляции содержания кортизола и иммуноглобулинов

1 м ъ/ ч/ в периферической крови у людей в зависимости от условии работы, изменения климатических параметров, возраста и стажа работы в новых клима-то-географических регионах является необходимым для решения вопросов адаптации человека к неблагоприятным климатическим факторам.

Представляет интерес выяснение механизмов опосредованного влияния кортизола на содержание, циркуляцию и рециркуляцию сывороточных иммуноглобулинов с позиции выявления механизмов регуляции антитело-образования, процессов персистенции и диссоциации иммунных комплексов, содержания аутоантител и антителозависимых повреждений в организме человека при действии экстремальных климатических факторов. Напряжение иммунных механизмов регуляции гомеостаза у людей на севере (Добродеева, 1995- Добродеева, Суслонова, 1988 и др.) предполагает снижение резервных возможностей организма. В связи с этим, выяснение частоты распространения дефицита иммуноглобулинов, предельно высоких концентраций циркулирующих иммунных комплексов в периферической крови у мужчин, работающих в экстремальных климатических условиях, зависимости указанных состояний от гормональной регуляции, фотопериодики, смены климатических параметров имеет практическое и теоретическое значение.

ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ: Целью настоящего исследования является изучение взаимоотношений между содержанием кортизола, иммуноглобулинов и циркулирующих иммунных комплексов в сыворотке крови у человека в экстремально-дискомфортных условиях. Для достижения указанной цели поставлены следующие задачи:

1. Установить влияние климато-географических условий Заполярья (сезон года, фотопериодика) на содержание кортизола и параметров гуморального иммунитета в сыворотке крови людей.

2. Определить соотношение содержания кортизола, иммуноглобулинов и циркулирующих иммунных комплексов в периферической крови жителей Заполярья в зависимости от срока проживания в экстремальных условиях.

3. Изучить содержание кортизола, иммуноглобулинов, а также циркулирующих иммунных комплексов в сыворотке крови у мужчин плавсостава в зависимости от возраста, стажа работы в пароходстве, характера и продолжительности рейса.

4. Провести анализ корреляционных взаимосвязей между содержанием кортизола, иммуноглобулинов и циркулирующих иммунных комплексов в сыворотке крови.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА: Впервые установлены однонаправленные изменения содержания кортизола и иммуноглобулинов в сыворотке крови у людей в условиях влияния экстремальных климатических факторов.

Впервые выявлены параллельные изменения содержания кортизола и иммуноглобулинов в периферической крови человека с повышением их концентраций в период увеличения длительности светового дня и снижением в периоды уменьшения длительности светового дня и во время полярной ночи.

Впервые показано, что у мужчин с нарастанием продолжительности светового дня увеличивается частота выявления в сыворотке крови концентраций кортизола, иммуноглобулинов и циркулирующих иммунных комплексов, превышающих границы физиологической нормы.

Получены новые данные о сочетанном повышении концентраций кортизола и циркулирующих иммунных комплексов в сыворотке крови до уровней, выходящих за границы физиологической нормы, в различные экстремальные периоды (увеличение длительности светового дня, зима в тропиках), а также при увеличении возраста и срока проживания (более двух лет) у мужчин, работающих в неблагоприятных климатических условиях.

Впервые получены сведения о влиянии кортизола на процессы диссоциации иммунных комплексов: при снижении содержания иммуноглобулинов класса 1& sect-М сохраняются высокие уровни циркулирующих иммунных комплексов с 1яМ и кортизола в периферической крови.

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ: Выявлены этапы развития иммунно-гормональной регуляции при адаптации человека к экстремальным климатическим условиям: в начальный период адаптации — взаимная инициация иммунного ответа и глюкокортикоидной активности- при длительном воздействии экстремальных климатических факторов — имму-нодепрессивное влияние кортизола. Контроль за концентрацией кортизола в периферической крови у приезжих мужчин в условиях действия неблагоприятных климатических факторов можно рекомендовать членам медицинских комиссий для оценки динамики состояния здоровья обследуемых лиц.

Превышающие границы физиологической нормы концентрации циркулирующих иммунных комплексов в сыворотке крови, предлагается использовать для оценки стадии развития диз адаптационных реакций у человека при работах, сопряженных с экстремальными климатическими условиями.

Появление высоких концентраций иммуноглобулинов, циркулирующих иммунных комплексов и кортизола в периферической крови у мужчин в период нарастания длительности светового дня обусловливает необходимость разработки особой диеты и лечебно-профилактических мероприятий, обеспечивающих диссоциацию циркулирующих иммунных комплексов, стимуляцию фагоцитоза и снижение психо-эмоционального напряжения.

Уравнения линейной регрессионной зависимости, позволяющие вычислять значение содержания в периферической крови человека иммуноглобулинов классов 1& sect-М, 1& sect-А, 1§ 0, циркулирующих иммунных комплексов и кортизола по одному из известных параметров, помогут в проведении экстренной лабораторной диагностики, позволяющей экономить реактивы и время для проведения эксперимента и иммунологического мониторинга.

Результаты исследований используются на медицинском факультете

Петрозаводского государственного университета при чтении лекций по курсу & quot-Физиология адаптации& quot- (протокол N3 от 24. 11. 98.).

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ:

1. Повышение содержания иммуноглобулинов и кортизола в сыворотке крови наблюдаются у людей при работе в экстремальных климатических условиях: в заполярном регионе, при увеличении длительности светового дня, весной и в полярный день, а также с увеличением возраста, что свидетельствует о взаимной активизации глюкокортикоидной деятельности коры надпочечников и гуморального звена иммунитета.

2. Снижение иммунно-гормональной реактивности, проявляющееся параллельным уменьшением концентраций кортизола и иммуноглобулинов в сыворотке крови, наблюдается у мужчин при морских рейсах в тропический регион, в периоды снижения длительности светового дня, осенью и в полярную ночь.

3. Разнонаправленные изменения содержания кортизола и иммуноглобулинов в сыворотке крови возникают у человека при длительном воздействии экстремальных факторов, что демонстрирует иммунодепрес-сивное влияние глюкокортикоидного гормона коры надпочечников.

4. Повышенные концентрации кортизола сочетаются с формированием аномальных уровней циркулирующих иммунных комплексов в сыворотке крови у мужчин, работающих при действии экстремальных климатических факторов (увеличение длительности светового дня в Заполярье, зимний период в тропиках), а также с увеличением возраста и стажа, что является признаком риска развития аутоиммунных процессов в организме.

АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ. Материалы диссертации доложены и обсуждены на заседаниях Архангельского отделения Общества микробиологов, вирусологов и иммунологов (1995) — Архангельского отделения Общества Иммунологов (1996) — Конференции по холодовому травматизму в г. Кируне (Швеция, 1996) — в Иммунологическом департаменте Университета г.

Тромсе (Норвегия, 1997) — 3 Съезде физиологов Сибири и дальнего Востока, г. Новосибирск (1997) — 13 Коми Республиканской Молодежной Научной Конференции, г. Сыктывкар (1997) — конференции & quot-Экология европейского Севера — факторы малой интенсивности& quot-, г. Архангельск (1997) — конференции молодых ученых & quot-Фундаментальные науки и прогресс клинической медицины& quot-, г. Москва (1998) — 2 Национальном Конгрессе Российской Ассоциации Клинических Иммунологов и Аллергологов (РААКИ) & quot-Современные проблемы аллергологии, клинической иммунологии и имму-нофармакологии", г. Москва, 1998- Международной научно-практической конференции & quot-Современные проблемы и развитие физической культуры и спорта& quot-, г. Архангельск (1998).

По теме диссертации опубликовано тринадцать печатных работ.

Диссертационная работа выполнена в отделе экологической физиологии человека Института Физиологии Коми Н Ц УрО РАН под руководством профессора, доктора медицинских наук Добродеевой Лилии Константиновны и профессора, доктора медицинских наук, заслуженного деятеля науки Р Ф Ткачева Анатолия Владимировича. Автор выражает искреннюю признательность сотрудникам отдела экологической физиологии человека: Вылегжаниной A.B., Золкиной А. Н., к.м.н. Лупачеву В. В. за оказанную помощь в сборе материала и Порядину В. Б. за создание программы статистической обработки данных.

ВЫВОДЫ:

1. В начальный период адаптации на архипелаге Шпицберген (до пяти месяцев) происходит увеличение частоты регистрации повышенных концентраций кортизола и иммуноглобулинов классов 1& sect-М и в сыворотке крови, соответственно, у 14,3- 50,0 и 23,5% обследованных лиц. При удлинении сроков работы в Заполярье (до двух лет) уровень повышенных концентраций кортизола в периферической крови продолжает нарастать (у 20,8%), а иммуноглобулинов уменьшается вдвое,

2. Диз адаптационные реакции, характеризующиеся высокой частотой выявления аномальных концентраций иммуноглобулинов классаМ (в 55,5%), циркулирующих иммунных комплексов (в 10,1%), дисбалансом содержания сывороточных иммуноглобулинов, развиваются на фоне высоких концентраций кортизола (в 17,4% случаев) в сыворотке крови у работников архипелага Шпицберген при увеличении длительности проживания до трех лет.

3. Параллельное повышение содержания в крови у мужчин кортизола (с 469,1 ±42,4 до 592,0±33,5 нмоль/л), иммуноглобулинов классовО (с 16,3±1,3 до 26,5+2,7 г/л),А (с 1,9+0Д до 4,0±0,4 г/л) и циркулирующих иммунных комплексов (с 1,6±0,3 до 3,4±0,2 г/л) при увеличении продолжительности светового дня на архипелаге Шпицберген связано с усилением иммунно-гормональной реактивности организма.

4. При контрастных морских переходах (тропический и заполярный рейс) в периферической крови у моряков значительно изменяется содержание иммуноглобулинов классаМ, соответственно, (0,9+0,1 и 1,7+0,3) — 1& sect-Ст (9,5& plusmn-1Д и 22,1 ±2,0) — 1& sect-А (1,9+0,2 и 2,9±0,3 г/л) и кортизола (178/7±16,5 и 384,4+71,4 нмоль/л), что свидетельствует об одновременной перестройке иммунологической и гормональной реактивности при перемещении в различные климато-географические регионы.

5. Содержание в периферической крови кортизола (282,6118,9 и 444,1 ±54,2 нмоль/л), число случаев выявления аномальных концентраций иммуноглобулинов класса (у 28,5 и 50,7%), циркулирующих иммунных комплексов (у 8,0 и 31,5% обследованных) повышается с возрастом (20−50 лет) у моряков Северного флота, что является признаком нарастания аутоиммунных процессов в организме. Наиболее высокие концентрации кортизола в сыворотке крови выявлены у лиц со стажем работы в плавсоставе более 15-ти лет.

6. Однонаправленные изменения содержания в периферической крови человека кортизола, сывороточных иммуноглобулинов и циркулирующих иммунных комплексов объясняются взаимной активизацией глюкокорти-коидной деятельности коры надпочечников и усилением иммунологической реактивности в экстремальных климатических условиях.

7. При увеличении длительности воздействия неблагоприятных климатических факторов (два года на архипелаге Шпицберген и пять месяцев в тропиках) выявлены разнонаправленные изменения уровня изучаемых параметров, которые демонстрируют иммунодепрессивное влияние глюко-кортикоидов. Дальнейшее удлинение времени воздействия экстремальных факторов (до трех лет и более) повышает риск срыва иммунно-гормональной саморегуляции.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1. Среди плавсостава Северного флота регистрировали высокую частоту повышенных концентраций иммуноглобулинов классовМ (33,55%),О (17,11%) и циркулирующих иммунных комплексов (20,06%) на фоне значительного уровня дефицита 1%А (25,31%) и относительно низких концентраций кортизола (309,55±52,87 нмоль/л) в сыворотке крови.

2. Увеличение возраста (20−29- 30−39- 40−50 лет) у моряков сопровождалось повышением содержания иммуноглобулинов класса 1& sect-М (соответственно, 1,76& plusmn-0Д5- 2,01 ±0,20- 2,59±0,46 г/л), 1& sect-А (1,58±0,12-

1,77+0,11- 1,89±0,34г/л), ДО (16,39±0,72 и 19,15±2,68 г/л), циркулирующих иммунных комплексов (1,50+0,08- 2,03±0,09- 2,32±0,53г/л) и кортизола (282,64 118,90 и 444,11 ±54,19 нмоль/л) в сыворотке крови.

3. С возрастом (20−29- 30−39- 40−50 лет) у мужчин, работающих на судах Северного флота, увеличивалась частота выявления иммунных дисбалансов:М (соответственно, 37,88- 57,01- 60,77%), ДО — (20,17- 28,14- 23,08%) и высокого уровня циркулирующих иммунных комплексов (8,07- 25,00- 31,50%).

4. В условиях Заполярных рейсов у моряков регистрировали наиболее высокие концентрации иммуноглобулинов всех изучаемых классов (1& sect-М -1,67±0,27- ДО — 22,06±2,02- 1шА — 2,96±0,34 г/л) и кортизола (384,41 ±72,41 нмоль/л) в сыворотке крови- при работе в тропических рейсах отмечали самые низкие уровни иммуноглобулинов (0,88±0,11- 9,52±1,10- 1,97±0,18 г/л, соответственно) и кортизола (178,70 ±16,50 нмоль/л) в периферической крови. Нахождение моряков в Средиземноморье не было сопряжено с резкими колебаниями изучаемых параметров.

5. В межрейсовый период отмечали тенденцию к более высокому содержанию иммуноглобулина класса 1& sect-М (1,46±0,06 и 1,22±0,19 г/л) в периферической крови у моряков г. Архангельска. Установлена зависимость изменения изучаемых параметров у мужчин от длительности рейса: в течение первого месяца увеличивалось число случаев дефицита сывороточных иммуноглобулинов (1& sect-М — 8,34- - 19,95%) — к третьему месяцу, напротив, в периферической крови значительно повышался уровень высоких концентраций (до 28,90%) на фоне некоторого увеличения частоты регистрации высоких концентраций кортизола (с 2,00 до 11,36%), снижения циркулирующих иммунных комплексов (с 24,22 до 7,83%) и увеличения числа дефицитных уровнейМ (с 2,00 до 26,32%).

6. По мере удлинения рейса у мужчин увеличивалось содержание в сыворотке крови кортизола (с 477,13±31,03 до 562,71 140,62 нмоль/л), иммуноглобулинов классовСт (с 20,54+1,57 до 32,68+3,50 г/л), 1цА (с 1,45±0,12 до 2,23±0,20 г/л), но снижались концентрацииМ (с 1,58±0,14 до 0,62 ±0,08 г/л) и циркулирующих иммунных комплексов (с 2,45+0,28 до 1,61±0,35 г/л). Увеличение стажа работы на флоте более 15-ти лет сопровождалось повышением концентрации кортизола (с 286,75±26,23 до 505,30±44,86 нмолъ/л) в периферической крови у моряков Северного флота.

7. Сезонные колебания изучаемых параметров иммунно-гормонального гомеостаза у моряков включали заметное снижение содержания сывороточных иммуноглобулинов осенью (дефицит 1& sect-М — 21,49%-О — 24,71%, 1& sect-А — 27,56%), повышение уровня аномальных концентраций циркулирующих иммунных комплексов в сыворотке крови (50,00%) и повышение концентраций иммуноглобулинов в периферической крови зимой (высокие концентрации 1& sect-М — 43,69%,О — 29,64%). Увеличение содержания кортизола наиболее часто регистрировали в зимний и весенний периоды (11,37- 13,33%). В межрейсовый период зимой у моряков регистрировали увеличение содержания сывороточных иммуноглобулиновМ (с 1,19±0,07 до 1,80±0,09), ДО (с 12,79±0,32 до 15,41 ±0,82 г/л) по сравнению с летним периодом.

Глава 4. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ 4.1. СООТНОШЕНИЕ КОНЦЕНТРАЦИЙ КОРТИЗОЛА И ГУМОРАЛЬНЫХ ИММУННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ В ПЕРИФЕРИЧЕСКОЙ КРОВИ ЧЕЛОВЕКА В ДИНАМИКЕ ФОТОПЕРИОДИЧЕСКИХ ВОЗДЕЙСТВИЙ В УСЛОВИЯХ СЕВЕРА

Влияние климато-географических условий на уровень иммунологической реактивности известно давно (Векслер, 1959- Вегту, 1970- Анохин, 1980 и др.). Большое количество сведений имеется относительно влияния на иммунологическую реактивность дефицита тепла, охлаждения, недостаточности солнечной инсоляции, влияния иономагнитных возмущений (Московская, Добродеева, 1992, 1997- Кеворков, 1964- Яцина с соавт., 1989). Однако, для европейского Севера наиболее значимым фактором является необычная фотопериодика. Север европейской части страны отличается от Сибири тем, что значительно большие территории располагаются за полярным кругом и подвержены влиянию резкой смены светового дня и ночи. Кроме того, данный фактор является относительно постоянным и стабильным, следовательно, влияние его в одинаковой степени повторяется каждый год.

Изучение иммунологической реактивности и глюкокортикоидной активности коры надпочечников, а также характера их соотношений у мужчин, работающих в условиях Заполярья, представляет интерес с позиции выявления особенностей влияния резко выраженной фотопериодики, а также обследования людей в условиях одной из своеобразных форм организации труда — длительной командировки.

Климатические условия и географическое положение архипелага Шпицберген являются особыми: коэффициент жесткости погоды по Бодма-ну превышает критический уровень восемь месяцев в году- активный цик-лоногенез наблюдается в течение всего года, Здесь проходит граница распространения теплых вод Гольфстрима и ледяного покрова Арктики. По нятие & quot-сезон года& quot- на Шпицбергене в определенной мере условно за счет высокоширотности и мощного влияния Гольфстрима: зимой наблюдаются резкие потепления с проливными дождями, а в летний период не редкость снегопады. Необычен световой режим на архипелаге: полярная ночь продолжается более пяти месяцев, а солнце не заходит полярным днем в течение трех месяцев. Магнитный полюс Земли существенно дополняет своеобразную комбинацию экстремальных условий для работающих на островах: число магнитов озмущенных дней составляет более 200-т в году (Гнилорыбов, 1988- Ткачев, 1993).

Нами выявлено, что у мужчин, работающих на архипелаге Шпицберген, в период увеличения длительности светового дня происходит увеличение содержания в сыворотке крови иммуноглобулинов классовА, циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) и кортизола. В период перехода светового режима к полярному дню содержаниеСт увеличивается с 22,32+2,38 до 26,55+2,78г/л,А — с 3,50+0,29 до 4,09±0,47г/л, ЦИК — до 3,37±0,20г/л, кортизола — до 591,9 ±33,53нмоль/л. В этот период увеличивается частота регистрации концентраций, превышающих границы физиологической нормы: ДО (42,31%), 1& sect-А (42,31%), ЦИК (14,81%), кортизола (23,13%). Отличная динамика отмечается относительно сывороточногоМ: наиболее высокое его содержание наблюдается в октябре (2,20+0,25г/л.) (р& lt-0,05). В этом же месяце наиболее часто обнаруживаются повышенные его концентрации (46,36%). Однако, несмотря на отсутствие статистически значимых изменений содержания данного класса иммуноглобулинов в период нарастания длительности светового дня, анализ индивидуальных значений показал, что у 15-ти из 23-х человек, обследованных в динамике фотопериодов, происходит нарастание концентрацииМ в сыворотке крови в этот период.

Известно, что в период увеличения длительности светового дня происходит увеличение активности метаболических процессов (Бойко, 1996), концентраций гормонов щитовидной железы, коры надпочечников (Ткачев,

Раменская 1987, 1990), активности антителообразования к различным антигенам и уровня фагоцитарной защиты (Добродеева, 1997). В период полярного дня возрастает эффективность иммунной защиты в тканях, барьерных органах и по месту входных ворот. В наших исследованиях в этот период устанавливается максимальная частота выявления в сыворотке крови мужчин концентраций ЦИК и кортизола, превышающих границу нормы (14,81 и 25,13%, соответственно). Вероятно, выявление в этот период высоких концентраций ЦИК и кортизола в периферической крови обследованных рабочих может являться фактором риска развития аутоиммунных реакций в организме. Риск в значительной степени усиливается в ситуации, когда аномально высокие уровни кортизола и ЦИК сочетаются с высокими концентрациями IgM (23,08%) в периферической крови. Указанные сывороточные иммуноглобулины не выходят, практически, за пределы сосудов, обеспечивая защиту внутрисосудистого русла. Сочетание высоких уровней ЦИК в составе с IgM способно привести к резким изменениям гомеостаза и нарушениям микроциркуляции (Ромашкан, 1980- Комиссаренко, 1980- Cruse, 1985- Schwarts, 1986- Zanetti, 1986). ЦИК могут нарушать проницаемость мембран, чем вызывают появление аутоантигенов, способных усиливать антительный ответ, который приводит, в конечном итоге, к повышенному образованию ЦИК. Такая цепь реакций приводит к замкнутому кругу развития аутоиммунных реакций. Если при этом наблюдается высокое содержание кортизола, то риск развития аутоиммунной патологии достаточно велик и усугубляется продуктами распада лимфоцитов, поскольку кортизон в высоких концентрациях инициирует их апоптоз (Зак, 1977- Бахтин, 1988- Claman, 1972- Dougherty, 1952- Cohen, 1971). Высокие концентрации кортизола ингибируют активацию системы комплемента (Савина, 1983- Сазонова, 1979- РагШо, 1979- Теппермен, 1989), а также фагоцитарную активность, в связи с чем снижается процесс диссоциации ЦИК, что объясняет наличие высоких их концентраций в присутствии повышенного содержания кортизола в крови. Известно, что под влиянием солнечно — теплового воздействия обнаруживаются высокие концентрации аутоантигенов (Добродеева, 1977- Тихачек, 1971- Медведев, 1973- Шубик, 1976). Реакции сенсибилизации носят обычно длительнотекущий характер, являясь самоподдерживающимися (Ромашкан, 1980- Йегер, 1990- Abbas, 1994 и др.). Поэтому снижение концентрации кортизола в период полярного дня наступает раньше, чем спад уровня сывороточных иммуноглобулинов, который происходит лишь в период уменьшения длительности светового дня.

Повышение содержания иммуноглобулинов периферической крови в периоды увеличения длительности светового дня и наибольшей его продолжительности является отражением напряжения иммунных механизмов организма (Добродеева, Суслонов а, 1988) и может иметь различную интерпретацию. Во-первых, необычная продолжительность инсоляции рассматривается как специфическая физиологическая нагрузка, обеспечивая повышенный уровень рециркуляции и выхода из депо иммуноглобулинов (Лебедев, Понякина, 1990). Известно, что при стрессовых воздействиях, когда изменяется внутренняя среда организма, иммунная система реагирует повышением содержания уровня сывороточных иммуноглобулинов, особенно, классов IgG и IgA за счет выхода их из депо, в том числе, с поверхности лимфоидных клеток, а также при вегетативной иннервации селезенки, когда она сокращается и выбрасывает в кровоток резервные концентрации иммуноглобулинов (Wan et al., 1993). Известно, что при стрессе активизируется иннервация вегетативных систем (Yale et al., 1983). Это может стать одним из объяснений увеличения концентраций сывороточных иммуноглобулинов. Увеличение содержания кортизола в крови вызывает изменение физико-химического состава плазмы, вязкости крови, ph, осмотического давления. Это также может явиться фактором стресса доя выхода иммуноглобулинов из депо. Возможно также, что усиление аутосенсибилизации организма и апоптоза лимфоцитов играет значительную роль в повышенном антительном ответе (Лебедев, Понякина, 1990- Петрова, 1981- Васильев, 1971). Имеются также сведения, что кортизол, как и другие глюкокортикоиды, в физиологических концентрациях необходим для инициации ан-тителообразования в начальную его индуктивную фазу (Ambrose, 1970- Stavy, 1974- Макинодан, Юнис, 1980). В то же время, усиление секреции макрофагами интерлейкина-1 при действии стресс-факторов приводит к активации секреции глюкокортикоидных гормонов (Акмаев, 1997). Следующим возможным механизмом активизации иммунной системы является до-паминергическое звено нейромедиаторной системы головного мозга, воздействующая посредством влияния через гормоны тимуса на активизацию Т- хелперов в костном мозге (Девойно, Илыоченок, 1983,1993).

Итак, увеличение длительности светового дня является стресс-фактором для гипофизарно-надпочечниковой и иммунной системы, что выражено в одновременном повышении концентраций кортизола, сывороточных иммуноглобулинов классов IgG и IgA, циркулирующих иммунных комплексов, а также высокой частотой выявления их высоких концентраций. При активизации глюкокортикоидной активности коры надпочечников и системы гуморального звена иммунитета, возможно, действуют одновременно несколько механизмов стимуляции их ответа.

Однонаправленная динамика изменений содержания IgG и IgA в сыворотке крови рабочих архипелага Шпицберген подтверждается прямой корреляцией между ними во все сезоны года (рис. 4), а также системой уравнений линейной регрессионной зависимости, представленной в главе 3.1.1. Практически во все световые периоды обнаружены обратные корреляционные связи между содержанием кортизола и сывороточных иммуноглобулинов в сыворотке крови людей. Возможно, это является проявлением им-мунодепрессивного влияния кортизола на иммунный ответ. Относительно иммуноглобулина IgM указанная взаимосвязь наблюдалась в периоды увеличения (март) и максимальной продолжительности светового дня (июнь). Ингибирование синтеза IgM, возможно, объясняется тем, что иммуноглобулин первичного иммунного ответа является макроиммуноглобулином с хорошим внешним опсонизирующим эффектом. Поэтому снижение его содержания в крови тормозит чрезмерный рост концентраций иммуноглобулинов других классов в сыворотке крови. Таким образом, ингибируя содержаниеМ в крови, кортизол препятствует дальнейшему увеличению концентраций 1|Ои, А и способствует снижению их концентраций в период уменьшения длительности светового дня и, особенно, в период полярной ночи, когда содержание указанных классов иммуноглобулинов нормализуется. Данное предположение подтверждается наличием прямой корреляционной связи между содержаниемМ и во все периоды обследова

ССЖТ

ЦИКХ^

ЯНВАРЬ

ССЖТ

МАРТ

ССЖТ гв& reg-

ЦИК ~ до июнь

ССЖТ

ЦИК до

ОКТЯБРЬ

Рис. 4. Корреляционные связи между содержанием иммуноглобулинов, циркулирующих иммз’нных комплексов и кортизола в сыворотке крови у рабочих архипелага Шпицберген в зависимости от фотопериодики (г). Примечание: — прямые связи- - - - - обратные связи. ния, следующие за периодом увеличения длительности светового дня, концентрациями 1& pound-М иА, а также обратной связи между содержанием корти-зола и что подтверждает теорию о последовательном развитии этапов иммунного ответа. Подавление синтеза антител может осуществляться за счет опосредованного влияния повышенных концентраций кортизола на фагоцитарную активность макрофагов, благодаря которым осуществляется первоначальный захват и процессинг антигена и выделяются интерлейки-ны, стимулирующие гуморальную иммунную реакцию.

Итак, увеличение длительности светового дня является стрессовым фактором для иммунной н эндокринной систем и приводит к усилению функциональной активности коры надпочечников и активизации гуморального звена иммунитета, а также включению механизмов гормональной регуляции иммунитета.

4.2. СОДЕРЖАНИЕ КОРТИЗОЛА И ПОКАЗАТЕЛЕЙ ГУМОРАЛЬНОГО ИММУННОГО ОТВЕТА В СЫВОРОТКЕ КРОВИ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ СТАЖА ПРЕБЫВАНИЯ ЛЮДЕЙ В НОВЫХ КЛИМА-ТО-ГЕОГРАФИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ

Жизнь человека в Заполярье носит преимущественно временный характер. Длительность работы шахтеров на архипелаге Шпицберген, как правило, составляет два-три года. Представляло интерес изучение динамики содержания иммуноглобулинов и кортизола в сыворотке крови у мужчин в течение указанного срока. При переезде людей из среднеширотных регионов на архипелаг Шпицберген среднее содержание кортизола (504,96±18,18 нмоль/л) и иммуноглобулинов классовА, 1 дМ

21,43+1,15- 2,88+0,18- 1,73+0,09 г/л, соответственно) в сыворотке крови достоверно выше среднеширотного значения, что соответствует данным литературных источников (Раменская, 1992- Ткачев, Бойко, 1992, 1993, Ар-дашев, 1985- Добродеева, 1989 и др.).

Важно было выяснить снижается ли напряженность указанных реакций и, если это происходит, то в какие сроки. Нами установлено, что изменение реактивности эндокринной и иммунной систем в зависимости от периода проживания человека на архипелаге Шпицберген регистрируется уже в первые два-пять месяцев после переезда, когда отмечается увеличение уровня всех классов сывороточных иммуноглобулинов. Содержание IgG в периферической крови в период до шести месяцев проживания мужчин в Заполярье в средних результатах значительно превышает общеизвестную норму (29,58 ±5,56 г/л), а частота выявления высоких их уровней достигает 21,54%. Концентрация IgM в период от четырех до пяти месяцев обследования выходит за физиологические границы и составляет 2,42 ±0,33 г/л. Уровень содержания Ig, А (3,44 ±0,55 г/л) в периферической крови людей, проживающих на Севере до шести месяцев, выше нормативов, установленных для местного населения Севера. Прослеживается также тенденция увеличения частоты выявления высоких концентраций кортизола (14,29%) в сыворотке крови обследованных лиц в этот период. До пяти месяцев проживания в экстремальных климатических условиях у рабочих архипелага Шпицберген регистрируется параллельное увеличение концентраций иммуноглобулинов и кортизола и противоположная динамика изменения циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) в сыворотке крови. Эта динамика подтверждается выявлением положительной корреляционной связи между содержанием кортизола и сывороточного Ig, А в периферической крови обследованных лиц в период от двух до трех месяцев проживания на архипелаге (рис. 5). Обратные изменения между содержанием кортизола и ЦИК в крови человека в этот период обследования, возможно, объясняется тем, что кортизол может усиливать процесс элиминации иммунных комплексов макрофагами. Известно, что одним из его эффектов является усиление их фагоцитарной активности за счет лабилизации структуры лизосомальных мембран и увеличения активности лизосомных гидролаз (Szego, 1976- Zahlten, 1972- Ignarro, 1977). Таким образом, в начальный период адаптации (до пяти месяцев) к экстремальным условиям архипелага Шпицберген, предполагается, что кортизол оказывает стимулирующее влияние и на клеточный и на гуморальный иммунный ответ, усиливая фз’нкционалъную активность макрофагов, продукты которых (интерлейкин-1, интерлейкин-6, фактор некроза опухоли и др.) приводят к инициации гуморального иммунного ответа (Кетлинский, 1992- Акмаев, 1997 и др.).

При увеличении стажа проживания в дискомфортных климатических условиях до двух лет в периферической крови у мужчин происходит снижение концентраций сывороточных иммуноглобулинов классов 1& sect-А,М (соответственно, до 17,53±1,42- 2,09±0,21- 1,43±0,18 г/л) на фоне увеличения высоких уровней кортизола (20,79%). Выявление обратных корреляционных связей между содержанием кортизола и иммуноглобулинов в сыворотке крови рабочих архипелага Шпицберген при удлинении сроков проживания (рис. 5) может явиться подтверждением ингибирующего влияния повышенных концентраций кортизола на гуморальный иммунный ответ. Для первого года проживания (от четырех до пяти и от семи до 12-ти месяцев) зарегистрирована отрицательная взаимосвязь между содержанием кортизола иМ, подтвержденная уравнением линейной регрессионной зависимости (гл. З.1.З.). Во второй и третий год работы на Севере обратная зависимость выявлена между концентрациями кортизола иО в сыворотке крови человека, что также выражено в линейной регрессии. Наличие положительных корреляционных связей межау концентрациями в сыворотке кровиМ и 1еСт в период до полутора лет проживания на архипелаге (до одного месяца, от семи до 12-ти, от 13-ти до 18-ти месяцев), между содержанием 1ёМи 1ёА в первый год проживания, обратные связи между содержанием кортизола иО в крови обследованных лиц подтверждают последовательность этапов иммунного ответа на гормональную регуляцию. Также, как и в случае ответа иммунной и гормональной систем на изменение фотопериодики, складывается впечатление о первоначальном депрессивном влиянии концентраций кортизола на первичный гуморальный иммунный ответ и о последующем его влиянии на остальные звенья гуморального иммунитета.

Однако, у мужчин до. двух лет проживания на архипелаге Шпицберген регистрируется и положительная корреляционная связь между содержанием кортизола и IgM в сыворотке крови. Эта взаимосвязь, возможно, подтверждается последующим ростом в сыворотке крови рабочих высоких концентраций IgM (у 55,55%), что в сочетании с уровнями ЦИК, превышающими границу нормы (у 10,11%) и высокой частотой выявления больших концентраций кортизола (у 17,39% обследованных) является фактором риска развития аутоиммунных заболеваний (Ромашкан, 1980- Cruse, 1985 и др.). Рост числа высоких концентраций ЦИК может явиться последствием снижения активности системы комплемента и фагоцитарной способности моноцитов под воздействием высоких концентраций кортизола (Савина, 1983- Сазонова, РагШо, 1979). Причиной срыва гормональной регуляции иммунного ответа, особенно, на третий год проживания в неблагоприятных условиях, может быть нарастание уровня аутосенсибилизации организма, одной из причин которой может быть воздействие высоких уровней кортизола. Итак, длительная активация глюкокортикоидной активности коры надпочечников может приводить к срыву адаптационных механизмов регуляции иммунного ответа и является фактором риска развития аутоиммунной патологии.

Представляло интерес проследить изменения интенсивности реакций иммунной и гормональной систем организма человека на смену фотопериодики через год проживания на архипелаге Шпицберген. Выявлено, что на втором году проживания в период увеличения длительности светового дня подъем среднего содержания сывороточных IgG и IgA менее выражен, чем в первый год. Отклонения данных классов иммуноглобулинов от физиологических границ в этот период не выявлено. Однако, гуморальный иммунный ответ во второй год проживания на архипелаге резко усиливается в период полярного дня, частоты отклонений от нормы концентраций IgG и

А в сыворотке крови составляют, соответственно, 37,50 и 65,50%. Известно, что чрезмерно высокая амплитуда колебаний физиологических параметров в зависимости от смены сезонов года может служить показателем несбалансированности перестройки физиологических процессов (ЬоЪЬап, 1977), что, вероятно, является фактором незавершенной адаптации к условиям контрастной фотопериодики. В то же время, достоверное снижение концентрации сывороточногоО у мужчин в весенний период второго года проживания на архипелаге по сравнению с первым (соответственно, 24,75+3,10 и 15,74±1,87г/л) и отсутствие в крови высоких концентраций иммуноглобулинов укорачивает период присутствия в крови их аномальных уровней. Это приводит к более экономному расходованию защитных ресурсов организма, предотвращая, в какой-то степени, формирование имму-нодефицитов и развитие аутоиммунных заболеваний. Обратная корреляционная связь между содержанием кортизола иО в сыворотке крови, выявленная во второй и третий год проживания на архипелаге, возможно, объясняется тем, чтоО является иммуноглобулином памяти. Возможно, на втором году проживания формируются реакции опережения к изменяющимся природным условиям (Агаджанян, 1994), что позволяет оказывать кортизолу депрессивное влияние на содержание в сыворотке крови, минуя этап первичного гуморального иммунного ответа, что ускоряет действие механизмов гормональной регуляции иммунитета. Таким образом, у человека на архипелаге Шпицбергене происходят значительные колебания физиологических параметров крови в зависимости от фотопериодики в первый и во второй год проживания на архипелаге, что, несомненно, является неблагоприятным фактором для состояния здоровья при работе в экстремальных климатических условиях.

Представляет интерес сравнение динамики изучаемых параметров крови у моряков и рабочих архипелага Шпицберген в зависимости от длительности нахождения в экстремальной климатической зоне. У обоих групп обследованных в период до трех-пяти месяцев работы в экстремальных климатических условиях (заполярный и тропический регион) регистрируется параллельное увеличение содержания кортизола и иммуноглобулинов классов 1|ОиА в сыворотке крови. В рейсе к трем месяцам промысла у моряков значительно увеличивается частота регистрации аномально высоких концентрацийО (с 12,00 до 28,90%), а также кортизола (с 2,00 до 11,36%), возрастают средние значенияА (с 1,45±0,12 до 2,23 ±0,20 г/л). Наибольшее количество корреляционных связей между изучаемыми показателями в сыворотке крови мужчин выявлено в периода одного и трех месяцев после начала промысла (рис. 6). Прямые корреляционные связи между концентрациями сывороточных иммуноглобулинов классовМ и и 1& pound-А в первый месяц промысла подтверждают то, что в механизме адаптации на ранних этапах существенную роль занимает перестройка гуморального звена иммунитета. На фоне увеличения концентраций кортизола происходит снижение уровняМ и ЦИК в сыворотке крови рыбаков при удлинении рейса до трех-пяти месяцев, что подтверждено положительной корреляционной связью между концентрациямиМ и ЦИК в периферической крови. Для рабочих архипелага Шпицберген характерно только снижение ЦИК в сыворотке крови в этот период, что, возможно, предотвращает развитие аутоиммунных повреждений на ранних этапах адаптации. Содержание 1& sect-Мв сыворотке крови у жителей Заполярья снижается лишь в период от семи месяцев до полутора лет. Таким образом, складывается впечатление, что у моряков наблюдается более раннее проявление иммунодепрессивного влияния кортизола на первичный гуморальный иммунный ответ, что, возможно, объясняется сформированным механизмом адаптационных реакций при многолетней работе, связанной с перемещениями в различные климато-географические зоны. У рабочих Заполярья, которые являются временными жителями высоких широт, похоже, что кор-тизол оказывает существенное иммунодепрессивное влияние на более поздних этапах. В ранние же сроки его влияние, возможно, заключается в снижении концентрации циркулирующих иммунных комплексов. ссжт сокт

0,52*

0,31* ссжт

1 год

ГОД

ЗГОД

Рис. 5. Корреляционные связи (г) между содержанием кортизола, сывороточных иммуноглобулинов и цирку, пирующих иммунных комплексов (ЦИК) в сыворотке крови в зависимости от стажа проживания на архипелаге Шпицберген.

СОЛТ

СОЯТ

СОЯТ ажт

-0,41т6& raquo-

ЦИК

ДО ЦИК

НАЧАЛО ПРОМЫСЛА

1 МЕС.

ЦИК^& mdash-

0,43* 3 МЕС.

ЦИК У ДО

0,52* 5 МЕС.

Рис. 6. Корреляционные связи (г) между содержанием иммуноглобулинов циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) и кортизола в сыворотке крови моряков в зависимости от срока промысла в тропиках.

Примечание: — прямые связи-------обратные связи. чо

Ы1

Таким образом, и у рабочих архипелага Шпицберген и у моряков тралового флота в экстремальных климатических условиях к периоду трех-пяти месяцев происходит однонаправленное увеличение содержания в сыворотке крови кортизола и сывороточных IgG и IgA, что, может свидетельствовать о взаимной активизации гуморального звена иммунитета и глю-кокортикоидной активности коры надпочечников. По мере увеличения срока пребывания в новых климато-географических регионах кортизол оказывает депрессивное влияние на гуморальный иммунный ответ.

4.3. ДИНАМИКА КОНЦЕНТРАЦИЙ КОРТИЗОЛА И ИММУНОГЛОБУЛИНОВ В ПЕРИФЕРИЧЕСКОЙ КРОВИ МОРЯКОВ В РАЗЛИЧНЫХ ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ СИТУАЦИЯХ

Одним из самых тяжелых вариантов вахтового режима труда является

BV V ^ период рейсов моряки подвергаются воздействию постоянно меняющегося климата и других экстремальных факторов, что предъявляет высокие требования к гомеостатическим системам человека (Кульков, Ульянов, 1991- Gurinetal, 1989 и др.). Мало изучены вопросы иммунного и гормонального статуса моряков торгового и тралового флота в периоды плавания в различные климато-географические зоны. Особую актуальность приобретает изучение состояния вышеуказанных систем у моряков-северян, т.к. для Севера характерно наличие комплекса суровых климато-географических условий: отрицательный радиационный баланс, напряженный электромагнитный режим, необычная фотопериодика, резкие перепады давления и температуры, дефицит тепла (Авцын, 1977- Сидоренко, 1986). Особенности функционирования иммунной и эндокринной систем в условиях Севера европейской территории страны раскрыты в работах Л. К. Добродеев ой и Г. А. Суслоновой (1991), A.B. Ткачева (1978, 1987). Суровые дискомфортные условия Севера обусловливают напряжение иммунной системы, вероятность развития иммунодефицитов. Гормональный статуе жителей Севера характеризуется более высокими концентрациями кор-тизола по сравнению со среднеширотными значениями. Специфика труда моряков определяет чрезвычайно большую нагрузку на эндокринную и иммунную системы. В связи с этим, представляет интерес изучение некоторых параметров иммунной системы и параллельного определения содержания кортизола в сыворотке крови при различных ситуациях, климатических условиях работы, а также в зависимости от стажа работы в плавсоставе и климато-географических особенностей рейсов.

Среди плавсостава регистрируется высокая частота повышенных концентраций IgM (33,55%), IgG (17,11%) и ЦИК, содержащих IgM (20,06%) в сыворотке крови, что свидетельствует о активизации гуморального звена иммунитета в экстремальных условиях работы. Наряду с этим, у моряков выявляется высокий уровень дефицита IgA (25,31%) и относительно низкие концентрации кортизола в периферической крови. Дефицит IgA является, прежде всего, отражением низкой активности фагоцитоза, а также инициации интерлейкина-1 (ИЛ-1) (McConnell, 1981- Abbas, Peakman, 1997). Известно, что невысокие концентрации кортизола характерны для людей, находящихся в условиях хронического стресса (Лупачев, Добродеева, Суслонов а, 1992, 1993- Лобенко, 1991). Чувствительность рецепторов клеток различных органов к глюкокортикоидам у лиц, часто подвергающихся воздействию экстремальных факторов, усиливается и для активизации физиологического процесса требуется меньшее количество глюко-кортикоидов, чем в обычных условиях.

С возрастом у моряков Северного флота увеличиваются концентрации сывороточных иммуноглобулинов классов IgM (с 1,76±0,15 до 2,59±0,46 г/л), IgA (1,58±0,12 и 1,89±0,34 г/л), IgG (16,39±0,72 и 19,14±0,62 г/л), а также содержание в крови кортизола (286,75±26,23 и 505,30±44,86 нмоль/л), что соответствует данным большинства исс ледов ателей (Макинодан, Юние, 1980), увеличивается и частота иммунных дисбалансов (с 20,17 до 60,77%) на фоне роста аномальных концентраций ЦИК (с 8,07 до 31,50%) в сыворотке крови, что является критерием развития аутоиммунной патологии при длительном воздействии экстремальных климатических факторов.

Характер рейса также оказывает влияние на особенности им-мунно-гормональной регуляции. При рейсах в Заполярье у моряков отмечены наиболее высокие концентрации иммуноглобулинов всех изученных классов и кортизона в сыворотке крови (IgM — 1,67±0,27- IgG -22,06±2,02- IgA — 2,96±0,34 г/л- кортизола — 384,41 ±71,41 нмоль/л) против, соответственно, 0,88±0,11- 9,52±1,10- 1,97±0,18 г/ли 178,70±16,50 нмоль/л при рейсах в тропики, что может быть связано с резким (переход составляет около 20 дней) однонаправленным изменением иммунной и гормональной активности в контрастных климато-географических регионах, связанный с изменением активности метаболических процессов в организме (Руководство, но мед. / Под ред. Келлера, 1993).

Однонаправленность изменения содержания иммуноглобулинов и кортизола в периферической крови у моряков проявляется и в различные сезоны года. Осенью зарегистрировано наиболее низкое содержание иммуноглобулинов с увеличением частоты их дефицита до 21,49−24,71%. В зимний период содержание указанных классов иммуноглобулинов значительно повышается и аномально высокие их уровни регистрируются в 43,69 и 29,64%. Весной концентрации сывороточных иммуноглобулинов имеют тенденцию к повышению (или остаются на уровне, характерном для зимнего периода). Динамика изменения содержания кортизола сходна. Наиболее-частые его дисбалансы с высоким содержанием регистрируются зимой и весной (11,37 и 13,33%).

Таким образом, у моряков Северного флота, постоянно подвергающихся воздействию разнообразных меняющихся экстремальных климатических условий, регистрируются параллельные изменения содержания кортизола и иммуноглобулинов в сыворотке крови: увеличение указанных параметров во время рейса в Заполярье, с увеличением срока рейса до трех месяцев, с возрастом- сопряженное снижение содержания иммуноглобулинов и кортизола наблюдается при рейсе в тропики и в осенний период.

4.4. АНАЛИЗ ВЗАИМОСВЯЗЕЙ СОДЕРЖАНИЯ КОРТИЗОЛА И ИММУНОГЛОБУЛИНОВ В СЫВОРОТКЕ КРОВИ МУЖЧИН В УСЛОВИЯХ ДЕЙСТВИЯ СТРЕССОВЫХ ФАКТОРОВ

Итак, объясняя физиологическое значение соотношений показателей гуморального иммунного ответа и глюкокортикоидной активности коры надпочечников у мужчин, работающих в экстремальных климато-географических регионах, мы констатируем, что между концентрациями кортизола и иммуноглобулинов в сыворотке крови выявлены однонаправленные и разнонаправленные взаимосвязи. Параллельные увеличения концентраций кортизола и иммуноглобулинов в сыворотке крови зарегистрированы в ситуациях, сопряженных с экстремальными: период увеличения длительности светового дня на архипелаге Шпицберген, зимний период в тропиках, контрастные морские переходы в Заполярье, а также с увеличением возраста у мужчин, подвергающихся воздействию экстремальных климатических факторов. В то же время, выявлены и ситуации, когда у обследованных лиц наблюдалось параллельное снижение уровня кортизола и иммуноглобулинов в сыворотке крови: контрастные морские рейсы в тропики, осенний период, период уменьшения длительности светового дня, полярная ночь. Противоположная динамика изменения содержания уровня кортизола и иммуноглобулинов наблюдается при увеличении времени пребывания в неблагоприятных климатических условиях (тропический рейс до трех-пяти месяцев, работа в Заполярье до двух лет): на фоне повышения уровня кортизола регистрируется снижение содержания сывороточных иммуноглобулинов.

Наиболее часто корреляционные взаимосвязи между содержанием кортизола и иммуноглобулинов в сыворотке крови отмечены огносителыю концентрации IgM и IgG. Корреляционные взаимосвязи с содержанием сывороточного IgA устанавливаются очень редко. Известно, что IgA в значительной степени отличается от других классов иммуноглобулинов, Они неоднородны по молекулярной массе, имеют самый короткий период полураспада, наименьший период нахождения в крови. Кроме того, IgA отличается тем, что участвует в альтернативном запуске системы комплемента и очень активно работает внутриклеточно (Abbas, Pober, Lichtman, 1994- Ройт, 1991). Возможно, что сумма указанных признаков и, в первую очередь, короткий период нахождения их в крови, является основной причиной редкого выявления корреляционной взаимосвязи между данным классом иммуноглобулинов и содержанием кортизола. Сывороточный иммуноглобулин класса IgM, напротив, находится только внутри сосудистого русла, никогда не покидает его, является макроиммуноглобулином с хорошим внешним опсонизирующим эффектом (Вейсман, 1983- Чернушенко, 1978). Поэтому наличие корреляций между их концентрациями и содержанием кортизола в крови вполне объяснимо. Корреляционная взаимосвязь между концентрациями кортизола и IgG в сыворотке, по-всей вероятности, объясняется высоким содержанием данного класса иммуноглобулинов в кровеносном русле.

Внутрисистемные корреляционные взаимосвязи между отдельными классами иммуноглобулинов однонаправленны. Наиболее часто регистрируется положительная зависимость между содержанием IgG, с одной стороны, и концентрациями IgM и IgA, с другой. Корреляционная взаимосвязь между содержанием IgA и IgM регистрируется значительно реже. Корреляционная зависимость с содержанием IgG иных классов иммуноглобулинов вполне понятна и отражает этап переключения синтеза иммуноглобулинов.

Концентрация циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) в изучаемом градиенте плотности полиэтиленгликоля (3,9%) отражает уровень связанных иммуноглобулинов класса IgM с антигеном. Корреляционная взаимосвязь указанных параметров выявляется довольно редко, а, именно, у моряков при длительности рейса в три месяца и у рабочих архипелага Шпицберген в период полярной ночи. В то же время, регистрируется разной направленности зависимость уровня ЦИК от содержания Ig, А и IgG в сыворотке.

Представляет интерес то, что взаимосвязи между содержанием корти-зола и факторами гуморального иммунитета имеют и однонаправленный и разнонаправленный характер. Известно, что влияние кортизола на микроциркуляцию, хемотаксис и метаболизм моноцитов различно в зависимости от изменения его концентрации в крови. Выявленные корреляционные взаимосвязи могут являться отражением изменения микроциркуляции под влиянием колебаний уровня кортизола. Известно, что изменение содержания кортизола в крови регулирует вязкость крови, содержание в ней аминокислот, катионов кальция, калия, фосфора, изменяет скорость реадсорб-ции, содержание в крови лейкоцитов, нейтрофилов (Теппермен, 1989- Зак, 1977- Германюк, 1977- Юдаев, 1977). Под влиянием высоких концентраций кортизола уплотняются аргирофильные волокна, окружающие дольки тимуса, фолликулы лимфоидных узлов и селезенки, а также волокна стенок капилляров и посткапиллярных вену л, что вызывает задержку лимфоцитов в лимфоидных органах. Кортизол, непосредственно влияя на поверхность лимфоидных клеток, способствует их прилипанию к стенке сосудов и препятствует их миграции из лимфоидных органов в циркулирующий пул (Зак, 1971- Sprent, 1973- Woodruff, 1968). Скорость указанных реакций чрезвычайно велика и не соразмерна с продуктивностью влияния измененных концентраций кортизола на антителообразование. Тем более, известно, что подавление антителообраз ов ания под влиянием кортизола возникает при очень больших его дозировках. Изменение же активности микроциркуляции, тонуса сосудов способствует перераспределению компонентов плазмы и выходу иммуноглобулинов в плазму или уходу в депо.

Более отдаленными последствиями влияния кортизола на сывороточные иммуноглобулины являются его истинные иммунодепрессивные свойства за счет стабилизации цитоплазматических, лизосомальных и ми-тохондриальных мембран. При этом происходит снижение активности синтеза ДНК, РНК, синтеза глобулинов и транспорта их из антителообразую-щей клетки. Опосредованное влияние кортизола на содержание иммуноглобулинов связано с воздействием его на фагоцитоз, т. е. индуктивную фазу гуморального иммунного ответа. Моноциты являются продуцентами интерлейкина-1, который осуществляет запуск гуморального иммунного ответа (Зимин, 1979- Heideman, 1985- Peakman, 1997). Стабилизация цитонлазматических и лизосомальных мембран моноцитов блокирует в некоторой степени представление антигена и синтез ИЛ-1 (Соколов, 1998- Дейл, 1998). Поэтому изменение содержания кортизола в сыворотке крови непосредственно отражается на уровне сывороточных иммуноглобулинов.

Таким образом, под воздействием больших концентраций кортизола нарушается процесс циркуляции иммунокомпетентных клеток, блокирование инициирующей реакции, угнетение синтеза и продукции иммуноглобулинов.

В связи с этим, вызывает интерес вопрос о влиянии кортизола на концентрацию ЦИК в сыворотке крови. Известно, что ЦИК аномально высоких уровней могут нарушать микроциркуляцию, сопутствуют нарушению кровоснабжения, изменению миграции, экссудации, транссудации (Константинова, 1996 и др.). Увеличение содержания ЦИК в крови мужчин при смене фотопериодики, в процессе длительного проживания на Севере, при увеличении возраста у плавсостава может иметь неблагоприятные последствия. Зависимость формирования ЦИК от изменений концентрации кортизола вполне возможна в связи с физико-химическими свойствами гормона. Кортизол вызывает задержку ионов натрия, накопление жидкости, изменение проницаемости сосудов, усиление реадсорбции в почечных канальцах и скорости выделения в почечных клубочках. Все эти свойства кортизола обеспечивают изменения электролитного свойства плазмы и сыворотки крови, оказывают существенное влияние на диссоциацию иммунных комплексов. Выявление обратной взаимосвязи между содержанием кортизола иМ в крови при одновременной положительной корреляции между концентрациями кортизола и ЦИК, возможно, отражает торможение процессов диссоциации ЦИК и сохранение макроиммуноглобулинов в составе ЦИК.

Из данных литературы известно, что кортизол в стрессовых ситуациях подавляет антителообраз ов ание и, как правило, коррелирует с низкими концентрациями иммуноглобулинов в сыворотке крови. Наличие фактов о сопряженном изменении содержания иммуноглобулинов и кортизола, подтвержденных в различных экстремальных ситуациях и в разных условиях, свидетельствует о том, что влияние кортизола на содержание иммуноглобулинов не ограничивается только иммунодепрессивным механизмом.

Данные о том, что глюкокортикоиды ингибируют синтез и (или) действие многих медиаторов воспаления оказалось трудно согласовать с положением Мунка (Мипск, 1984) о том, что большие количества гормонов надпочечников необходимы для против одействия стрессу, так как сложилось представление, что при стрессе происходит угнетение иммунной системы организма (Теппермен, 1989). Мунк в своей концепции стресса предположил, что & quot-фармакологические"- количества глюкокортикоидов требуются не столько для преодоления начальных эффектов стресса, сколько для предотвращения избыточности реакций на стресс и тем самым предохранения организма от дополнительных повреждений. Эта мысль позволяет допустить, что & quot-ограничивающий"- эффект глюкокортикоидов не проявляется на этапе начальной мобилизации защитных сил, а вступает в силу на более поздних этапах.

Объяснить механизм двоякого влияния кортизола на гуморальный ответ пытались Т. К. Валуева и В. Ф. Чеботарев (1977). Имеются данные о супрессорном влиянии кортизончувствительных лимфоцитов на иммунологическую активность кортиз онрезистентных клеток тимз’са (Cohen, Gershon, 1975). Возможно, что супрессорное влияние кортиз ончувствитель-ных лимфоцитов имеет большое физиологическое значение, препятствуя развитию избыточной и неспецифической активности лимфоидных клеток. В таком случае взаимодействие кортизончувствительных и резистентных лимфоидных клеток представляет одно из проявлений иммунологического надзора. Взаимодействие клеток внутри тимуса дает основание для нового предположения о значении интенсивного повышения уровня кортикостеро-идов в условиях & quot-аварийной"- ситуации при стрессе. Разрушение (апоптоз) или нейтрализация активности кортизон-чувствительных клеток-супрессоров в данной ситуации окажется необходимым для быстрой и сильной реакции резистентных лимфоидных клеток. Для обеспечения своей выживаемости организм может & quot-жертвовать"- предохранительным супрес-сорным механизмом. Как известно, при острых инфекциях эта & quot-жертва"- часто приводит к развитию аутоиммунного процесса. Кортиз ончувстви-тельные клетки могут покидать тимус. На периферии эти клетки обладают более высокой митотической активностью, чем клетки, резистентные к кор-тикостероидам. Показано (Валуева, Чеботарев, 1977), что стероидчувстви-тельные клетки оказывают разностороннее влияние на изменение синтеза ДНК под влиянием антигена. Можно предположить, что чувствительные к кортикостероидам лимфоидные клетки являются необходимыми для развития полноценного ответа на антиген. Однако в экстремальных ситуациях определенного типа, например, при гипериммунизации, они выступают в роли клеток-супрессоров. Поэтому, в масштабах всего организма можно считать более правильной постановку вопроса об иммунорегуляторной роли кортиз ончувствительных лимфоидных клеток. Вероятно, функция этих клеток изменяется в зависимости от условий, в которых они находятся.

На современном этапе развития науки возникают новые предположения о взаимодействиях между иммунной и нейроэндокринной системами. С. А. Кетлинский с соавт. (1992), И. Г. Акмаев (1977) предложили новую схему взаимодействия вышеуказанных систем организма при влиянии экстремальных факторов внешней среды. Она заключается в том, что, при действии экстремальных условий происходит активизация глюкокортико-идной и иммунной систем, которые могут взаимно инициировать друг друга. Активизация макрофагов при стрессе приводит к выделению ИЛ-1, который вызывает усиление секреции КРФ и, впоследствии, приводит к повышению синтеза АКТГ и глюкокортикоидов. Глюкокортикоиды, в свою очередь, также могут опосредованно усиливать гуморальный иммунный ответ посредством целой серии цитокинов, выделяемых макрофагами. При чрезмерном усилении иммунного ответа кортизол может выступать в качестве депрессанта иммунного ответа.

Эрхард с соавт. (Erhard et al., 1983) утверждают, что изучение фазы дрейфа и фазы перемещения генов иммунной системы при действии глюкокортикоидов поможет в выяснении механизмов регуляции иммунного ответа в дальнейшем. Более вероятно, полагают они, будет обнаружено, что гормональные факторы, подобные циркулирующим кортикостероидам, могут выступать в качестве посредников в механизмах синхронизации цирка-нуальной системы организма с другими эндогенными и экзогенными факторами.

Таким образом, в нашем исследовании подтверждается идея о наличии иммунно-гормональной саморегуляции в организме человека при действии экстремальных факторов внешней среды, которая заключается в одновременном изменении реактивности гуморального звена иммунитета и глюкокортикоидной активности коры надпочечников в экстремальных климатических ситуациях. При увеличении. длительности влияния экстремальных условий происходит гормональная регуляция иммунного ответа, у некоторых лиц с последующим срывом, приводящим к развитию дизадап-тационных реакций.

Показать Свернуть

Содержание

Глава 1, Обзор литературы

1.1. Изменение функциональной активности гипофизарно-надпочеч-никовой системы и гуморального звена иммунитета у человека при трансширотных перемещениях

1.2. Влияние фотопериодики и сезона года на глюкокортикоидную активность коры надпочечников и гуморальный иммунитет

1.3. Взаимодействие гипофизарно — надпочечников ой и иммунной систем —

Глава 2. Материалы и методы исследов ания

Глава 3. Результаты исследования

3.1.1. Соотношение содержания кортизола и иммуноглобулинов в периферической крови у рабочих архипелага Шпицберген (78°46'с. ш,) в динамике фотопериодики

3.1.2. Стаж работы мужчин на архипелаге Шпицберген и изменение содержания кортизола и показателей гуморального иммунитета в сыворотке крови

3.1.3. Корреляционная взаимосвязь между концентрациями кортизола и иммуноглобулинов в периферической крови у приезжих лиц Севера

3.1.4. Влияние фотопериодики на иммунно-гормональные соотношения в крови человека в зависимости от северного стажа

3.2.1. Динамика взаимосвязей содержания иммуноглобулинов классовМ, ^А, циркулирующих иммунных комплексов и кортизола в периферической крови у моряков Северного Морского Пароходства

3.2.2. Соотношение концентраций кортизона, иммуноглобулинов и циркулирующих иммунных комплексов в сыворотке крови моряков тралового флота в зависимости от длительности работы в тропиках

3.2.3. Влияние сезона года в тропиках, возраста рыбаков на иммунно-гормональные соотношения в крови

3.2.4. Динамика отклонений от физиологической нормы и корреляционная взаимосвязь содержания иммуноглобулинов, циркулирующих иммунных комплексов и кортизола в периферической крови моряков

Глава 4. Обсуждение результатов

4.1. Соотношение концентраций кортизола и гуморальных иммунных изменений в периферической крови человека в динамике фотопериодических воздействий в условиях Севера

4.2. Содержание кортизола и показателей гуморального иммунного ответа в сыворотке крови в зависимости от стажа пребывания людей в новых климато-географических условиях

4.3. Динамика концентраций кортизола и иммуноглобулинов в периферической крови моряков в различных экстремальных ситуациях

4.4. Анализ взаимосвязей содержания кортизола и иммуноглобулинов в сыворотке крови мужчин в условиях действия стрессовых факторов

Выводы

Список литературы

1. Авцын А. П. Введение в географическую патологию. М.: Медицина, 1972. -328 с.

2. Авцын А. П., Жаворонков A.A., Марачев А. Г. и др. Патология человека на Севере. М.: Медицина, 1985. — 416 с.

3. Агаджанян H.A., Торшин В. И. Экология человека. Избранные лекции. М.: КРУК, 1994.- С. 107−181

4. Агроклиматический справочник по Архангельской области / Под ред. Х. А. Горяевой. Л.: Гидрометеоиздат, 1961. — С. 20−29.

5. Адаптация и резистентность организма на Севере. Сыктывкар, 1990. — С. 3. (Тр. / Коми науч. центр УрО АН СССР- N 115).

6. Алякринский Б. С. Биологические ритмы и организация жизни человека в космосе // Пробл. космич. биол. -1983. Т. 46. — 248 с.

7. Анохин В. Н., Ярилин A.A., Новиков В. И., Стулова М. А. Современные представления о патогенезе ревматизма // Вопр. ревматол. -1980. -N2, С. 3−7.

8. Ардашев A.A. Характеристика функциональной активности надпочечников и щитовидной железы человека в связи с длительностьюпроживания на Северо-Востоке СССР.: Автореф. дис. канд. биол. наук. -Новосибирск, 1985. 18 с.

9. Арнолъди И. А. Акклиматизация человека на Севере и Юге. М.: Наука, 1962.- 117 с.

10. Бахтин М. Ю., Ткаченко А. Н. Апоптоз клеток крови на фоне операционной травмы И Материалы Конф. молодых ученых России & quot-Фундаментальные науки и прогресс клинической медицины& quot-, посвященной 240-летию ММА им. И. М. Сеченова. М., 1998. — С. 342−343.

11. Бетц Э. Материалы к изучению эндокринного синдрома, вызванного общим облучением организма. М.: Медгиз, 1961. — 312 с.

12. Бобров Н. И., Ломов О. П., Тихомиров В. П. Физиолого-гигиенические аспекты акклиматизации человека на Севере. Л.: Медицина, 1979. -С. 105−131.

13. Бобров Н. И., Тихомиров В. П. К вопросу о роли симпатико-адреналовой системы в приспособлении человека к полярному климату // Акклиматизация человека к условиям полярных районов. Л.: Медицина, 1969. — С. 52−54.

14. Бойко Е. Р. Некоторые закономерности метаболических перестроек у человека на Крайнем Севере // Физиол. человека. 1996. — Т. 22 — N 4. -С. 122−129.

15. Бюнинг Э. Ритмы физиологических процессов (физиологические часы). М.: Изд-во иностр. лит., 1961. — 184 с.

16. Валуева Т. К., Чеботарев В. Ф. Тимозин, гормоны коры надпочечников и клеточный иммунитет // Новое о гормонах и механизме их действия Киев: Наукова думка, 1977. — С. 313−322.

17. Варламова Н. Г. Динамика уровня здоровья трудящихся на Севере // Адаптация и резистентность организма на Севере. Сыктывкар, 1990. — С. 64. (Тр. I Коми науч. центр УрО АН СССР- N 115).

18. Васильев Н. В., Коляда Т. И. Адаптация к условиям полярных регионов и состояние системы иммунитета // Иммунный гомеостаз в экстремальных природных условиях. Фрунзе, 1985. — С. 40−53.

19. Васильев Н. В. О роли плазматической реакции лимфоидной ткани, как теста для оценки синдрома адаптации // Адаптация и здоровье человека на Крайнем Севере. Красноярск, 1971. — С. 158−162.

20. Вейсман И. Л., Худ Л. Е., ВудУ.Б. Введение в иммунологию, Пер .с англ. М.: Высш. шк., 1983. — 160 с.

21. Векслер И. Г. Изменения иммунологической реактивности организма под влиянием перепадов температуры окружающего воздуха // Гигиена труда и профзаболеваний. 1959. — N.2. — С. 23−27.

22. Вопросы экологии человека в условиях Крайнего Севера: Науч. тр. / Сиб. отд-е Академии мед. наук СССР- Ред. совет: Панин Л. Е. (отв. ред.) и др. Новосибирск, 1979. — С.З.

23. Войтенко A.M. Зависимость заболеваемости моряков от некоторых судовых факторов //Тез. докл. YII Междунар. симпоз. по морской медицине. М., 1976. — С. 12.

24. Гембицкий Е. В., Деряба Н. Р., Колесник Ф. А. Акклиматизация и климатические особенности некоторых внутренних заболеваний в Заполярье //Клин. мед. 1969. — N. 5. — С. 19−23.

25. Германюк Я. Л. Действие кортикотропина и глюкокортикоидных гормонов на биосинтез нуклеиновых кислот и белков // Новое о гормонах и механизме их действия Киев: Наукова думка, 1977. — С. 91−100.

26. Гнилорыбов Н. А. Угольные шахты на Шпицбергене. М.: Недра, 1988.- 190 с.

27. Данишевский Г. М. Патология человека и профилактика заболеваний на севере. М.: Медицина, 1968. — 412 с.

28. Девойно Л. В., Ильюченок Р. Ю. Моноаминергические системы в регуляции иммунных реакций. Новосибирск: Наука, Сиб. отд-е, 1983, -234 с.

29. Девойно Л. В., Ильюченок Р. Ю. Нейромедиаторные системы в пси-хонейроиммуномодуляции. Новосибирск: ЦЭРИС, 1993. — 240 с.

30. Дедов И. И., Дедов В. И. Биоритмы гормонов. М.: Медицина, 1992. -255 с.

31. Деркачев Е. Ф. О сезонности некоторых дерматозов в условиях севера Я Воен. -мед. журн. 1972 — N.3. — С. 43−44.

32. Деряпа Н. Р., Мошкин М. П., Поеный B.C. Проблемы медицинской биоритмологии. М.: Медицина, 1985. -188 с.

33. Деряпа Н. Р., Рябинин И. Ф. Адаптация человека в полярных районах Земли. Л.: Медицина, 1977. — 293 с.

34. Деряпа Н. Р., Соломатин А. П. Метеотропные реакции в организме здорового и больного человека // Вопросы экологии человека в условиях Крайнего Севера: Сб. науч. тр. / Сиб. отд-е Академии мед. наук СССР Новосибирск, 1979. — С.5.

35. Добродеева Л. К. Грипп и ОРЗ, иммунологическая реактивность коренного и пришлого населения севера Европейской территории СССР.: Автореф. дис. докт. мед. наук. Ленинград, 1989. — 30 с.

36. Добродеева Л. К. Экологическая зависимость иммунологической реактивности. Сыктывкар, 1995. — 20 с. (Научные доклады I Коми науч. центр УрО Рос, АН- Вып. 366),

37. Добродеева Л. К. Иммунологическое районирование Архангельской области. Архангельск: тип. М' арт, 1997. — 68 с.

38. Добродеева Л. К. Лечебные препараты водорослевого происхождения. Архангельск: тип. М' арт, 1997. — 24 с.

39. Добродеева Л. К., Московская Н. Б. Генетические и эндокринные критерии иммунологической нестабильности. Архангельск: Изд. центр АГМА, 1992. -11 с.

40. Добродеева Л. К., Суслонов, а Г. А. Иммунологическая реактивность человека на севере. Архангельск: Изд. центр АГМА, 1988. — С. 8−16.

41. Држевецкая И. А. Основы физиологии обмена веществ и эндокринной системы. М.: Высш. шк., 1977. — 255 с.

42. Дюжикова Е. М. Физиологические особенности иммунологической регуляции человека на севере.: Автореф. дис.. канд. мед. наук. Архангельск, 1994. -22 с.

43. Егорова Л. И. Лечение глюкокортикоидами и AKTT. М.: Медицина, 1972 -367 с.

44. Егорова Л. И., Милевская Ю. Л., Сергеюк Е. М. Антибиотики и глюкокортикоиды в клинике. М.: Медицина, 1978. — 304 с.

45. Ехнева Г. Л. Состояние иммунореактивности у больных с воспалительными заболеваниями И Механизмы адаптации и компенсации физиологических функций в экстремальных условиях. М., 1975. — С. 182−184.

46. Зак К. П. Новые представления о механизме глюкокортикоидной лимфоцитопении // Новое о гормонах и механизме их действия. Киев: Наукова думка, 1977. — С. 323−328.

47. Захарова Л. А., Василенко A.M. Использование иммунологических методов исследования в терапии // Современные проблемы диагностики и терапии заболеваний внутренних органов. Новосибирск, 1984. — С. 5−9.

48. Зимин Ю. И. Иммунитет и стресс // Итоги науки и техники (ВИНИТИ) сер. & quot-Иммунология"-. М., 1979. — Т.8. — С. 173−198.

49. Иванников П. А., Мельников В. Я., Селиванов А. И. Особенности реабилитации моряков в условиях рейсов в южные широты. Там же. — С. 39−41.

50. Иммунологические методы / Под ред. Г. Фримелеля, Пер. с нем. -М.: Медицина, 1987. 472 с.

51. Иммунология и старение / Под ред. Т. Макинодана и Э. Юниса, Пер. с англ. М. :Мир, 1980. — С. 107−108.

52. Казначеев В. П. Биосистемы и адаптация. Новосибирск: Наука, 1973. -20 с.

53. Казначеев В. П. Современные аспекты адаптации. Новосибирск: Наука, 1980. — 190 с.

54. Казначеев В. П., Стригин В. М. Проблема адаптации человека. -Новосибирск: Наука, 1978. 26 с.

55. Казначеев И. П., Куликов В. Ю. & quot-Синдром полярного напряжения& quot- и некоторые вопросы экологии человека в высоких широтах (I Вестн. АН СССР. 1980. — Ж 1. — С. 74−83.

56. Казначеев В. П., Шорин Ю. П. Роль эндокринных факторов в процессе адаптации к экстремальным условиям высоких широт // Вест. АМН СССР. 1980. — №. 7. — С. 76−98.

57. Казначеев В. П., Молчанова Л. В., Лазаренко П. В., Мелехова О. А. Влияние видимого света на биохимические и физиологические параметры животного // Биолог, науки. 1983. — N. 11. — С. 18−23.

58. Кандрор И. С. Очерки по физиологии и гигиене человека на Крайнем севере. М.: Медицина, 1968. — 280 с.

59. Кандрор PI.C., Солтынский Е. И. Акклиматизация и заболеваемость человека в холодном климате // Физические факторы внешней Среды (Труды сессии) / Под общ. ред. действ, чл. АМН СССР A.A. Левета. М., 1960. — С. 63−65.

60. Кассирский И. А., Милевская Ю. Л. Некоторые вопросы врачебной тактики при кортикостероидной терапии //Терапевт, арх. 1964. — Т.1. — N. 5. — С. 16.

61. Кеворков H.H., Равич-Щербо В. А. Влияние изменения температуры тела в эксперименте на белковый спектр крови и синтез антител // ЖМЭИ. 1964. — N.3. — С. 126.

62. Кетлинский С. А., Симбирцев A.C., Воробьев A.A. Эндогенные иммуномодуляторы. СПб: Гиппократ, 1992. -256 с.

63. Клиническая иммунология I Под ред. Е. И. Соколова. М.: Медицина, 1998. — С. 40−42.

64. Клиническая иммунология и аллергология I Под ред. Л. Йегера, Пер. с нем.: В 3-х т. М.: Медицина, 1990. — Т.1. — 528 с.

65. Когосова Л. С. Иммунологические исследования в клинике. Киев: Здоров’я, 1978. — 160 с.

66. Комиссаренко В. П., Валуева Т. К., Малышев В. А. Иммунно-эндокринные аспекты гомеостаза II Эндокринология: Гормоны и иммунитет. Киев, 1980. — Вып. 10. — С. 3−13.

67. Кононов A.C., Зимовец Н. П. Сравнительная климатическая характеристика некоторых регионов Кольского Заполярья Н Вопросы биоклиматологии и медицинской географии Новосибирск, 1977. — С. 38−41.

68. Константинова H.A. Иммунные комплексы и повреждение тканей. М.: Медицина, 1996. — 256 с.

69. Китаев М. И. Стресс и адаптация. Кишинев, 1978. — С. 323−324.

70. Лебедев К. А., Понякина И. Д. Иммунограмма в клинической практике. М- Наука, 1990. — 223 с.

71. Лейтес С. М. Роль адренокортикотропного гормона гипофиза и кортизона в процессах компенсации нарушений некоторых сторон обмена веществ //Арх. патол. -1964. Т. 18. — N.6. — С. 42−52.

72. Липперт Г. Международная система единиц (СИ) в медицине. М., 1980.- 302 с.

73. Лобенко A.A., Игнатьев А. М. Гормональный статус у моряков в длительном рейсе. Там же. — С. 69−70.

74. Лозовой В. П., Шергин С. М. Структурно-функциональная организация иммунной системы. Новосибирск: Наука, 1981. — 229 с.

75. Лупачев В. В. Иммунный и гомональный статус моряков в динамике рейса: Автореф. дис. канд. мед. наук. Архангельск, 1993. — 22 с.

76. Лупачев В. В., Добродеева Л. К., Суслонова Г. А. Иммунный статус плавсостава Северного Морского Пароходства (Информационные материалы). Архангельск: Из д. центр АГМА, 1992, — 8 с.

77. Лупачев В. В., Добродеева Л. К. Критерии отбора плавсостава по иммунобиологическим показателям (Методические рекомендации) Архангельск, 1992. -10 с.

78. Маянский Д. Н. Естественная резистентность человека на Севере // Вопросы экологии человека в условиях Крайнего Севера: Сб. науч. тр. / Сиб. отд-е Академии мед. наук СССР. Новосибирск, 1979. — С. 46.

79. Медведев Ю. А., Турганбаев Ж. Т. Изменения в семенниках крыс при кислородном голодании //Арх. патол. 1973. — N.7. — С. 56−59.

80. Механизмы адаптации человека в условиях высоких широт / Под ред. В. П. Казначеев. Л.: Медицина. Лен. отд., 1980. — 198 с.

81. Миневич А. Я., Подобина Н. П. Климат полярных районов. Л., 1973. -443 с.

82. Моисеева Н. И., Сысуев В. М. Временная среда ж биологические часы. -Л: Наука, 1981. 127 с.

83. Мошкин М. П. Влияние естественного светового режима на биоритмы у полярников // Физиол. человека. 1984. — Т. 10, — N.1. — С. 126 129.

84. Меньшиков В. В., Березин Ф. Б., Большакова Т. Д. и др. Некоторые показатели активности коры надпочечников у практически здоровых людей в условиях Крайнего Северо-Востока СССР // Лаб. дело. 1978. — N.5. -С. 287−290.

85. Некоторые показатели здоровья в высоких широтах (архипелаг Шпицберген) / А. В. Ткачев., Е. Р. Бойко., Е. Б. Раменская и др. Сыктывкар, 1993. — 24 с. — (Научные доклады / Коми науч. центр УрО Рос. АН- Вып. 327).

86. Николаевский В. В., Лиманов П. И., Ломов М. Ф. Иммунологическая реактивность лиц, проживающих в районе Крайнего севера // Медико-биологические проблемы адаптации населения в условиях Крайнего севера. Новосибирск, 1974. — С. 38−41.

87. Оценка метеотронных реакций организма человека к факторам внешней Среды: Методические разработки / Новосиб. гос. мед. ин-т.- Ред. совет: Деряпа. Н.Р. (отв. ред.) и др. Новосибирск, 1979. — С. 3−8.

88. Пальцев М. А., Иванов A.A. Межклеточные взаимодействия. М.: Медицина, 1995. — 224 с.

89. Панин JI.E. Энергетические аспекты адаптации. М.: Медицина, 1978.- 189 с.

90. Панин Л. Е. Полярный метаболический тип // Вопросы экологии человека в условиях Крайнего Севера: Сб. науч. тр. / Сиб. отд-е Академии мед. наук СССР. Новосибирск, 1979. — С. 23−32.

91. Панин Л. Е. Особенности энергетического обмена // Механизмы адаптации человека в условиях высоких широт. Л.: Медицина, Лен. отд., 1980. -С. 87−98.

92. Панин Л. Е. Нейроэндокринные механизмы при хроническом стрессе // Механизмы адаптации человека в условиях высоких широт. Л.: Наука, 1980. — С. 35.

93. Панин Л. Е. Биохимические механизмы стресса. Новосибирск: Наука, Сиб. отд., 1983. -231 с.

94. Панин Л. Е. Проблемы острого и хронического стресса // Острый и хронический стресс: Сб. науч. тр. / Академия наук СССР Коми филиал, Сев. регион Всесоюз. физиолог, общ-ва им. И. П. Павлова, Арх. филиал Ин-стит. морф. АМН СССР. Сыктывкар, 1986. -7 с.

95. Патология человека на Севере / Под ред. А. П. Авцына, A.A. Жаворонков а, А. Г. Марачева и др. М.: Медицина, 1985. — 416с.

96. Петров Р. В., Хаитов P.M., Рачков С. М. Влияние гидрокортизона на отдельные этапы иммз’ногенеза // Бюллет. эксперим. биологии и медицины. -1975. N. 11. — С. 62−66.

97. Петрова И. В. Иммунологическое обследование больных ревматическими поражениями сердца при слабой иммунодепрессивной терапии // Терапевт, арх. -1981. Т.4. — N.9. — С. 115−119.

98. Пирогов А. Б., Маслова Л. Б., Маврина И. И. Соотношения гона-дотропинов, пролактина, эстрадиола, прогестерона и кортизола при нормальном менструальном цикле у женщин Северо-Востока СССР // Физиол. человека. 1990. — Т. 16. — N.2. — С. 83−89.

99. Прик З. М. Климатология и радиационный режим Арктики. Л.: Гидрометеоиздат, 1965. — 206 с.

100. Раменская Е. Б. Гипофизарно-тиреоидно-адреналовые взаимоотношения у жителей Европейского Севера (аспекты экологической эндокринологии): Автореф. дис. канд. мед. наук. Архангельск, 1992. — 24 с.

101. Розен В. Б. Рецепторы стероидных гормонов. М.: МГУ, 1981. 310 с.

102. Розен В. Б. Рецепторы в молекулярных механизмах действия гормонов И Пробл. эндокринол. 1985. — Т. 31. — N5. — С. 21−26.

103. Ройт А. Основы иммунологии, Пер. с англ. М.: Мир, 1991. — 328с.

104. Романов Ю. А., Чепурнов С. А., Клевезаль Г. А. и др. Биологические ритмы И Пробл. космич. биол. 1980. — Т. 41. — 319 с.

105. Ромашкан Н. В. Современные представления об иммунопатологии щитовидной железы // Эндокринология: Гормоны и иммунитет. Киев, 1980. — Вып. 10. — С. 65−72.

106. Руководство по иммунофармакологии / Под ред. М. М. Дейла, Дж. К. Формена, Пер. с англ. М.: Медицина, 1998. — С. 246−260.

107. Руководство по медицинской географии / Под ред. A.A. Келлера, О. П. Щепина, A.B. Чаклина Спб: Гиппократ, 1993. — 352 с.

108. Савина М. И., Решина В. М. Влияние однократного введения гидрокортизона и адреналина на уровень синтеза ядерных белков и ДНК в тимусе крыс // Пробл. эндокринол. 1983. -N1. — С. 72−75.

109. Сапов И. А., Новиков B.C. Неспецифические механизмы адаптации человека. Л.: Наука, 1984. — 188 с.

110. Селье Г. На уровне целого организма, Пер. с англ. М.: Наука, 1972. -С. 38.

111. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме, Пер. с англ. М.: Медгиз, 1960. -254 с.

112. Сивоненко В. А. Взаимосвязь показателей иммунограмм и коагу-лограмм при холодов ой травме //Тез. докл. конф. & quot-Холодовая травма& quot-. Л., 1989. — С. 72−73.

113. Сидоренко Г. И. Углубленное изучение здоровья населения и факторов на него влияющих важнейшее направление исследований в гигиене // Материалы пленума проблемной комиссии & quot-Научные основы гигиены окружающей Среды& quot-. — Усть-Каменогорск, 1986. — С. 3−20.

114. Скуратова H.A. Влияние адренокортикотропного гормона гипофиза на дифтерийную интоксикацию у морских свинок // Пробл. эндокринол. и гормонотерапии. 1956. — Т.2. — С. 72−77.

115. Славнов В. Н. Радиоиммунологичекий анализ в клинической эндокринологии. Киев: Здоров1 я, 1988. — 198 с.

116. Смирнов С. В. Особенности иммунного ответа на холодовую травму.: Тез. докл. конф. & quot-Холодовая травма& quot-. Л., 1989. — С. 77−78.

117. Современные аспекты физиологии, адаптации и патологии: Сб. науч. тр. / Сиб. отд-е Академии мед. наук СССР- Ред. совет: Колесников С. И. (отв. ред.) и др. Новосибирск, 1979. — С. 3.

118. Старкова Н. Т. Клиническая эндокринология. М.: Медицина, 1973. -288 с.

119. Суслонов, а Г. А., Добродеева Л. К., Мартюшова H.A. Показатели содержания гормонов у доноров, жителей Европейского Севера // Актуальные вопросы трансфизиологии на Севере. Архангельск: Изд. центр АГМА, 1988. -С. 35−39.

120. Суханов С. Г. Роль фотопериодизма в формировании адаптивных изменений эндокринной системы у человека на Севере // Физиол. человека. -1991. Т. 19. — С. 110−114.

121. Теппермен Дж., Теппермен X. Физиология обмена веществ и эндокринной системы. Вводный курс, Пер. с анг. М. :Мир, 1989. -656 с.

122. Тихачек Е. С., Ястребов А. П. Состояние гемопоэза в условиях высокогорья К Экспериментальные исследования механизма гемопоэза. -Свердловск, 1971. С. 33−38.

123. Ткачев A.B., Ардашев A.A. Эндокринные сдвиги у человека на Севере // Науч. техн. прогресс и приполярная медицина: Тез. докл. 4-го Междунар. симпоз. Новосибирск, 1978. -Т.2. — С. 144 -145.

124. Ткачев A.B., Бойко Е. Р., Губкина З. Д. и др. Эндокринная система и обмен веществ у человека на Севере. Сыктывкар.: Коми науч. центр УрО Рос. АН. — 1992. — С. 7−44.

125. Ткачев A.B., Золкина А. Н. Сезонная динамика эндокринных функций у человека на Севере // Физиол. человека, 1987. — N.2. — С. 328 330.

126. Фрейдпин И. С. Иммунная система и ее дефекты. Санкт-Петербург: НТФФ & quot-Полисан"-, 1998. — 112 с.

127. Хелимский A.M. Эпифиз. М.: Медицина, 1969. — 183 с.

128. Чазов Е. И., Исаченков В, А, Эпифиз: место и роль в системе эндокринной регуляции, М.: Наука, 1974. — 238 с.

129. Чард Т. Радиоиммунологические методы / Под ред. Я. М. Варшавского, Пер. с англ. М.: Мир, 1981. — 248 с.

130. Чеботарев В. Ф. Эндокринная регуляция иммуногенеза. Киев: Здоров' я, 1979. — 159с.

131. Чернушенко Е. Ф., Когосова Л. С. Иммунологические исследования в клинике, Киев: Здоров’я, 1978. — 160 с.

132. Шварева Н. В. Гормональные механизмы долговременной адаптации человека к условиям Севера // Физиол. человека. -1990. N2. — С. 9098.

133. Шварева Н. В., Ткачев A.B. Содержание гонадотропных гормонов и кортизола у женщин в процессе адаптации к условиям высоких широт // Физиол. человека. 1983, — Т.9. — N4. — С. 537 -544.

134. Шмелев H.A. Лечение больных туберкулезом АКТГ в сочетании с антибактериальными препаратами // Сов, мед. -1956. -N, 6. -С. 36,

135. Шубик В. М. Проблемы экологической иммунологии. М.: Медицина, 1976. — 216 с.

136. Щеголева Л. С. Формирование иммунологической недостаточности человека на Севере: Автореф. дисс. к, б.н. Архангельск, 1996. — 15 с.

137. Эльберт В. Э., Казин Э. М., Лурье С. Б., Решении A.M. Влияние глюкокортикоидов на циркадные ритмы физиологических функций у белых крыс в весенний и осенний сезоны года / Кемеров. ун-т. Кемерово, 1986 -18 с. — Деп. в ВИНИТИ 25. 03. 86, N 1983-В

138. Эскин И. А. Основы физиологии эндокринных желез. М.: Высш. шк. — 1975. -304 с.

139. Юдаев H.A. Молекулярные механизмы действия стероидных гормонов // Новое о гормонах и механизме их действия. Киев, 1977. — С. 51−65.

140. Юрков Ю. А. К вопросу о влиянии кортизона на защитные реакции организма при дифтерийной интоксикации // Пробл. эндокринол. и гормонотерапии. 1957. — Т.З. — N.4. — С. 46−49.

141. Ader. R, Cohen.N. Psychoneuroimmunology: conditioning and stress // Annu-Rev-Psychol. 1993. — N. 44. — P. 53−85.

142. Amat.J., Torres A. Circannual rhythm in effects of stress on the humoral immune response of the rat // Neurosci-Lett. 1993, Oct.l. — Vol. 160. -N.2. -P. 190−196.

143. Ayensu-W.K. et al. Effects of chronic mild stress on serum complement activity, saccharin preference, and corticosterone levels in Flinders lines of rats //Physiol-Behav. 1995, Jan. — Vol. 57. — N.l. — P. 165−169.

144. Ambrose C.T. The essential role of corticosteroids in the induction of immune response in vitro II Hormones and Immune Responce, Ciba Study Group No 36 New York: Churchill living stone, 1970. — P. 100−116.

145. Banchereau J., Rousset F. Human В lymphocytes: phenotype, proliferation, and differentiation II Advances in Immunology. 1992. — N. 52. -P. 125−262.

146. Basis and Clinical Immunology I M. Peakman, D. Vergani. New York: Churchill living stone, 1997. — 338 p.

147. Berry L.J. Summary of medical experience in the Appllo 7 through II Manned spaceflights. Aerosp. Med. 1970. — Vol. 41. — N.5. — P. 500.

148. Bojko E.R., Tkachev A.V. Seasonal effects on metabolism in humans living in high latitudes II Arctic Medical Research. 1994. — Vol. 53. — N2. — P. 175−177.

149. Brown-Borg-H.M. et al. Lymfocyte proloferative responses in neonatal pigs with high or low plasma Cortisol concentration after stress induced by restaint //Am-J-Vet-Res. 1993, Dec. — Vol. 54. — N. 12. — P. 2015−2020.

150. Campbell Lain L., Mucke Lennart. Cell-cell communication in immune system // Discuss Neurosci, 1993. — N. 3−4. — P. 19−24.

151. Cellular and molecular immunology / Abul K. Abbas, Jordan S. Pober, Andrew H. Lichtman. 2nd en. — Philadelphia: Saunders company, 1994. -P. 257.

152. Claman H.N. Corticosteroids and lymphoid Cells II New. England J. Med. 1972. — Vol. 287. -N.8. -P. 388−397.

153. Clark E. A, P.J.L. Lane. Regulation of human B-cell activation and adhesion II Annual Review of Immunology. -1991. N.9. — P. 27−66.

154. Cohen J.J., Claman H.N. Thymus Marrow Immunocompetence V. Hydrocortisone-Resistant Cell and Processe in the Hemolytic Antibody Responce of Mice II J. Exper. Med. -1971. — Vol. 133. — N.5. — P. 1026−1034.

155. Cohen P., Gershon R.K. The role of cortisone- sensitive thymocytes in DNA synthetic response to antigen II Ann.N.Y. Acad. Sei. 1975. — N. 249. — P. 451−461.

156. Cruse J.M., Lewis R.E. Autoimmunity: Basic concepts: systemic and selected organspecific diseases. Basel: Karger, 1985.- P. 53−67.

157. Danaila-L. et al. Neurosurgical stress and immune function II Rom-J-Neurol-Psychiatry. 1994, Oct-Dec. — Vol. 32. — N.4. — P. 231−236.

158. Dougherty T.F. Effect of Hormones on Lymphatic Tissue // Physiol, rev. 1952. — Vol. 32. -N4. — P. 379−401.

159. Dougherty T.F., Schneebeli G.L. Role of cortisone in regulation of inflammation // Proc. Soc. exp. Biol. -1950, N. 75. — P. 854−859.

160. Durand P., Renoux G. Traitement de la fiere typhoide par la cortisone associee aux antibiotigues (60 observations) II Semaine hop. Paris. -1953. -N. 29. -P. 2555−2559.

161. Erhard Haus, David J. Lakatua, Jacqueline Swoyer, and Linda Sackett-Lundeen. Chronobiology in Hematology and Immynology II The American Jornal of Immunology. 1983. — N. 168. — P, 500−510.

162. Finkelman F.D., J. Holmes, I.M. Katona, J.F. Urban, M.P. Beckmann, L.S. Park, K.A. Schooley, R.L. Coffman, T.R. Mosmann, and W.E.

163. Paul. Lymphokine control of in vivo immunoglobulin isotype selection // Annual Review of Immunology. 1990. — Vol.8. — P. 303−333.

164. Fischer F., Winkler K. Ulcus duodeni perforatum opstact under Cortison behandlung //Nord. Med. 1953. — N. 50. — C. 1142−1146.

165. Foundation of Psychoneuroimmunology IS, Locke et al. New York, 1986. -P. 11−20.

166. Fry-RW ets. Psychological and immunological correlates of acute overtraining // Br-J-Sports-Med. -1994, Dec. Vol. 28. — N.4. — P. 241−246.

167. Fundamental Immunology / W. E. Paul. New York: Raven Press, 1984. -809 c.

168. Galinovski-A. Stress and panic. Immunologic aspects // Encephale. -1993, Mar. Vol. 19-Spec.N.l. — P. 147−151.

169. Glasser R., Riecold-Glasser K., Stout J.C., Tarr K.L. Stressrelated injoairments in cellular immunity IIPsychials. Res. -1985, N.3. — P. 233−239.

170. Goldman L. After ten years corticosteroid therapy in dermatology II Acta derm, veneral. 1959. — N. 39. — P. 87−97.

171. Gray D. Immunological memory II Annual Review of Immunology. -1993. -N. ll. -P. 49−77.

172. Heideman M., Bengtsson A. Immunological interference of high dose corticosteroids II Acta chir. scend. 1985. — Vol. 151. — Suppl. N. 525. — P. 48−55.

173. Heilmeyer L. Klinische Beobachtungen zur Infektbeeinflussung durch ACTH und Cortisol bei Streptokokenkrankheiten Typhus abdominalis, Tuberkulose und Hepatitis epidemica II Munchen med. Wschr. 1954. — N. 96. -P. 521−526.

174. Herbert-TB, Cohen-S. Stress and immunity in humans: a meta-analytic review II Psychosom-Med. 1993, Jul-Aug. — Vol. 55. — N.4. — P. 364−379,

175. Hirata F. Lipomodulin: A modulator of cellular phospholipid metabolism II Calcium and Cell Function. New York: Academic Press, 1984. -N.5. -P. 279−290.

176. Ignarro L.J. Acute viral hepatitic B in inimune-complex disease If Lancet. 1977. — Yol.l. — N. 7853. -P. 364−372.

177. Jemmot-J.B. et al. Academic stress, power motivation, and decrease in secretion rate of salivary secretory immunoglobulin A If Lancet. 1983. — Vol. 25, — N. l (8339). P. 1400−1402.

178. Kass E.H., Ingbar S.H., Finland M. Renal glycosuria induced by adrenocorticotropic hormone //Proc. Soc. Exp. Biol. 1954. — N. 73. — P. 669−672.

179. Lanzavecchia A. Receptor-mediated antigen uptake and its effect on antigen presentation to class 11 MHC-restricted T lymphocytes II Annual Review of Immunology, 1990. — N.8. — P. 773−793.

180. Lobban M. Seasonal changes in daily rhythms of renal excretion and activity patterns in an Arctic eskimo community II J. Interdiscipl. Cycle Res. -1977. Vol.8. — N. 3−4. — P. 259−263.

181. Liu Y. -J., G.D. Johnson, J. Gordon, and I.C.M. MacLennan. Germinal centers in T-cell-dependent antibody responses II Immunology Today.- 1992. Vol. 13. — P. 17−21.

182. Lund P., Williamson O.H. Intertissue nitrogen fluxes II Br. Med. Bull.- 1985. N. 41. — P. 251.

183. The Immune System. A course on the molecular and cellular basis of immunity I I. McConnell, I. Munro, H. Waldmann. Oxford: Blackwell Scientific Publications, 1981. — 319 p.

184. MacLennan, I.C.M. The evolution of B-cell clones II Current Topics in Microbiology and Immunology. 1990. — N. 159. — P. 37−63.

185. Milenkovic L., Rettory V., Snyder G.D., et al. Cachectin alters anterior pituitary hormone release by a direct action in vitro II Proc. Natl. Acad. Sci. USA. -1989. Vol. 86. — P. 2416−2422.

186. Mancini G., Nash D.R., Heremans J.F. Further studies on single radial immunodiffusion. Quantitative anahsis of related and unrelated antigens // Immunochemistry. 1970. — N7. — P. 261−264.

187. Munck A., Guyre P.M., Holbrook N.J. Phisiological functions of Glucocorticoids in stress and their relation to pharmacological actions // Endoc-r. Rev. 1984. — Vol. 5, -N.I.- P. 25−44.

188. Osgood C.K., Favour C.B. The effect of adrenocorticotropic hormone on inflammation due to tuberculin and on circulating antibody levels // J. esp. Med. -1951. N. 94. — P. 415−430.

189. Parker D.C. T cell-dependent B cell actuvation // Annual Review of Immunology. 1993. — N. l 1. — P. 331−360.

190. Reth M. Antigen receptors on B lymphocytes II Annual Review of Immunology. 1992. — N. 10. — P. 97−121.

191. Scheibel J., Birch-Andersen. Effect of ACTH on antitoxin production in guinea pigs II Acta Endocrinol. 1953. — N. 12. — P. 341−352.

192. Schwarts R.S., Rose W.R. Autoimmunity: Experimental and clinical aspects //Ann. N.Y. Accad. Sci. 1986. — Vol. 475. — P. 152−158.

193. Smith E.M., Meyer W.J., Blalock J.E. Virus-induced corticosterone in hypophysectomized mice- a possible lymphoid adrenal axis // Science. 1982. -Vol. 218. -P. 1311−1312.

194. Sprent S. Circulation T and B lymphocytes of the mouse. I. Migratory properties //Cell Immunol. 1973. — Vol.7. — N. 10. — P. 10−39.

195. Stavy L. Stimulation of rat lymphocyte proliferation by hydrocortisone during the induction of cell-medited immunity in vitro II Transplantation. 1974. — N. 17. — P. 173 -179.

196. Szego C.M. Immunological impairment and susceptibility to infection after splenectomy //J.A.M.A. 1976. -Vol. 236 — P. 1376−1381.

197. Ursin-H. Stress, distress, and immunity II Ann-N-Y-Acad-Sci. 1994. — Vol. 741. — Nov N. 25. — P. 204−11.

198. Yale W., Rivier C., Brown M.R. et al. Chemical and biological characterization of corticotropin releasing factor // Recent. Prog. Horm. Res. -1983,-N39. -P. 245.

199. Yitetta E.S., R. Fernandez-Botran, C.D. Myers, and V.M. Sanders. Cellular interactions in the humoral immune response // Advances in Immunology. -1989. N. 45. — P. 1−105.

200. Wan-W. et al. The effects of stress on splenic immune function are mediated by the splenic nerve // Brain-Res-Bull. 1993. — Vol. 30. — N. l-2. — P. 101−105.

201. Warnats H. Neutrophil chemotokis in surgical patients // Surg. Forum. 1976. — N. 27. — P. 267−273.

202. Woodruff S., Gesner B.M. Lymphocytes: circulation altered by trypsin // Science. 1968. — N. 161. — P. 176−178.

203. Williams textbook of endocrinology / Jean D. Wilson and Daniel W. Foster. Philadelphia, Pennsylvania: W.B. Saunders Company, 1992. — P. 503−517.

204. Zaloman-S, Anisman-H. Acute and chronic stressor effects on antibody responce to sheep red blood cells // Pharmacol-Biochem- Behav. 1993. — Vol. 469. -N.2. — P. 445−452.

205. Zahlten R.W., Hochberg A.A. J3 in immunodeficiency // Amer. J. Pathol. 1972. — N. 69. — P. 499−503.

206. Zanetti M. Idiotypic regulation of autoantibody production // CRC Crit. Rev. Immunol. 1986. — N.6. — P. 151.1. У Т В Е Р Ж Д, А Ю& quot-

207. Проректор по научной работе уэозаводского терситета1999 г. 1. АКТ

208. Председатель Совета медицинского факультета, зав. кафедрой физиологии человека и животных, д.м.н., профессор Ю. В. Лупандин ^

209. Зав. курсом патофизиологии, к.м.н., доцент Н.Ф. Глебова

Заполнить форму текущей работой