Развитие музыкальной культуры советского Самарканда (1917-1984)

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Музыкальное искусство
Страниц:
183

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Комплексное изучение советской музыкальной культуры как органической части общей социалистической культуры составляет одну из существенных сторон музыковедческой науки. В последние годы значительно возрос интерес к культурологии, появились исследования о роли музыкального образования в формировании музыкальных культур отдельных республик (6. 3,4), о художественной самодеятельности различных народностей нашей страны в свете общих социально-культурных функций советского государства (6,5), о путях становления музыкальной культуры в разных областях страны (6. 2).

Вопросы музыкальной жизни и музыкальной культуры в целом становятся объектами специального теоретического обобщения (6. 6).

В то же время остается не освещенной история развития музыкальной культуры многих городов, как составной части всего национального музыкального наследия. Разработка этого вопроса имеет, несомненно, практическую и теоретическую ценность.

К таким городам относится и Самарканд. Как справедливо отмечают авторы книги & quot-Дыхание веков& quot-, в мире немного городов с древней историей: Рим, Афины, Дели, Дамаск, Багдад, & iexcl-Кутаиси, Бухара, Мары. К ним следует причислить и Самарканд — & quot-красу земли& quot-, как его называли с далёких времен (5. 2,26).

Самаркацц является одним из цёнтров общественной, научной и культурной жизни Узбекистана. Положение Самарканда как столицы республики с 1925 г. до 1930 г. имело огромное значение для расцвета города, обусловило открытие в нем многих учреждений культуры, театров, клубов, библиотек, учебных заведений. Благодаря развитию промышленности, интенсивной культурной жизни, Самарканд стал одним из интереснейших и привлекательнейших городов советской Средней Азии. Будучи древнейшим центром Востока, Самарканд вызывает к себе постоянный интерес и внимание со стороны туристов, ученых-археологов, историков. В 1969 году мировая общественность торжественно отметила 2500-летие замечательного города. Это выдающееся историческое событие было отмечено проведением ряда общественных и научных мероприятий, в частности, всесоюзного форума историков и культуроведов по проблемам изучения культуры и искусства эпохи тимуридов. Самарканд дважды на протяжении последних лет (октябрь 1978, октябрь 1983 г. г.) становился центром внимания мировой общественности в связи с проведением здесь международных симпозиумов, посвященных вопросам развития профессиональной & raquo-музыки устной традиции народов Ближнего и Среднего Востока. Значение данных симпозиумов трудно переоценить: в них были обобщены важнейшие достижения ь^узыкально-культурного развития народов огромного региона, выдвинуты дальнейшие перспективы развития музыкального востоковедения.

Прежде чем изложить историю изучения проблемы, цели и задачи данной диссертации, считаем целесообразным сделать краткий экскурс в историческое прошлое города, что позволит увидеть древние корни его богатой и самобытной культуры.

Согласно данным археологических раскопок, такие города, как Самарканд, Бухара, были основаны уже в У1 в. до н.э. На территории современного Самарканда обнаружены древние городища Марокан-да (У в. до н.э.) и Афрасиаб (У-УП в.н.э.). Уже в древнесогдий-ском (У1−1У в. до н.э.) согдийско-эллинистическом (Ш-1 в. до н.э.), согдийско'-каннойском (1−1У в. н.э.) периодах есть ценные памятники архитектуры и искусства (4. 13,68).

Еще в древности в Самарканде существовала письменность, о чём свидетельствуют согдийские надписи на стенах комнат дворцов в Афрасиабе. Искусство Самарканда было известно орнаментальными росписями, резьбой по дереву и ганчу, чеканкой по металлу, ювелирными изделиями. Наряду с материальной культурой в Самарканде с древнейших времен развивалась наука и духовная культура.

По мнению ученых, Самарканд явился & quot-колыбелью литературной жизни Мавераннахра и сыграл важную роль в развитии как тюркоязыч-ной, так и персоязычной литературы народов, населяющих Среднюю Азию& quot- (5,2,6).

Для Самарканда с древних времен характерно тесное переплетение культур двух народов — тюркоязычного (узбекского) и пер-соязычного (таджикского). Глубокая связь таджикско-персидской и тюркской культуры на протяжении веков проявлялась не только в литературе, но и в музыке (3. 4,218), что особенно сказалось на общности музыкального инструментария (кобуз, ятуган, уд, чанг, рубаб, танбур).

Причём, по свидетельству археологов, историков, музыковедов, один из этих инструментов — средневековый уд (разновидность лютни) был распространен на Востоке, в частности, в Афрасиабе, издревле, в то время, как в Европе, лютневое исполнительство стало известно значительно позже (5. 10,270).

В творчестве многих средневековых поэтов собственно поэзия и музыка тесно переплетались. Так, самаркандец по происхождению Абу Абдулло БУдаки*, считающийся основоположником таджикско-персидской литературы, был замечательным музыкантом, обладал хорошим голосом, прекрасно владел несколькими музыкальными инструментами.

I БУдаки родился во втор. половине IX в. в селе Панжруд недалеко от Самарканда.

— 6

С Самаркандом, как и с Бухарой и Гератом, было связано зарождение в Средней Азии наиболее прогрессивных традиций музыкально-общественной жизни эпохи средневековья, сохранившихся и в более поздние исторические этапы, вплоть до XX века. Имеются ввиду маджлисы — одна из наиболее значительных и интенсивных форм музыкальной и литературной жизни в средневековых среднеазиатских городах. По замечание А. Дгумаева, & quot-они имели очень древнюю традицию, но особенно широкое распространение получили в тиыурид-ский период истории (вторая половина Х1У-ХУ вв.) в двух центрах культуры — Самарканде и Герате. Причиной является бурное развитие в этот период различных искусств и наук, а также общий подъем духовной культуры, вызванный экономическими достижениями и развитием торговых отношений (3. 2,202).

Участники маджлисов были хорошими знатоками макомов. Как г отмечает А. Джумаев, в трактате & quot-Рисола дар илми мусики& quot- (Трактат о музыкальной науке) Мухаммеда Нишапури указывалось, что наибольшей приятностью из всех ладов обладал маком Ирак, получивший особое название & quot-Маджлис афруз& quot- (& quot-Воспламеняющий собрание& quot-) (3. 2,202).

Макомы знали не только ученые, поэты, музыканты, они были любимы и народом, широко исполнялись в селениях и городах. Мы не располагаем сведениями о средневековье, но в XIX веке многие простые дехкане знали полюбившиеся им мелодии Шашмакома, который, по утвервдению специалистов, окончательно сформировался в ХУШ веке (5. 18,15).

С. Айни, проживший в Самарканде около сорока лет, в первой книге своих & quot-Воспоминаний"- писал: & quot-Большая часть крестьян Гиж-дуванекого и Вопкентского тюменей были певцами и знатоками Шашмакома. Несмотря на свою неграмотность, они хорошо знали старинные мелодии и газели классических поэтов, которые устно переходили к нам от отцов и дедов& quot- (4. 1,172).

Излюбленными поэтическими текстами у самаркандских исполнителей Шашмакома были стихи Бедаля и Хафиза, но немало было и созданных народом. По утверждению Р. Амонова, & quot-определенная часть стихов Шашмакома относится к устноцу народному творчеству, и таджикскими фольклористами записано множество вариантов в Таджикистане и Узбекистане& quot- (3.1. 58).

Самарканд никогда не развивался изолированно от других городов Средней Азии. Глубокая связь Самарканда со многими городами и странами Востока определялась историческими условиями: во время правления Тимура с 1370 г. по 1405 г. Самарканд стал столицей огромной империи, простиравшейся от Сыр-Дарьи и Заравшана до Ицда и Ганга, от Тянь-Шаня до Босфора. В эпоху тицуридов, особенно во время правления внука Тимура — султана Улугбека Мухаммеда Тарагая (1394−1449), одного из величайших ученых мира, наука и культура Самарканда достигают высокого расцвета.

В обсерватории Улугбека — ведающегося астронома и математика — были составлены знаменитые астрономические таблицы & quot-Зиджи Нурагони& quot-. Вместе с Улугбеком над ними трудились такие известные ученые Востока, как Кази-Заде Р^ми, Али-Кушчи, Мерием Челе-би, Бирджанди. Здесь же в первой половине ХУ в. работал математик Джамшид Каши, автор книги & quot-Ключ арифметики& quot-. Сам Улугбек был не только гениальным ученым-астрономом, но, как записано в трактатах, знатоком музыки и автором ряда музыкальных ритмов: «Шодиёна» (усуль под этим названием дошел до нас), & quot-Усули равон& quot-, & quot-Усули бахри& quot- и др. (5. 46,6).

В Самарканде творили известные представители литературы и искусства — поэты Саккоки, Бисати-и Самарканда, Бадахши, художники-миниатюристы Абдурахим и Абдукарим. Характерной чертой Т средневекового Самарканда была многогранность интересов наиболее выдающихся умов того времени, энциклопедичность их знаний. Так, прославившийся своим философско-поэтическими рубай Омар Хайям (1048−1131) внес огромный вклад в развитие алгебры. В Самарканде им была написана основная часть знаменитого алгебраического трактата.

Исследования Хайяма оказали большое влияние на последующее развитие математики как на Востоке, так и в Европе. Известно, что перу Хайяма принадлежит сочинение о музыке.

Среди музыкантов, работавших при дворе Тимура, был известный музыкант-теоретик Ходка Абдулкадыр Мараги (Х1У-ХУ в.в.). Его труды & quot-Жамиъал алхон& quot- (Собрание мелодий) и «Макасид-ул-алхан» (Местонахождение мелодии& quot-), раскрывают проблемы теории музыки Х1У-ХУ веков.

Многогранностью интересов отличался Абдурахман Джами. В историю музыкальной культуры он вошел как автор & quot-Трактата о музыке& quot-, сыгравшего значительную роль в развитии ь^узыкально-теоретической мысли. Его творчество прочно связано с жизнью Самаркавда, в котором он жил некоторое время, а в дальнейшем периодически заезжал (5. 1,22).

История сохранила волнующие данные о творческом содружестве Абдурахмана Джами и Алишера Навои.

Молодой Навои в течение нескольких лет жил в Самарканде (1465−1469 гг.), учился в медресе знаменитого ученого Фазлулло Абу-Лайса. Общая атмосфера культурной жизни, общение с Абдурах-маном Джами, а также с местными учеными, цударрисами медресе Улугбека Ходжа Хурдом, Алой Шоши и другими не могли не сказаться на формировании мировоззрения и творческой личности Алишера

Навои.

В Самарканде он становится известным поэтом, пишет оды, газели, получившие быстрое и широкое распространение среди читателей. Некоторые впечатления от жизни в Самарканде Навои воплотил позже в своих поэмах (6. 1).

Музыка звучала не только в маджлисах, но проникла и в быт медресе, сыгравших, как учебные заведения, важную роль в культурном развитии народов Востока. Медресе представляли & quot-собой не столько духовную семинарию, сколько университет с большим уклоном в теологию, что, впрочем, являлось типичным в ту пору и для университетов Западной Европы& quot- (5. 31,241 с).

Показательно, что многие ученые Самарканда писали трактаты о музыке. Сохранилось немало имен выдающихся музыкантов, тесно связанных с медресе Улугбека, Бибиханум, Ахмеда Ходжибека, Фаз-луллы Абу-Лайса и других. Литературные источники называют: поэта, каллиграфа и музыканта Амира Али Акбара Самарканда (ХУТв.), врача-хирурга, поэта и музыканта Боки Джарраха Самарканда (ХУТв.). Интересной личностью был Кохи Мавлоно-Косим (ХУ-ХУТ вв.) поэт, литературовед, теоретик музыки. Родом из района Согда Самарканда, он жил в Герате, был тесно знаком с Абдурахманом Джами- в правлении Захириддина Бабура поехал в Индию. Его перу принадлежит диван (собрание) стихов, поэма & quot-Гулафшон"- (& quot-Цветистый"-).

Широтой познаний отличался Мутриби Самарканди (ХУ1-ХУП вв.) — поэт, литературовед, историк и музыкант*. Е^у принадлежат исследования & quot-Тазкират -аш-щуаро" (& quot-Антология поэтов& quot-), & quot-Таърихи Жахонгири& quot- (& quot-Джахонгирова история& quot-), являющихся ценнышисточниками для изучения истории, культурной жизни узбекского и таджикского народов конца ХУТ — начала ХУП веков.

Псевдоним ученого & quot-Мутриби11 означает & quot-музыкант"-

— 10

Ценный вклад в историю культуры Самарканда внесли также музыканты Пирмухаммад Кулол Самаркавди (ХУ1 в.), Риёзи Самаркавди (ХУ-ХУ1 вв.) — автор нескольких трактатов- Сафои Самарканди (ХУв.), Султан Ахмад Девана Самаркавди (ХУ в.), — поэт музыкант- Султан Мухаммед Уди Самарканди (ХУ в.) — знаменитый исполнитель на инструменте & quot-уд"-- Ходха Джаъфар Коцуни Самарканди (ХУ1 в.), искусно владегаий инструментом пконунп- Устод Булоки ной Самаркавди (ХУ1 в.) (5. 2,35).

Неоднократно упоминает самаркандских музыкантов ученый второй половины ХУ1 — начала ХУЛ вв. Дарвеш Али Чанги, творчество которого непосредственно связано с успехом инструментальных пьес формы пешрав, сочиненных им в Самаркавде во время встречи с хорезмскими музыкантами (7. 2,13).

Приведенный даже далеко не полный перечень имен свидетельствует о существовании в Самаркавде высоко развитого профессионального искусства устной традиции. И это наряду с развивающимися здесь разнообразными фольклорными песенными и танцевальными жанрами. Некоторые из них сохранились в быту до настоящего времени и в новых, более современных вариантах вошли в репертуар художественной самодеятельности.

Наиболее поцулярен и распространен мухской песенно-танце-вальный жанр, называемый & quot-карсак"- или & quot-бешкарсак"-, особенно характерный для Ургутского района Самаркавдской области, а также для граничащих с ним некоторых сел Кашкадарьинской и Сурхавдарь-инской областей Узбекистана и для таджиков долины Заравшана (4. 16,51).

Б Самаркавде большое место занимали и другие жанры бытового фольклора. Музыка звучала в доме каждого самаркандца. Особой популярностью пользовались музыкальные инструменты дутар и танбур.

Музыка тесно связана и со многими обрядами. На территории Согда, где & laquo-или предки современных самаркандцев, и в Хорезме особенно культивировался весенним Навруз — праздник нового года*.

В Самарканде, по сравнению с другими городами республики, заметна большая броскость, театрализованность свадебного обряда, в котором значительна роль музыкального оформления. В частр ности, ярко, красочно обставляется свадебный поезд.

Гипотетически можно высказать предположение о некоторых социально-исторических истоках своеобразия культурной жизни города. Самарканд издавна был многонациональным городом. Население Самарканда становится особенно многочисленным и многоязыким во времена Тимура, когда по его приказу в столицу из покоренных городов Индии, Египта и других стран перевезли учежх, поэтов, музыкантов, художников.

Культура Самарканда развивалась в сложных условиях феодальных распрей и междоусобиц, в борьбе с чужеземными захватчиками. Постепенное осознание социальной действительности вызывает новые тенденции в литературе и искусстве ХУЛ века. Ё отдельшх произведениях прослеживается тяга к реалистическому воплощению жизненных образов. Так, в своей поэме & quot-Толибу Матлуб& quot- Сайид Камол Зар-дуз Самарканди главным героем выводит простого труженика и реалистически воспроизводит картины народной жизни.

Продолжает в эти годы развиваться и музыкальное творчество.

При, дяквласти в Средней Азии, Шейбаниды многое восприняли из 1 Навруэ бай рами — это древний новогодний праздник народов Средней Азии и Ближнего Востока. Этот праздник отмечался у местных народов еще до принятия ислама. День равноденствия, начало весны, начало посевной работы у крестьян. ^ До самого дома жениха свадебное шествие с факелами сопровождают мужчины, поющие «ёр-ёр-ёроне».

— 12 имевшихся здесь музыкальных традиций. Интересен один из фактов, отмеченных в «Бабур-наме» Захириддином Мухаммедом Бабуром: & quot-Захватив Самарканд, Шейбонихан сделал цуллу Бинои (поэт и музыкант при дворе Султана Хусейна в Герате — Н.В.) своим приближенным. Бинои постоянно сочинял касиды и газели- сложив один амаль в ладу Наво, он посвятил его мне и исполнил передо мной& quot- (4. 4,103).

Прогрессивное значение для развития культуры Самарканда имело присоединение Туркестана к России в 60-е годы XIX века. Хотя царское правительство мало заботилось о повышении культурного уровня местного населения, но непосредственное общение между передовой русской интеллигенцией, революционно-настроенными русскими рабочими и узбекским народом способствовало огромно^ росту духовных сил, интереса к русской культуре. Новое, демократическое направление в художественной литературе, видными представителями которого были поэты Мукими, Фуркат, Завки, Аваз Отар-оглы и другие, провозглашало идейную связь с передовой русской литературой — литературой Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Некрасова. Самарканд начинает все больше привлекать внимание прогрессивных деятелей русской культуры. Художник Верещагин впервые побывав в Самарканде пишет картины о нём, русский очевидец Д. Иванов рассказывает о замечательной певице и танцовщице Курбанхон (5. 37, 160). В журнале & quot-Беседа"- (5. 32,26) публикуется заметка русского очевидца Прохорича о ьфгзыкантах и лцузыке, исполняемой на различных обрядовых празднествах.

Во второй половине XIX — начале XX века славой Самарканда стал замечательный певец, знаток Шашмакома, автор многих новых вариантов широко бытующих узбекских мелодий Ходжи Абдулазиз, Ра-сулов (1855−1936 гг.). Творчество этого талантливого музыканта-импровизатора и учителя, передавшего свой опыт не однощ поко

— 13 лению музыкантов, в полной мере расцвело после Октября. Но уже до революции Ходжи Абдулазиз был общепризнанным знатоком Шашма-кома и к нему ехали учиться из разных уголков Узбекистана. Вместе с Ходжи Абдулазизом выдвинулись такие музыканты, как Окилхон. Левича. Кори Якуб, Камол Хафиз"Маърифатхон, Максадча и другие.

Весьма популярным в начале XX века был доживший до 1964 года Самаркандский певец Ходжикурбан Хамидов (род. в 1888 г.). Он исполнял песни аккомпанируя себе на дойре, выделялся как баста-кор, импровизатор-острослов, танцор. В народе Ходжи! урбана называли & quot-Ходжи Там-там" за оригинальное подражание голосом исполнительски-игровым приемам рубаба и танбура (5. 47,186). И Ходжи Абдулазиз и молодой Ходжи Там-там раскрывали свое мастерство в основном на маджлис ах-собраниях поэтов, ученых, любителей искусства. Причем репертуар Ходжи Абдулазиза Расулова состоял из частей макомов и других произведений профессиональной музыки устной традиции, а Ходжи Там-там широко пропагандировал жанры бытового фольклора. В его репертуар входили народные песни «Яли-яли», «Омон-ёр», & quot-Карима куйлак& quot- (& quot-Новое платье Каримы& quot-, «Бор-бора бор-майман» (& quot-Хочу и не хочу идти& quot-), & quot-Биё як& quot- (& quot-Хоть раз приди& quot-), & quot-Меравам"- (& quot-Ухожу"-) и многие другие.

С древних времен и до сегодняшнего дня Самаркандская область является крупным центром народной традиции исполнительства, да-станов. Во второй половине XIX века здесь сложились школы дастан-чи: хатырчинская, нуратинская, булунгурская, нарпайская. Крупнейшими представителями эпического творчества были Эргаш Жуманбулбул-огли, Фозил Йулдош-оглы, Пулкан Мухаммаднул Жомрот-оглы (Пулкан-шаир), Ислом шаир Назар-оглы. Все они прожили долгую жизнь, получили всенародное признание, но подлинный расцвет их творчества

— 14 произошел ухе после Великой Октябрьской социалистической революции1.

При общности цузыкально-исполнительского стиля, каждый из шоиров обладал и оригинальными чертами творчества. Эргаш Жуман-булбул-оглы (род.в 1868 г. в Цуратинском р-не Самаркаццской области, умер в 1937 г.) происходил родом из семьи потомственных сказителей — все его предки были дастанчи. Уже в 18−20-летнем возрасте Жуманбулбул-оглы приобрел известность. Особый интерес он проявлял к лирическим сюжетам, а следовательно, и к соответствующей манере исполнения.

Фозил Йулдош-оглы (род. в 1872 г. в Булунгурском р-не Самарканда, умер в 1955 г.), тяготел к дастанам героико-эпического склада. В его интерпретации особенно излюбленными у: жителей окрестных кишлаков были знаменитые сказания & quot-Алпомиш"-, м^дгори, & quot-Юсуф и Ахмад& quot-, & quot-Муродхон"-, & quot-рустамхон"-, & quot-Ширин и Шакар& quot- и другие.

Пулкан Мухаммадкул-Жомрот-оглы (род. в 1874 г. в Хатырчин-ском р-не Самарканда, умер в 1941 г.) уже в двадцатилетнем возрасте стал прославленным дастанчи, был великолепным знатоком народного эпоса «Г^ругли». В 1916 году Пулкан посетил Россию и впоследствии воспел ее в своем дастане & quot-Мардикор"-.

Ислам шаир Зараз-оглы (род. в 1874 году в Нарпайском р-не

Самарканда, умер в 1958 г.) в двадцатидвухлетнем возрасте начал самостоятельно исполнять народные эпосы. Особенно он любил героико-патриотического склада дастаны такие как & quot-Кахрамоннома"-,

Бул омон& quot-, & quot-Тинчлик булур баркарор& quot- и другие. Фигуры этих бахши-шоиров увековечены в бронзе на площади Реги-стан возле сада поэтов (скульпторы Н. Цой, А. Шайцурадов, А. Джипы ашви ли).

— 15

Начало XX века характеризуется проникновением в Туркестан революционных идей. Прогрессивную роль имели & quot-народные чтения& quot-, распространившиеся в Бухаре, Самарканде и других городах. Корреспондент & quot-Туркестанских ведомостей& quot- писал из Самарканда об одном из первых & quot-народных чтений& quot-. Оно сопровождалось военной музыкой и может быть в первый раз со времен Тицурлана эти стены огласились звуками европейской музыки. Вперемежку с военным оркестром на Регистане играл оркестр туземной цузыки. "- (5. 9,7).

Революция 1905−1907 годов сыграла огромную роль в развитии демократического сознания узбекского народа, в укреплении классовой солидарности русских и узбекских трудящихся. Все это рождало изменения в музыкальном быте узбеков, способствовало возникновению новых жанров песенного творчества, появлению прогрессивных общественных и музыкальных деятелей. Изменения в цузыкально-общественном быту были связаны с начавшимся во всех городах Туркестана распространением русских революционных песен. Впервые на улицах этих городов зазвучали в июльские дни 1905 года такие революционные песни, как & quot-Марсельеза"-, & quot-Дубинушка"- (4. 8,62).

К началу первой мировой войны усилились революционные настроения среди широких народных масс, что отразилось в Джизак-ском восстании 1916 г. Это послужило стимулом к появлению и узбекских национальных песен революционного содержания.

Волею судеб в годы первой мировой войны в Самарканде оказались чешские военнопленные, среди которых были образованные, музыкально-одаренные люди. Как отмечалось И. Н. Кареловой, благодаря чешским музыкантам в Ташкенте, Самарканде появились симфонические оркестры (5. 17,284).

Самаркандский симфонический оркестр был меньше по составу

— 16 сравнительно с Ташкентским, & quot-но он вполне справлялся с исполнением ряда симфоний Гайдна, Моцарта, пятой симфонии Бетховена, фортепианных концертов Грига и Чайковского, исполнительницей которых была (жившая тогда в Самарканде) пианистка-педагог, воспитанница Петербургской консерватории Ф.Н. Кастальская" (5. 17,284).

В Самарканде организуется ьфгзыкально-драматическое общество, регулярно проходят выступления симфонического оркестра. Бот одна из заметок, опубликованных 23 июля 1917 года в газете & quot-Самарканд"-: & quot-Состоится симфонический концерт. Участвуют оркестры: военные, профессиональные, любительские и оркестр военнопленных в составе до 60-ти человек под управлением Е. Чернявского. В программе: 2-я рапсодия Ф. Листа, симфоническая картина & quot-В Средней Азии& quot- А. Бородина, произведения Чайковского, Грига, Шопена и др. "-

Сбор поступил в пользу профессионального союза музыкантов и & quot-Союза служащих в правительственных учреждениях Самарканда и Самаркавдской области& quot-.

Некоторые высказывания свидетельствуют о том, что в Самарканде к 1917 г. складывается передовая русская общественность с высокими запросами в музыкальном искусстве.

Небезынтересно привести критические строки из статьи И. Николаева: & quot-в военном собрании в воскресенье я посетил концерт, который давал Самаркаццский симфонический оркестр. Меня спфгтила программа, в которой с калейдоскопической быстротой следовали друг за другом вальсы, мадьярские танцы, фантазия и поцури из разных опер. и только. Я ужаснулся. По моему мнению, попури является профонацией серьезной музыки, с весьма нежелательным у упрощением, абсолютно недопустимым для оркестра, называемого симфоническим& quot- (5. 28).

— 17

Таким образом, в предреволюционные годыузыкально-общест-венная жизнь Самарканда (как Ташкента и других городов Туркестана) представляет собой сложное многосоставное явление. Национальная музыкально-общественная жизнь, связанная с широким исполнением и бытованием профессиональной цузыки устной традиции отчетливо отделяется от первых ростков концертной жизни европейского типа (концерты гастролирующих певцов, скрипачей, пианистов).

Кроме того, меняется одгзыкальный быт, в котором начинают звучать русские революционные и новые узбекские песни на социальную тематику, обличающие феодалов, духовенство.

Все это создало серьезные объективные предпосылки для формирования новой, рожденной Великой Октябрьской социалистической революцией художественной культуры, в которой сплелись национально-художественные традиции и интернациональное идейно-передовое современное содержание.

Изучение музыкальной культуры Самаркавда является органической частью комплексного изучения советской культуры { 'vsbiblioteka.ru', 23 }.

Актуальность изучения путей развития музыкальной культуры советского Самаркавда определяется широким международным резонансом, который приобретают в современную эпоху общие вопросы взаимодействия культур Запада и Востока, соотношения многовековых и самобытных национально-художественных традиций с развитием интернационально-передовых веяний новой эры — эры социализма.

Методологической основой настоящего исследования послужили общие положения о культуре, широко разрабатываемые марксистско-ленинской эстетикой, & quot-культура — это исторически обусловленная совокупность созданных народными массами материальных и духовных ценностей, которая не только выражает уровень духовного и физического развития людей, но и оказывает на них весьма существенное влияние& quot- (5. 49,16).

Среди различных видов духовной культуры огромная роль принадлежит музыкальной. Существенным показателем общего уровня музыкальной культуры служит состояние массового самодеятельного искусства, просвещения и образования, интенсивность театральной и концертной жизни (6. 6,11). Между тем, попыток самостоятельного исследования музыкальной культуры советского Самарканда до настоящего времени не предпринималось. Имеются лишь отдельные, не систематизированные сведения, которые можно почерпцуть из двухтомника & quot-История Самарканда& quot-, из материалов периодической печати, некоторых монографий, очерков, статей.

В статье И. Р. Раджабова & quot-О музыке Самарканда& quot- имеются важные сведения о музыкальной жизни Самарканда в период ХУ1-ХУП веков, а также в ней дается подробный анализ репертуара Ходжи Абдулазиза Расулова (5. 33,275−277).

В статье М. С. Ковбаса есть упоминания о хоровом коллективе завода & quot-Красный двигатель& quot- Самарканда (5. 19,29). Поднимая некоторые важные для узбекской самодеятельности 50-х годов проблемы (преобладание унисонных хоров, отсутствие квалифицированных руководителей, отстаивание сельской самодеятельности), автор в целом не ставит цели глубоко исследовать процессы и явления, происходящие в самодеятельности того периода (5. 19,300).

Отдельные факты о музыкальном образовании и самодеятельности в Самарканде содержатся в книге С. Х. Юлдашева & quot-Развитие музыкального воспитания и образования в Узбекистане& quot-: упоминается деятельность Института музыки и хореографии в конце 20-х годов, приводятся некоторые славные имена самаркандских музыкантов (Ходжа Абдулазиза Расулова и др.) (4. 25. 75).

В названной выше статье И. Н. Кареловой & quot-Музыкальное образова

— 19 ние в Узбекистане& quot- дается характеристика основных тенденций развития музыкального образования на каждом этапе формирования узбекской советской музыкальной культуры, однако объем ее не позволил автору достаточно подробно осветить уровень музыкального образования в отдельных городах республики. Тем не менее, некоторые справедливые замечания по поводу упущений в пятидесятые годы в руководстве музыкально-учебными заведениями, в том числе в Самарканде, позволяют сделать ряд выводов о характерных чертах музыкально-образовательного процесса.

Появившиеся в печати в 70-х годах статьи И. Н. Дулгаровой & quot-Туркестанская народная консерватория& quot-, М. С. Ковбаса & quot-Некоторые вопросы развития музыкального образования в Узбекистане& quot-, И.Г. Юл-дашевой & quot-Из истории детского музыкального образования в Узбекистане& quot- посвящены отдельным страницам истории организации музыкально-учебных заведений республики, но музыкальной культуры Самарканда не отражают.

Таким образом, картина формирования профессионального музыкального образования в советском Самарканде оставалась недостаточно раскрытой как в контексте общих явлений музыкального образования в республике, так и в плане некоторых локальных особенностей, обусловленных характерными историческими условиями.

Почти не изучена музыкально-театральная и концертная жизнь Самарканда. Ценным подспорьем в выявлении путей развития песенной и музыкально-сценической культуры советского Самарканда являются работы, в которых в более широком плане представлены проблемы формирования данных жанров в Узбекистане. Это — исследования & quot-Развитие музыкального искусства Узбекистана и его связи с русской музыкой& quot- Т. С. Вызго, & quot-Узбекская опера& quot- Я. Б. Пеккера, диссертация Мирхайдаровой З. М. & quot-Музыка в драматическом театре

— 20

Узбекистана& quot-, книга С. Вахидова & quot-Узбекская советская песня& quot- и некоторые другие.

Целью настоящего исследования является попытка комплексного рассмотрения музыкальной культуры Самаркацца, выявления в ней ведущих тенденций в ракурсе общих черт с узбекской советской культурой в целом и вьщеления некоторых локальных особенностей, обусловленных определенными историческими условиями. Стремлением дать достаточно четкую и полцую характеристику самодеятельного искусства, профессионального образования, театрально-концертной жизни обусловлена структура диссертации, состоящей из трех глав: I — & quot-Пути развития музыкально-художественной самодеятельности& quot-, П — & quot-Профессиональное музыкальное образование& quot-, Ш — & quot-Концертная и театральная жизнь Самаркацца& quot-. В каждой главе вопросы рассматриваются на материале, охватывающем период 1917—1980 годов.

В диссертации поставлены следующие задачи:

1. Исследование путей становления и развития профессиональных музыкально-исполнительских коллективов Самаркацца (областной драматический театр им. Х. Алимджана- театр оперы и балета).

2. Исследование и обобщение деятельности ь^узыкальных учебных заведений, выявление наиболее характерных явлений в постановке музыкального образования в Самарканде (училище искусств, кафедры музыкального факультета Самаркаццского государственного педагогического института им. С. Айни).

3. Исследование музыки местных авторов к музыкально-драматическим спектаклям- выявление и анализ нотных материалов в исследуемый период.

4. Анализ песенного творчества Самаркандских бастакоров.

5. Определение общих с другими городами Узбекистана черт и локальных особенностей ь^узыкально-общественного быта в Самарканде.

— 21

Научная новизна работы состоит в том, что впервые предпринята попытка систематизировать отдельные разрозненные сведения о музыкальной нультуре Самарканда, создать целостную картину ее формирования в советский период с учетом руководящей деятельности Коммунистической партии Узбекистана, целенаправленной функции главных партийных документов, работы профсоюзных и общественных организаций. Впервые подняты также вопросы репертуара театров, программ концертов, характера постановок, деятельности местных композиторов и артистов, посещаемости театров, концертов и некоторые другие.

Замысел работы обусловил преимущественное внимание автора к музыкальной культуре города Самаркавда. Вместе с тем, попытка отразить реально-общественные условия ее развития определила и внимание к некоторым аспектам музыкальной жизни области, в частности, Каттакургана, а также сельских районов, поскольку идет процесс постоянного взаимовлияния и творческого обмена их культурных достижений.

Периодизация, используемая в главах, подчинена общей периодизации, присущей курсу истории советской цузыки, и аналогична временной дифференциации, предпринятой в пятитомном издании & quot-Истории музыки народов СССР& quot-:

I этап — 1917−1932 годы — период строительства социализма, формирования узбекской социалистической нации, ликвидации неграмотности, появления первых массовых песен, первых обработок фольклорного материала.

П этап — 1932−1941 годы — время значительных успехов в хозяйственном и культурном развитии, создания первых крупных произведений в музыкально-сценическом жанре, хоровом творчестве.

Ш этап — 1941−1945 годы — период Великой Отечественной войны,

— 22 создания первых симфоний, значительного числа оборонно-патриотических песен.

1У этап — 1946−1956 годы — время мирного послевоенного строительства, выхода на платформу самостоятельного творчества многих национальных композиторов, успешного освоения жанров кантаты, камерной вокальной лирики.

У этап — конец 1950-начало 1980-х годов — период разверцутого строительства социализма и перехода к коммунизм/, интенсивного творчества национальных композиторов среднего поколения и появления значительного числа новых творческих имен, обновления жанровой и музыкально-звуковой сферы композиторского творчества.

Практические задачи настоящей работы связаны с апробацией некоторых наблюдений автора в работе кафедры методики преподавания музыки в Самаркандском государственном педагогическом институте имени С. Айни, с рекомендациями, разработанными для смотра художественной самодеятельности ввиду постоянной работы автора как члена жюри, а также с многолетней работой в музыкально-театральных коллективах. Они отражены в статьях диссертанта, опубликованных в периодической печати.

В исследовании широко использованы архивные материалы, документы областного дома народного творчества, газетные и журнальные статьи, нотный материал, устные беседы со старейшими музыкальными деятелями Узбекистана и Таджикистана — М. Ашрафи, Х. Нарзику-ловым, Ш. Бабакалоновым, Н. Пуладовым, Ш. Акрамовым, З. Шахиди, К. Исрофиловым и другими.

Результаты исследования позволяют дать суммарные определения наиболее характерных черт социалистической музыкальной культуры Самарканда.

Один из древнейших центров мировой цивилизации, Самарканд в советскую эпоху становится крупным очагом социалистической культуры и вносит значительный вклад в развитие музыкальной культуры Узбекистана. Среди деятелей музыкальной культуры в разных городах нашей страны немало получивших первоначальное образование в Самарканде — городе многонациональных традиций. В истории музыкальной жизни Самарканда период с 1917 по 1932 гг. может быть отмечен как этап подготовительный. Это определение вытекает из общего положения марксистско-ленинской эстетики о зарождении в республиках советского Востока жанров многоголосия в тесной связи с переходными формами, обусловленными спецификой национальной жизни. Таковы и исторические особенности развития в Самарканде концертно-театральной деятельности, музыкального просвещения и образования. Проявились они в повсеместном создании самодеятельных клубов с ориентацией на традиции восточного исполнительства (и, соответственно, с устным методом обучения), в отсутствии четкой дифференциации между первыми самодеятельными и профессиональными творческими объединениями, в общности путей зарождения драматического и музыкального театров, в своеобразной синтетичности первого образовательного центра — Института музыки и хореографии.

Уже в этот период на становлении музыкальной культуры Самарканда сказалась мудрая политика Коммунистической партии и Советского правительства, проявившаяся в централизации планирования и

— 131 руководства всеми музыкальными организациями Народным комиссариатом просвещения.

Правильная политика Наркомпросса, гуманная и демократичная, с его вниманием к изучению старинного узбекского песенного наследия, к овладению общеинтернациональными формами музыкальной культуры обусловила ее дальнейшее целенаправленное развитие.

В конце первого — подготовительного этапа происходит столь значительное явление, как преобразование ряда самодеятельных коллективов в ведущие впоследствии театры республики. Самарканд, будучи с 1925 по 1930 годы столицей Узбекистана, стал наравне с Ташкентом колыбелью национальной музыкально-театральной жизни, профессионального образования, музыкально-этнографической деятельности.

Второй этап — 1930−1940-е годы — стал этапом становления общих норм социалистической музыкальной культуры. Общность в характерах музыкально-общественной жизни Самарканда и других городов Узбекистана проявилась: в росте числа самодеятельных коллективов, интенсивной работе русского и национального театров, их широких связях с рабочей и колхозной массами, активном гастролировании различных музыкально-артистических коллективов.

В числе существенных просчетов, допущенных в Самарканде в тридцатых годах, следует назвать отсутствие учебных заведений, готовящих специалистов-музыкантов, и вызванную этим острую нехватку квалифицированных кадров, в частности, исполнительских коллективов симфонического оркестра и государственного хора.

Трудные годы Великой Отечественной войны явились серьезным испытанием для всего советского народа, и, естественно, для са-маркандцев.

В то же время исторически объективные условия — эвакуация в Самарканд многих талантливых музыкантов-исполнителей, театральных коллективов — обусловили возможность дальнейшего плодотворного развития музыкальной культуры города. В целом 1941−1945 годы можно охарактеризовать как период укрепления интернациональных связей музыкально-общественной жизни Самарканда, чему способствовал усилившийся контакт местных музыкальных сил с представителями культуры других советских городов. Это имело огромное значение для общего роста уровня профессиональной музыкальной культуры, ее идейности, духовности, без чего немыслим процесс развития в ней национальных черт.

Подъем в годы воПны патриотических настроений самых широких слоев населения вел к активному подключению музыкальной самодеятельности к решению общих героических задач времени. Решающий поворот к современности — характерная черта репертуара самодеятельных коллективов города.

Емкий и одновременно сложный этап в развитии музыкальной культуры советского Самарканда — 1945−1950 годы. Определяющим в этот период стало открытие музыкального училища, ставшего впоследствии не только ведущим учебным заведением, но и одним из центров музыкального просвещения широких масс города. Активная концертная и музыкально-просветительная деятельность педагогов училища, о чем свидетельствуют изученные и обобщенные в работе материалы, несомненно, способствовала общему прогрессу музыкально-общественной жизни и в целом всей культуры Сямарканда.

В сфере массового музыкального воспитания вторую половину сороковых — пятидесятых годов можно охарактеризовать как время оживления концертной деятельности отдельных хоровых коллективов, роста театральных самодеятельных организаций, вовлечения народных цузыкально-артистических сил в различные общественно-просветительные мероприятия.

В театральной жизни интенсифицируется роль местных драматургов и бастакоров, широко осваиваются сюжеты современно-патриотического характера, социально-обличительные драмы, посвященные феодальному прошлому узбекского народа. Но явно недостаточно ставятся шедевры мировой классики, бессмертные произведения выдающихся европейских драматургов.

Местные же спектакли не всегда отвечают взыскательному художественному вкусу, нередки еще примеры шаблонно-примитивных драматургических решений. При всем этом упомянутый этап во многом подготовил значительные перемены, которые произошли с конца пятидесятых годов по настоящее время.

1960−1970-е годы в истории музыкальной культуры Самарканда стали годами зрелости, активного взаимодействия и взаимовлияния русских и узбекских коллективов, возникновения новых форм их плодотворного сотрудничества и совместной деятельности. Эти явления в своей социальной основе, связаны с общими процессами формирования единого советского народа, что неоднократно отмечалось в партийных документах (2. 1).

Для музыкально-художественной самодеятельности этих лет характерно возрождение на новом уровне традиций традицатых годов, что значительно обогащает культурную жизнь города. Особенно заметным становится сближение самодеятельности-, и фольклора, внедрение современных торжественно-праздничных обрядов, проникновение самодеятельности в гущу народной жизни.

Активно шел в этот период процесс взаимопроникновения профессиональных и самодеятельных традиций, плодотворного творческого взаимообмена, чему немало способствовали многочисленные успешные гастроли в братских республиках многих хоровых и песенно-танцевальных самодеятельных коллективов.

Естественно, не все проблемы решались в самодеятельности с одинаковым успехом. Существенным тормозом являлось & quot-псевдоноваторство"- некоторых самодеятельных коллективов и солистов, которым подчас прикрывались безидейность и отсутствие подлинного художественного вкуса.

Тем не менее, 60−70 годы демонстрируют огромные достижения самодеятельного искусства, с которыми, с одной стороны, связано развитие массовой музыкальной культуры, с другой, усиление внимания к отдельному индивидууму, всестороннее выявление его способностей и творческого потенциала. Доказательством данного положения является и содержание партийных документов, направляющих развитие самодеятельности- в нужное русло, и проведение конференций, обсуждений состояния самодеятельного искусства.

Тенденция к массовости проявляется в возросшей роли хоровых коллективов, в возрождении в 70-е годы майских праздников песни& quot-'"-, совершенствовании исполнительского мастерства некоторых ранее созданных самодеятельных хоров, заслуженно получивших теперь звание народных.

К сожалению, примеров возрождения самодеятельными коллективами интересных народных традиций, их нового творческого преломления немного. В некоторых коллективах еще царят дурной вкус, под-ражение далеко не безупречным в художественном отношении зарубежным образцам.

Трудно переоценить историческое значение открытия в последние десятилетия новых центров культуры. С возникновением в Самарканде Государственного театра оперы и балета общий уровень музы-1

К сожалению, в последние годы: маиские праздники песни вновь исчезают из музыкально-общественного быта республики.

— 135 кальной культуры города неизмеримо вырос. Самаркандцы получили возможность услышать в непосредственном сценическом исполнении оперы зарубежных, русских и советских композиторов. Театр явился первооткрывателем многих оперных произведений композиторов Узбекистана. Будучи вторым в республике центром оперной культуры, он притягивает к себе и гастролеров. Ряд известных советских и зарубежных певцов, успешно выступивших на подмостках Самаркандского оперного театра, внес свою лепту в процесс воспитания музыкальной культуры жителей города.

Возросший интерес к оперному искусству способствует также активизации понимания массовым слушателем гораздо более сложной для восприяти симфонической и камерно-инструментальной г^зыки.

Важное значение имеет также открытие в Самарканде филармонии, хотя пока эта концертная организация еще не раскрыла всех своих возможностей.

Существенную роль в развитии музыкального образования и просвещения Самарканда сыграло открытие факультета музыки и пения при Государственном педагогическом институте им. С. Айни. Обобщение деятельности коллектива и выводы о результатах его работы на современном этапе позволяют отметить огромное практическое значение факультета в подготовке педагогических кадров общеобразовательных и музыкальных школ, а также самодеятельных музыкальных кружков.

Анализ путей развития музыкальной культуры показывает, что с первых лет зарождения театральной культуры народный театр объединил разнообразные национальные сценические труппы, с успехом выступающие для широких слушательских масс. Ведь дальнейший путь советского музыкального театра в Самарканде свидетельствует о продолжении лучших традиций, заложенных у его истоков.

— 136

Интерес к искусству братских народов нашей страны отразился в репертуарных планах театра им. Хамида Алимджана (со дня его основания по 1964 г.) и театра оперы и балета, показавших на своей сцене музыкальные достижения других республик. Б их числе-драмы, комедии, оперы, балеты композиторов Российской Федерации, Украины, Азербайджана, Грузии, Таджикистана. Эта работа по ознакомлению широких слушательских масс с произведениями музыкальной культуры разных народов нашей родины должна неуклонно расширяться и в дальнейшем.

Естественно, активизация интернациональных связей музыкальных культур советских городов идет параллельно с развитием лучших прогрессивных национально-художественных традиций. Так решается в нашей стране диалектика национального и интернационального, ибо, как заметил Г. Ломидзе, — & quot-интернациональное — не наднациональное, а способ существования национального в его высшем, исторически более прогрессивном, последовательно социалистическом выражении. "-. Интернациональное существует в национальном, интернациональное обогащается путем вбирания национально-своеобразного, очищенного от консервативных отживших черт& quot- (4. 18,15).

О внимании к развитию национально-художественных традиций говорит вся политика самаркандского партийного руководства, с первых лет строительства социализма уделявшей внимание постановке музыкального образования, развитию самодеятельного искусства, формированию театральных коллективов. Рассмотрев в диссертации разные аспекты этой не теряющей и ныне своей актуальности проблемы, можно сделать вывод, что сейчас идет процесс переосмысления традиционных празднично-обрядовых действ, их активного включения в число средств нравственно-патриотического воспитания, а также налицо плодотворное развитие богатств национального музы

— 137 кального наследия и исполнительских традиций, в частности, маком-ных и дастанных, в художественно-самодеятельных и профессиональных коллективах.

Одной из наиболее ярких сторон национальной музыкальной культуры является композиторское творчество. В Самарканде оно интенсивно функционирует в основном в сценических жанрах. Особая роль при этом принадлежит самому театру оперы и балета. В гораздо меньшей степени проявляет себя в музыкально-общественной жизни города симфоническое творчество и почти не звучит вокально-симфоническая музыка.

Все это — неотложные задачи времени, и особая ответственность лежит на коллективе филармонии. Организация симфонического оркестра, хора- необходимые факторы для дальнейшего успешного решения проблем освоения широкими слушательскими массами Самарканда современного национального композиторского творчества. И не только его. Отсутствие должного числа профессиональных концертных коллективов вообще препятствует успешному ознакомплению с симфонической, контактно-ораториальной музыкой, разных стран и эпох.

Перед Самаркандом, как и перед другими городами Советской страны, открыты грандиозные перспективы дальнейшего научного и культурного роста.

Формирование всесторонне развитой гармонической личности советского человека, строителя коммунизма осуществляется достаточно целенаправленно. В этом воспитательном процессе, думается, неуклонно будет возрастать роль искусства, и, в частности, музыки.

Расширение интернациональных связей, развитие самобытных национально-художественных традиций, расширение слушательского диапазона народной массы, творческий рост профессиональных театральных и концертных, коллективов, улучшение работы музыкально

— 138 учебных заведений являются основой для дальнейшего расцвета музыкальной культуры Самарканда.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Показать Свернуть

Содержание

ВВЕДЕНИЕ. 3

ГЛАВА I. ПУТИ РАЗВИТИЯ МУЗЫШЬНО-ЩОЖЕСТВЕННОй

САМОДЕЯТЕЛЬНОСТИ В САМАРКАВДЕ. 23

ГЛАВА П. ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ МУЗЫКАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

В САМАРКАВДЕ. 57

ГЛАВА Ш. КОНЦЕРТНАЯ И ТЕАТРАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ

САМАРКАНДА. 86

Список литературы

1. ПРОИЗВЕДЕНИЯ ОСНОВОПОЛОЖНИКОВ 1ЛАРКСИЗМ-ЛЕНИНИЗМ

2. Маркс К. и Энгельс Ф. об искусстве (в двух томах). -М.: Искусство, 1967, т. 1, 584 е.- т. 2, 726 с.

3. Ленин В. И. Успехи и трудности советской власти. Полн. собр. соч., т. 38, с. 39−73.

4. Ленин В. И. О литературе и искусстве. М.: Художественная литература, I97O. — 827 с. 2. МАТЕРИАЛЫ

5. Брежнев Л. И. О коммунистическом воспитании трудящихся. Речи и статьи. М.: Политиздат, 1974. — 559 с.

6. Луначарский A.B. Художественная задача советской власти. -Художественная жизнь, 1919, № I, с. 2.

7. Постановление У Ш съезда Piui (6) о принятии программы РКП (б). 18−23 марта 1919 г. В кн.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. — М.: Политиздат, 1970, т. 2, изд.8. — 543 с.

8. Постановление X съезда РКП (б) & quot-Об очередных задачах партии в национальном вопросе& quot-. 8−16 марта 1921 г. ~ В кн.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М.: Политиздат, 1953, чД, изд. 7, — 952 с.

9. Постановление Ц К КПСС & quot-Об укреплении связи школы с жизнью и дальнейшем развитии системы народного образования в СССР& quot-. 9 мая 1963 г. В кн.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. — М.: Политиздат, 1972, т. 8, 566 с.

10. Постановление Ц К КПСС и Совета Министров СССР & quot-О мерах по дальнейшего развитию самодеятельного художественного творчества& quot-. 28 марта 1978 г. В кн.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. — М.: Политиздат, 1981, т. 13. — 654 с.

11. Постановление Ц К КПСС & quot-О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы& quot-, М.: Политиздат, 1980, 15 с.

12. Справочник Коммунистической партии Советского Союза. М.: Политиздат, 1978. — 399 с.

13. Материалы ХХУ1 съезда КПСС. М.: Политиздат, 1981. — 223с.

14. Постановление СНК УзССР и ЦК КП (б) Уз & quot-О мероприятиях по дальнейшему развитию искусства в Узбекистане& quot-. Правда Востока, 1938, 27 декабря, с.З.

15. Постановление Ц К К П Узбекистана & quot-О ежегодном проведении праздников песни во всех городах республики& quot-. Правда Востока, 1953, 19 мая, с. 2.

16. Постановление Ц К К П Узбекистана и Совета Министров УзССР & quot-О мерах по дальнейшему улучшению народного просвещения в республике в связи с переходом ко всеобщему среднему образованию& quot-. Правда Востока, 1969, 9 марта, с. 1.

17. Постановление Ц К К П Узбекистана & quot-О развитии хорового искусства в республике& quot-.- Правда Востока, 1969, 26 марта.

18. Постановление коллегии Министерства культуры УзССР & quot-О проведении Республиканского конкурса самодеятельных хоро- 141 вых коллективов& quot-. Правда Востока, 1979, 24 февраля, с. 1. 3. МАТЕРИАЛЫ СЪЕЗДОВ, КОНФЕРЕНЦИЙ, СИМПОЗИУМОВ

19. Амонов Р. О поэтической основе Шашмакома. В кн.: Профессиональная музыка устной традиции народов Ближнего, Среднего Востока и современность. Ташкент, 1981, с. 56−61.

20. Джумаев А. Некоторые черты музыкально-эстетического отражения макомов в средневековье. В кн.: Профессиональная музыка устной традиции народов Ближнего, Среднего Востока и современность. Ташкент, 1981, с. 199−203.

21. Кабалевским Д. Б. Идейные основы музыкального воспитания в Советском Союзе. В кн.: Музыкальное воспитание в современном мире. Материалы IX конференции Международного общества по музыкальному воспитанию. М., 1970, с. 11−15.

22. Малькеева А. 0 музыкальных связях народов Средней Азии с зарубежными странами Востока. В кн.: Профессиональная музыка устной традиции народов Ближнего, Среднего Востока и современность. Ташкент, 1981, с. 217−220.

23. Муминов И. М. Об исторических корнях возникновения и развития искусства Средней Азии эпохи тимуридов. Доклад на Международном симпозиуме Юнеско по искусству периода темури-дов. Самарканд Ташкент, 1969, 47 с.

24. Эрнст К. Подготовка преподавателей музыки взгляд на будущее. — В кн.: Музыкальное воспитание в современном мире. М., 1970, с. 61−62.4. КНИГИ

25. Айни С. Воспоминания. Перевод с таджикского Розенфельд А. -М. -Л., Академия наук, 1960, 1087с.- 142

26. Асафьев Б. В. Избранные статьи, Об опере. Л.: Музыка, 1976.- 336 с.

27. Асафьев Б. В. Избранные статьи о музыкальном просвещении и образовании. 2-е изд. -Л.: Музыка, 1973. — 144 с.

28. Бабур Мухаммад Захарутдин. Бабур-наме. Ташкент: Академия наук, 1958. — 528 с.

29. Бартольд В. В. История культурной жизни Туркестана. л.: изд-во АН СССР, 1927, — 256 с.

30. Векслер С. М. Очерк истории узбекской музыкальной культуры.

31. Ташкент: Учитель, 1965. 242 с.

32. Виноградов B.C. Музыка Советского Востока. Очерк. М.: Советский композитор, IS68, — 234 с.

33. Вызго Т. С. Развитие музыкального искусства Узбекистана и его связи с русской музыкой. М.: Музыка, 1970. — 320 с.

34. Вызго Т. С. Музыкальные инструменты Средней Азии^ М. :1. Музыка, 1980. 190 с.

35. Джами А. Трактат о музыке. Ташкент: Академия наук, I960.- III с.

36. Зак Л. М. История изучения советской культуры. М.: Высшая школа, 1981. — 176 с.

37. Из истории искусств великого города, (к 2500-летию Самарканда). Ташкент: Литература и искусство, 1972. — 333 с.

38. История Самарканда (в двух томах). Ташкент: Фан, т. 1, 1969. — 481 е., т. 2, 1970. — 495 с.

39. История узбекской советской музыки (в двух томах). Ташкент: Литература и искусство, т. 1, 1972. — 380 е.- т. 2, 1973. — 373 с.

40. Кайдалова О. Н. Традиции и современность: Театральное искусство Средней Азии и Казахстана. М. :Искусство, 1977. -296с.- 143

41. Кароматов Ф. М. Узбекская инструментальная музыка (Наследие). Ташкент: Литература и искусство, 1972. — 360 с.

42. Кароматов Ф. М. Хамза Хаким-заде Ниязи и узбекская советская музыка. Ташкент: 1959. — 116 с.

43. Ломидзе Г. Интернациональное и национальное. Вопросы литературы, 1967, Г3 4, с. 15.

44. Нурджанов Н. Х. История таджикского советского театра (1917−1941). Душанбе: Дониш, 1967. — 471 с.

45. Пеккер Я. В. Узбекская опера. М.: Музгиз, 1963. — 220 с.

46. Пугаченкова Г. А., Ремпель Л. И. Выдающиеся памятники изобразительного искусства Узбекистана. Ташкент: Политиздат, 1960. — 328 с.

47. Рахманов М. Р. Хамза и Узбекский драматический театр. -Ташкент: Госполитиздат, 1960. 320 с.

48. Сафаров Н. Танланган асарлар. Пьесалар. Ташкент, 1958. -273 с.

49. Хамза Хаким-заде Ниязи. Пьесы, афиши, статьи и письма. -Ташкент: Фан, 1979, соч., т.2. 311 с.

50. Юлдашева С. Х. Развитие музыкального воспитания и образования в Узбекистане. Ташкент: Укитувчи, 1979, — 145 с. 5. СТАТЬИ

51. Абдуллаев В. А. Абдурахман Джами в Самарканде. Общественные науки в Узбекистане. Ташкент, 1963, март, с. 22−26^

52. Абдуллаев В. А. Валиходжаев Б.Н. Заметки по поводу истории Самарканда и преданий о нем. В кн.: Дыхание веков. Труды СамГУ, Самаркацд, 1970. — с. 26−36.

53. Азовский А. Смотр художественной самодеятельности Багиша-мальского района. Ленинский путь, 1946, 24 мая.- 144

54. Вадиходжаев И. В. Цухаббат ва нафосат таращуми. Ленин йули, 1976, 6 января.

55. Валиходжаев Н. В. Кушик инсон хамрохи. — Ленин йули, 1976, 24 марта.

56. Валиходжаев Н. В. Сахнада Бреда Калеф. Ленин йули, 1976, 30 ноября.

57. Валиходжаев Н. В. Мухим семинар-кенгаш. Укктувчилар газета си, 1978, 4 июня.

58. Валиходжаев Н. В. Анъанага садокат. Ленин йули, 1981, 22 апреля.

59. Векслер С. М. Значение первой русской революции 1905−1907 гг. в развитии музыкально-культурной жизни Узбекистана. -В кн.: Вопросы истории и теории узбекской советской музыки. Ташкент, 1976, с. 7−18.

60. Вызго Т. С. Афрасиабская лютня. В кн.: Из истории искусств великого города. — Ташкент, 1972, с. 269−297.

61. Вызго Т. С. О характерных чертах языка современной узбекской музыки. В кн.: Музыка и современность, вып.6. -М.: 1969, с. 142−178.

62. Ганиев А., Пулоди А. Тухфан сурурангаз. Садои Шарк, 1970, № 9, с. 129−131.

63. Галицкая С. П. О функциях Ш степени в ладах узбекской монодии. В кн.: Вопросы музыкознания, вып.2. — Ташкент, 1971, с. 160−170.

64. Григорьев А. Смотр художественной самодеятельности пионеров и школьников. Ленинский путь, 1946, 4 августа.

65. Зудов В. К. Некоторые черты интонационного развития в узбекских операх на темы социальной борьбы. В кн.: Теоретические проблемы узбекской музыки. — Ташкент, 1968, с. 102. 110.

66. Интернациональный концерт народной музыки. Пролетарий, Самарканд, 1923, 18 января.

67. Карелова И. Н. Музыкальное образование в Узбекистане.

68. В кн.: Вопросы музыкальной кульауры Узбекистана, вып.1. -Ташкент, 1961, с. 271−290.

69. Кароматов Ф. М., Раджабов И. Р. Предисловие к макому «Буз-рук». В кн.: Шашмаком. — Ташкент, т. 1, 1965, с. 15−24.

70. Ковбас М. С. Вопросы развития музыкальной самодеятельности в Узбекистане. В кн.: Вопросы музыкальной кулыуры Узбекистана, вып. 1, Ташкент, 1961, с. 291−310.

71. Коммунарская И. Усилить подготовку к празднику песни. -Ленинский путь, 1954, 10 апреля.

72. Концерт-митинг в госпитале. Известия, Самарканд, 1919,28 августа.

73. Кузнецова Г. В. Самаркандская легевда Г. А. Мушеля. В кн.: Проблемы музыкальной науки Узбекистана. — Ташкент, 1973, с. 233−238.

74. Марков П. А. Борьба за музыкальный театр. В кн. :0 театре, т. 4, Дневник театрального критика 1930−1976, -М.: 1977, с. 102−111.

75. Минин В. Н. К проблеме подготовки дирижеров-хоровиков.

76. В кн.: Проблемы высшего музыкального образования (сб. трудов музыкального института им. Гнесиных). М.: 1975, с. 96.

77. Мирхайдарова З. М. Роль музыки в драматических спектаклях & quot-Путеводная звезда& quot- и & quot-Шестое июля& quot-. В кн.: Теоретические проблемы узбекской музыки. — Ташкент, 1976, с. 71−80.

78. Мусулмон театри хакида. Мехнаткашлар товуши, 1921, март, № 2.- 146

79. Народные музыкальные школы. Народное просвещение, 1919, май.

80. Николаев И. Симфоническая музыка. Самарканд, 1917, 28 июня.

81. О выступлении театральной труппы в кишлаке. Известия, Самарканд, 1920, 9 июня.

82. Обращение государственной комиссии по просвещению. 16 октября 1918 г. Народное образование СССР (сб. докладов) с. 141.

83. Цугаченкова Г. А. Архитектурные памятники Мавераннахра эпохи Улугбека. В кн.: Из истории эпохи Улугбека. — Ташкент, 1966, с. 241.

84. Прохорич. Самарканд. Беседа, 1872, № 9−10, с. 26−41.

85. Раджабов И. Р. О музыке Самарканда. В кн.: Из истории искусств великого города. — Ташкент, 1972, с. 275−277.

86. Рашидов Ш. Р. Тахир и Зухра. Ленинский путь, 1944, 5 апреля.

87. Романовская Е. Е. Первая музыкальная школа в Узбекистане. -В кн.: Статьи и доклады. Записи музыкального фольклора. -Ташкент, 1957, с. 56.

88. Ризберг И. Ходжа Насреддин. Ленинский путь, 1944, 17 мая.

89. Саидкулов Т. С. Культура. В кн.: Самарканд во второй половине XIX и начало XX века. — Самарканд, 1970, с. 156−173.

90. Самодеятельные кружки нуждаются в помощи. Ленинский путь, 1947, 9 апреля.

91. Смотр художественной самодеятельности. Ленинский путь, 1947, I августа.

92. Сосновский М. Университет в Ташкенте. Искусство и куль- 147 тура Туркестана. Ташкент, 1918, № 1−2д, с. 19−21.

93. Сообщение Самаркандской культурно-просветительной гарнизонной коллегии. Голос Самарканда, 1919, 12 апреля.

94. Сохор А. Н. О специфике самодеятельного искусства. В кн.: Проблемы музыкальной самодеятельности. — М. -Л.: 1965, с. 167−173.

95. Степанов Ю. Выразительным языком хореографии, Ташкент -екая правда, 1977, 4 августа.

96. Тоскаева А. Самодеятельность на зарплате. Ленинский путь, 1966, 4 июня.

97. Федоров К. На смотре детской самодеятельности. Ленинский путь, 1947, 20 мая.

98. Фитрат. Узбек классик мусикаси ва унинг тарихи. Ташкент-Самарканд, 1927, с. 6.

99. Хамидов X. Ходжи там-там. Шарк Юлдузи, 1967, № 2, с. 186−188.

100. Хусанбаев К. Самаркандцы на республиканском смотре художественной самодеятельности. Ленинский дуть, 1945, 18 апреля.

101. Шермухамедов С. Ш. В. И. Ленин о культуре, как общественном явлении. В кн.: Некоторые вопросы теории и практики развития социалистической культуры. — Ташкент, 1980, с. 16.

102. Юцусов 0. Оперный маленьким самаркандцам. — Ленинский путь, 1967, 28 сентября.6. ДИССЕРТАЦИИ

103. Абдуллаев В. А. Жизнь и творчество Алишера Навои в Самарканду. рукопись диссертации, Самарканд, 1941 с.

104. Голубкова А. Н. Формирпование удмурской советской музыкальной культуры. Кандидатская диссертация. М., 1976.- 148

105. Касумова С. М. Из истории профессионального музыкального образования в Азербайджане. Кандидатская диссертация. -Баку, 1970.

106. Масленникова В. Н. Роль музыкального образования в становлении музыкальной культуры Белоруссии. Кандидатская диссертация. Киев, 1978.

107. Мишуров Б. С. Становление и современное развитие художественной самодеятельности малых народностей Приамурья. Кандидатская диссертация. Ленинград, 1983.

108. Фомин В. П. Музыкальная жизнь как проблема теоретического музыкознания. Кандидатская диссертация. М.: 1977.7. АВТОРЕФЕРАТЫ

109. Ким Н. С. Народный театр Узбекистана (Проблема формирования и развития). Автореферат кандидатской диссертации. Минск', 1974, с. 2.

110. Рашидова Д. Д. Дервиш Али Чанги и его трактат, о музыке (ХУ1-ХУП вв.) Автореферат кандидатской диссертации. Москва, 1983, с. 12−13.8. АРХИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

111. Г А Сам. обл.ф. 230, оп. 2, ед. хр. З, 1930−31 гг.

112. Г А Сам. обл.ф. 230, оп. 1, ед. хр. 14, лист 350.

113. Г А Сам. обл.ф. -230, оп. 1, ед. хр. З, дело 28/68.

114. Г А Сам. обл.ф. -7, оп. 1, ед. хр. 28, лист 228.

115. Г А Сам. обл.ф. -178, оп. 2, лист 221.

116. Г А Сам. обл. КП-36 635, протокол от $ 19.

117. Г А Сам. обл.ф. -786, оп. 1, ед. хр. 5, лист 44.

118. ЦГА УзССР, ф. 234, оп. 6, Материалы Минпроса УзССР за1941−45 гг.

119. ЦГА Уз ССР, д. 34-, оп. 1, ед. хр. 7I5-a, 1921, с. 58−60.

120. ЦГА УзССР, д. 34, оп. 1, ед. хр. 7I5-a, 1219, с. 8.

121. Сам. обкома КП УзССР, № КП-36 635, протокол № 19.9. НОТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

122. Акрамов Ш. А., Хасанов Н. Х., Файнтух Я. Музыка к драме Исм. Акрамова & quot-Такдир"- (& quot-Судьба"-). Клавир.

123. Акрамов Ш. А., Файнтух Я. Клавир. Музыка к драме 3. Сайда и Н. Сафарова & quot-Тарих тилга кирди& quot- (& quot-История заговорила& quot-). Клавир.

124. Акрамов Ш. А., Файнтух Я. Музыка к драме Ш. Туйгун & quot-Мухаббат"- (& quot-Любовь"-). Клавир.

125. Акрамов Ш. А., Файнтух Я. клавир музыкальной драмы & quot-Киз калъаси& quot- (& quot-Девичья крепость& quot-), по одноименной пьесе Сайд Казара.

126. Акрамов Ш. А., Файнтух Я. Музыкальная драма & quot-Холисхон"- (& quot-Тайна паранджи& quot-) Хамза Хаким-заде Ниязи. Клавир.

127. Акрамов Ш. А. сл. его же песня & quot-Ленин нишонинг бор& quot-, & quot-Севдим сени& quot-, & quot-Салом дейман& quot-, & quot-Салом олтин куллилар& quot-. Партитура.

128. Гаврилов Ш. Р. партитура песен & quot-Лайлак"- на слова С. Барноева.

129. Хамракулов Р. Х. партитура песен & quot-Сизни суроклар& quot- на сл. Н. Нарзуллаева: & quot-Ишим бордир ушал охуда& quot- на сл.Х. Олимджана. if & iacute-.л pl50 -ЛЛЛА1. Г. шшпв. m

Заполнить форму текущей работой