Внешкольное образование в Мордовском крае в 1890-1910-х гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Таким образом, сегодня Чувашский республиканский институт образования предпринимает реальные шаги, направленные на повышение эффективности работы по оказанию помощи в изучении, обобщении и распространении передового педагогического опыта учителям республики, в целом образовательным учреждениям Чувашии и диаспоры.
ПРИМЕЧАНИЯ
1 См.: Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа: сб. док. 1917−1973. М., 1973. С, 220.
х См.: Егоров Н. Е. Развитие общеобразовательной школы / Н. Е. Егоров, Т. С, Сергеев // Из истории культуры Чувашской Республики. Вып. 1. 1917−1985. Чебоксары, 1992. С. 29.
3 См.: Петров А. П. Ко всеобщему среднему образованию / А. П. Петров, Г, С. Сидоров Н Чувашской АССР — 60 лет. Чебоксары, 1980. С. 215.
4 См.: Ефимов Л. А. Школы Чувашского края в XIX—XX вв. / Л. А. Ефимов. М., 2003. С. 38.
5 См.: Данилов В. Д. Чувашскому институту образования — 65 лет / В. Д. Данилов. Чебоксары, 1999. С. 13.
& quot- '-Гам же. С. 14.
7 Текущий архив Института образования Чувашской Республики.
8 Республика. 2003. 25 марта.
Поступила 21. 06. 06.
ВНЕШКОЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В МОРДОВСКОМ КРАЕ
В 1890—1910-х гг.
Т. И. Килъдюшкина, соискатель отдела истории НИИ гуманитарных наук при Правительстве РМ
В статье на примере нескольких уездов Пензенской губернии, вошедших впоследствии в состав Мордовии, прослеживается история создания и развития на рубеже XIX—XX вв. таких форм внешкольного образования, как воскресные народные чтения и библиотеки-читальни. Эти формы сыграли исключительно важную роль в деле просвещения народа в указанный период.
Всеобщая неграмотность российского крестьянства и городских низов в XIX в. породила новые народные формы просвещения как взрослых, так и детей. Одной из таких форм стало проведение воскресных чтений. Губернские и уездные земства, не имевшие возможности удовлетворить желание безграмотного народа в познании окружающего мира, поддерживали, а позднее и поощряли сельских учителей — организаторов чтений.
Чтения проводились с разрешения Министерства внутренних дел и дирекции народных училищ той или иной губернии. На уездных исправников возлагалась ответственность за такие мероприятия, о каждом из них требовалось докладывать губернатору. О благонадежности лиц, проводивших чтения, сообщалось руководству народных училищ. В Государственном архиве Пензенской
области отложился документ, представляющий собой список лиц, которые изъявили желание принять участие в чтениях, за 1903 г. В нем только по Саранскому уезду значились: в Трофимовском училище — священник Ф. Курышев и учительница А. Кудрявцева, Ромоданов-ском — учительница Н. Усова, Атемар-ском — учитель Н. Ашмарин, в Кочку-ровском училище — учитель Г. Вечку-тов. Кроме того, выразили согласие на участие в чтениях для рабочих Саранского винного склада имевшие на то разрешение помощник акцизного надзирателя Н. Ю. Гофман, земский врач И. И. Кубанцев, помощник податного инспектора по уезду А. А. Рейхмут, инспектор Саранского городского училища И. 3. Карачарский, преподаватель того же училища А. Г. Кочкин, а также не имевшие разрешения помощник акцизного надзирателя М. В. Иванов, контролер
© Т. И. Кильдюшкина, 2006
В. Л. Зуев, помощник заведующего П, П. Кузовков, конторщик при казенном складе А. М. Каретников, помощник конторщика С. Н. Коноплянцев1.
Проведение чтений в церковно-при-ходских школах (ЦПШ) контролировал Пензенский епархиальный учительский совет. Он же рекомендовал для этих целей книги религиозного содержания. Заведующие ЦПШ представляли программу чтений на утверждение и за ее изменение отвечали лично.
Воскресные чтения состояли из трех отделов. В первом читались статьи религиозно-нравственного содержания, во втором велись беседы о русской истории, третий отдел обычно посвящался рассказам из крестьянского быта, одобренным духовной цензурой и Московским комитетом грамотности. Иногда во время таких мероприятий зажигался «волшебный фонарь с туманными картинами», в перерывах исполнялись церковные песнопения2, —
Образцом религиозно-нравственных чтений могут служить те, что проводились Обществом по устройству публичных и религиозно-нравственных собеседований, деятельность которого поддерживал и поощрял Пензенский епархиальный совет. Общество было учреждено учителями Краснослободского духовного училища, но кроме религиозных им проводились и светские чтения, устраивались концерты. В состав общества входили активные просветители: П. И. За-руцкий, Я. М. Чернов, Н. К. Остромец-кий и др.
Данным обществом чтения проводились с 1890 по 1917 г., обычно с октября по март, когда жители города были свободны от работ в поле. В год проходило 20−22 мероприятия. Они устраивались в зале духовного училища, вмещавшем 250 чел. Зал очень часто был переполнен. Лекторами и чтецами выступали городские священники во главе с протоиереем П. Архангельским, а также учителя духовного, городского и женского приходского училищ. Светскую часть
чтений вели преподаватели Я. М. Чернов, Н. К. Остромецкий и любительница драматического искусства учительница В. Н. Кожевникова. Несмотря на преобладание духовной тематики, деятельность общества имела большое значение для расширения кругозора слушателей, которые получали сведения по естествознанию, географии, российской истории.
К народным чтениям особенно тянулись дети, которые, научившись читать в школе, не могли закрепить приобретенные навыки с помощью чтения художественной литературы из-за отсутствия таковой.
Губернская земская управа считала чтения одной из важных форм внешкольного образования. Озабоченность губернского земства вопросами просвещения народа была обоснованной: даже в 1912 г. чтения проходили в переполненных залах школ, что говорит об интересе к ним со стороны крестьян. Однако проводились они лишь в 14−20 селениях Пензенской губернии, насчитывавшей более 20 тыс. населенных пунктов8.
Широкому развитию народных чтений в начале XX в. способствовал значительный рост количества земских начальных училищ и ЦПШ. Увеличилось и число учителей, способных проводить чтения и собеседования. Только в Инсар-ском уезде в 1912 г. было уже 113 учебных заведений (в 1889 г. — 34) и216 учителей (в 1889 г. — 78)4.
В 1912 г. губернское земство предложило заменить «волшебные фонари» кинематографом и устраивать народные чтения в сопровождении кинофильмов. Предлагались следующие темы: важные моменты из истории России- условия хозяйства и быта других народов- особенности добывающей и обрабатывающей промышленности- требования гигиены, а также природоведение и агрономия. К двум приглашенным лекторам предъявлялись следующие требования: в одном селе пребывать не более 3 дней, а за сезон (6 мес.) дать 216 чтений на раз-
ные темы в 72 селах. Лекторам земская управа выделила 2 700 руб. (1 500 — на жалованье, 1 200 — на приобретение
2 киноаппаратов и 20 лент к ним)5.
Вызванная народными чтениями тяга крестьян к знаниям могла получить удовлетворение в книге. Книга становилась важным средством просвещения и самообразования. Большую роль в этом призваны были сыграть библиотеки, открывшиеся в уездных городах и селах Пензенской губернии. До появления земских учреждений, т. е. до 1864 г., их количество исчислялось единицами.
В Краснослободске первая библиотека была открыта в 1844 г. при духовном училище с разрешения Святейшего Синода, которому она и подчинялась. Ею пользовались учителя, учащиеся и священники6. В 1870 г. в городе появилась публичная читальня. Уездное земство, которому она принадлежала, выделило на ее устройство 300 руб., а затем ежегодно перечисляло по 100 руб. на приобретение книг. В фонде читальни было 1 507 книг7.
1890-е гг. были ознаменованы открытием нескольких библиотек. Причем чаще всего они создавались по инициативе не администрации, а активных общественников и местной интеллигенции. Только в 1 894 г. губернское земское собрание постановило открыть при школах 10 народных бесплатных библиотек-чи-тален, выделив на эти цели 1 800 руб.: каждой библиотеке по 100 руб. на книги, 60 руб. — библиотекарю, 20 руб. — на освещение8.
Потребность в библиотеках нарастала в связи с ростом количества школ, увеличением числа грамотных людей и учителей. Несмотря на финансовые трудности, в 1895—1896 гг. губернское земство изыскало возможность для организации еще 10 бесплатных библиотек для учительского персонала. Они размещались при земских управах, и ответственными за них были земские начальники.
В 1899 г. в честь 100-летия со дня рождения А. С. Пушкина губернское
земство открыло еще 10 библиотек в крупных селах — по одной в каждом уезде. Эти библиотеки стали именоваться Пушкинскими. В Писарском уезде такая библиотека была создана в с. Новотроицком и содержалась на средства сельского общества. В 1900 г. губернская земская управа ассигновала на нужды 20 библиотек (10 народных и 10 учительских) 1 тыс. руб., т. е. по 50 руб. на каждую9.
Немногочисленные библиотеки превратились в проводников культуры в селах. По итогам 1900−1901 гг. в 3 земских народных библиотеках при сельских училищах Писарского уезда — Иссин-ской, Шуварской и Шишкеевской — имелось 1 500 книг, обслужен 881 читатель, произведено 10 355 книговыдач. В 1902 г. в Новотроицкой Пушкинской библиотеке-читальне насчитывалось 685 экземпляров книг, 150 читателей, из них 20 женщин, ее сотрудниками было выдано более 1 тыс. книг. Библиотека обслуживала 4 волости — Новотроицкую, Новоак-шинскую, Лемдяйско-Майданскую, Ста-росивиньско-Майданскую. Она размещалась в волостном правлении, заведовал ею длительное время учитель Н. И. Корявое.
В отчете за 1902 г. Н. И. Корявов перечислил наиболее любимые сельскими читателями книги — это произведения И. А. Крылова, М. В. Ломоносова, М. Ю. Лермонтова, А. С. Пушкина, И. С. Тургенева, Л. Н. Толстого,
Н. В. Гоголя, И. А. Гончарова, А. Н. Островского, К. Д. Ушинского, Я. Коменско-го и др. Библиотека ежегодно пополнялась и была одной из лучших в уезде10.
Большинство библиотек плохо финансировалось, иногда за год не получая ни одного рубля на приобретение книг. Только некоторые поддерживались активистами, например любителями театрального искусства, отдававшими для этого сборы от благотворительных спектаклей. Так, в Инсаре в 1897 г. с благотворительной целью были даны 1 светский концерт (средства жертвовались на устройство народной читальни) и 2 спектак-
ля (на усиление средств Инсарского отделения Лермонтовской библиотеки): 27 мая было собрано 40 руб. 50 коп. ,
3 июля — 10 руб. 6 коп. и 30 ноября — 24 руб. 5 коп. 11
Вопросы внешкольного образования широко обсуждались в периодической печати, особенно в земских изданиях, во всех губерниях. В публикациях неоднократно подчеркивалось, что внешкольное образование лежит исключительно «на плечах частной инициативы, на плечах людей наиболее чутких и духовно одаренных». Идею о просвещении народа они вынашивали в собственной душе, а затем внедряли в жизнь. Эти люди отдавали учреждениям внешкольного образования весь свой досуг, а средства собирали путем подписки, устройства спектаклей и музыкальных вечеров12.
Потребность во внешкольном образовании на селе была огромной, так как обучение детей ограничивалось 2−3 классами. Внешкольное образование сосредоточивалось в основном в городах. Воскресные школы, народные чтения, народные театры, спектакли организовывались, как правило, земскими городскими служащими, врачами, юристами, учителями и другими представителями интеллигенции. История сохранила для нас яркие примеры самоотверженного труда общественников по просвещению народа. Однако эффективно развиваться на таких основаниях внешкольное образование не могло.
Пензенское губернское земство считало, что «… .в области внешкольного образования должно быть отведено первое место… созданию планомерной организации библиотечного дела по всей губернии, которое… ценно тем, что, будучи постоянным, может слить в одну стройную систему и другие временные виды внешкольного образования"13. Предлагалось открыть центральные библиотеки в уездных городах- районные — в тех пунктах, к которым тяготеет сельское население- подсобные — в каждой школе. Кроме того, планировалось орга-
низовать передвижные библиотеки для малых селений. Осуществление этого плана началось с создания в 1912 г. районных и подсобных библиотек при сельских училищах.
В уездных городах еще в 1895- 1896 гг. были открыты 10 библиотек для учительского персонала, однако они не отвечали своему назначению. В 1912/13 учебном году в общем числе читателей доля учителей составляла всего 30%. Книговыдача была небольшой — 5 142 книги на все 10 библиотек, количество читателей не превышало 545 чел. Земство решило перенести учительские библиотеки из уездных городов в села, тем самым приблизив к учителям14.
Тяга народа к просвещению, книге* грамоте, изменившееся экономическое и политическое положение в стране заставили Министерство народного просвещения отменить существовавший до этого запрет на открытие при сельских начальных училищах народных библиотек. В § 1 новых правил о библиотеках значилось: «Народные библиотеки при низших учебных заведениях, кроме открываемых правительством, могут быть учреждены земствами, городами, сословиями, школьными попечительствами и по-печительствами о народной трезвости, а также обществами и частными лицами"15. В результате этой меры число библиотек в Пензенской губернии заметно выросло. В одном только Писарском уезде их стало 16.
Ряд школьно-народных библиотек Пензенской губернии были преобразованы в 30 районных библиотек-читален. В Писарском уезде районными стали 3 старейшие библиотеки: Иссинская (открыта в 1896 г.), Шишкеевская (1897) и Новотроицкая библиотека-читальня им. А. С. Пушкина (1899 г.).
Возникновение культурно-просветительных учреждений в мордовском крае* как и по всей России, явилось результатом не случайного стечения обстоятельств, а активной деятельности интеллигенции, благодаря которой и в правя-
щих кругах, и в прессе, и в ученых и промышленных обществах рядом со специальными вопросами ставился вопрос о просветительных учреждениях. Народные библиотеки, воскресные чтения, народные театры — начинания, которыми были заняты представители интеллигенции и в многолюдных центрах, и в глухих местечках — всюду собирали вокруг себя живые и деятельные силы, передовых людей.
ПРИМЕЧАНИЯ
1 ГАПО, ф. 81, on. 1, д. 1109, л. 1, 11, 13.
2 См.: Отчет о состоянии церковно-приходских школ за 1896−97 г. Пенза, 1898.
3 См.: Отчет о состоянии церковно-приходских школ за 1912−13 учебный год. Пенза, 1914. С. 33.
4 См.: Двадцатипятилетняя деятельность Пензенского земства. 1865−1889 годы / сост. Н. Евграфов, Пенза, 1894. С, 145−146.
5 См.: Доклады и сведения о культурно-просветительной работе Пензенского губернского земства за 1912−13 г. Пенза, 1915. С. 23.
6 ГАПО, ф. 5, он.д, 6209, л. 10−12.
7 См.: История Мордовской АССР. Саранск, 1979. Т. 1. С. 300.
8 Доклады: Пензенской губернской земской управы на очередной сессии 1899 г. Пенза, 1900. С. 5 II.
* См.: Доклад Пензенской губернской земской управы на очередной сессии о деятельности народных библиотек за 1900−1901 г. Пенза, 1901. С. 23.
ы ГАПО, ф. 81, он. 1, д. 1109, л. 7−8.
11 Там же, ф. 5, оп. 1, д. 6878, л. 43, 62 — 62 об., 166 — 166 об.
ш См.: Вестник Пензенского земства. 1912. № 1−2. С, 7.
13 Там же. № 12. С. 844−845.
14 См.: Доклады и сведения о культурно-просветительной работе… Доклад № 3.
Вестник Пензенского земства. 1913. № 21. С, 373.
Поступила 21. 06. 06.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой