Жизнеописание Будды Шакьямуни в традиционной тибетской живописи танка

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

6. Shnitke A. Nekotorye osobennosti orkestrovogo golosovedenija v simfonicheskih proizvedenijah D. Shos-takovicha // D. Shostakovich. M., 1967.
7. Shnitke A. Tembrovoe rodstvo i ego funkcional'-noe ispol'-zovanie. Tembrovaja shkala // Alfred Shnitke. Stat'-i o muzyke. M., 2004.
И. В. Арсентьева
ЖИЗНЕОПИСАНИЕ БУДДЫ ШАКЬЯМУНИ В ТРАДИЦИОННОЙ ТИБЕТСКОЙ ЖИВОПИСИ ТАНКА
Статья посвящена тибетским иконам танка с изображением биографии Будды Шакьямуни. Рассмотрены живописные свитки XII — XIX веков, выявлены и проанализированы основные типы воплощения жития Будды Шакьямуни: иконы и серии икон с изображением полного жизнеописания, циклы танок с изображением отдельных эпизодов. Отмечены характерные особенности изображения биографии Будды, которые во многом обусловлены соответствующими каноническими литературными источниками. Определены основные изобразительные элементы, которые характерны для житийных танок Будды Шакьямуни.
Ключевые слова: Будда Шакьямуни, тибетская живопись, танка, буддийская житийная икона.
I. Arsentieva
THE HAGIOGRAPHY OF THE BUDDHA SHAKYAMUNI IN THE TRADITIONAL TIBETAN PAINTING THANGKA
The Tibetan painting, thangka, representing the hagiography of the Buddha Shakyamuni is described. Painted scrolls of the XII — XIX centuries are regarded, and an analysis is given of basic types of the hagiography of the Buddha Shakyamuni: icons and series of icons with paintings of a full hagiography, circles of thangkas with the representation of separate episodes. The distinctive features of the representations of the hagiography of the Buddha Shakyamuni rooted in the canonical literature sources are identified, as well as painting elements typical for hagiographical thangka of the Buddha Shakyamuni.
Keywords: Buddha Shakyamuni, Tibetan painting, thangka, Buddhist Life Story icons.
Жизнеописание Будды Шакьямуни является одним из самых распространенных сюжетов в тибетской иконописи и воплощено во множестве различных живописных образов. В процессе развития в тибетской традиционной живописи танка сложились определенные типы изображения биографии Будды. Это прежде всего живописные свитки с воспроизведением полного жизнеописания Учителя. Еще одним типом воплощения жития Истинносущего являются серии икон. Существуют циклы
танок, композиция каждой из которых объединяет несколько биографических эпизодов. Серии также составляют свитки с изображением одного из событий биографии Татхагаты, как правило, относящихся к группе двенадцати деяний. Формирование изобразительных типов житийных танок протекало неодновременно, и, возможно, каждый из них был связан с определенными этапами развития тибетского искусства, но, возникнув, они продолжали существовать параллельно друг другу. Однако не-
смотря на разнообразие художественных решений, а также на распространенность рассматриваемого сюжета в тибетском изобразительном искусстве, следует отметить его недостаточную изученность, как, впрочем, и житийного жанра тибетской иконописи в целом, который зачастую находится на периферии научных интересов исследователей буддийского искусства.
Основой для создания житийных танок Будды Шакьямуни служили его полные биографии, такие как «Буддхачарита» и «Лалитавистара», а также литература класса сутр («Абхинишкрамана-сутра», «Ачч-харияббхута-дхамма-сутта» и другие). Особо в тибетской традиции принято выделять определенные эпизоды жизнеописания Будды — его двенадцать деяний. Фиксация данных биографических моментов в каноне изображения жития Татхагаты обусловлено тем особым значением, которое им придается в тибетской буддийской традиции. Согласно доктринальным представлениям буддизма, жизненный путь Будды Шакьямуни следует делить на три этапа: «…в начале жизненного пути — порождение бодхичитты, или стремления достичь просветления ради блага всех живых существ, в середине — накопление заслуг и мудрости, и в конце — достижение просветления и поворот Колеса Дхармы. Жизнеописание Будды Шакьямуни излагают таким образом потому, что в буддизме не существует учителя, который был бы просветленным изначально, напротив, просветление является кульминацией развития человека» [5, с. 13]. Форма изложения жития Учителя в виде двенадцати деяний была распространена в тибетской буддийской литературе.
Двенадцать деяний Будды Шакьямуни составляют следующие события его жизни: пребывание в мире Тушита и его нисхождение- вхождение во чрево- рождение Бод-хисаттвы- состязания в физической ловкости- жизнь Бодхисаттвы в кругу благородных женщин- уход Бодхисаттвы из дома- практика аскетизма- победа над Марой-
достижение пробуждения- вращение колеса Учения- уход в нирвану.
Деяния, совершенные Буддой Шакьяму-ни до момента достижения пробуждения, демонстрируют духовный подвиг во имя освобождения живых существ из круга сансары и воплощают религиозный идеал махаяны — путь Бодхисаттвы (санскр. бод-хичарья). События, определяемые буддийскими авторами как деяния Будды — достижение пробуждения, поворот колеса Учения и паринирвана [3, с. 131], — имплицитно связаны с основополагающими идеями буддизма (прежде всего с учением о причинно-зависимом происхождении и карме, с Четырьмя Благородными Истинами, с учением о мгновенности). Этапы духовного пути зафиксированы в иконографии образа Будды Шакьямуни, в его внешнем облике. Как бодхисаттва он изображается в одеждах и украшениях принца- аскет
— в монашеском плаще, Будда — с ман-дорлой, как правило, двойной.
Житийные иконы Будды Шакьямуни с изображением одновременно многочисленных эпизодов его биографии являются наиболее подробными и полными вариантами воплощения жизнеописания Будды в тибетской живописи.
Одним из самых ранних и известных произведений с воспроизведением жития Будды Шакьямуни в тибетской живописи является танка XII века из коллекции семьи Циммерман (илл. 1). Этот образ известен в буддийской иконографии как Будда Вад-жрасана, или Будда на алмазном троне. Танка выполнена в архаичном стиле и имеет характерное композиционное построение с делением всего изобразительного пространства иконы на «клейма» прямоугольной формы. Но своей живостью в решении фигур житийных сцен, которые расположены по периметру иконы, это произведение тибетской живописи напоминает об иллюстрированных рукописях периода пала. Темный фон подчеркивает орнамен-тальность танки, одномерность плоскост-
ного решения компенсируется живыми разнообразными позами и проработкой деталей. Помимо своих несомненных художественных достоинств, эта икона примечательна тем, что содержит, по замечанию исследователя танки М. Хандингтона, две различные иконографические традиции: «. первую, рассказывающую о восьми больших знаменитых чудесах в искусстве пала, и вторую, группу двенадцати известных деяний из другой биографии Будды, Лалитавистары» [8, с. 148].
В тибетской живописи последующих столетий широкое распространение получила вторая из двух названных традиций: основополагающими для иконографической схемы житийной танки Будды Шакь-ямуни становятся его двенадцать деяний. Основные эпизоды, деяния дополнены другими сценами из биографии.
Особенностью житийных танок Учителя Х1У-ХУ веков является включение в ком-
позицию изображения архатов, первых учеников Будды. Последовательность образов и число святых (группа шестнадцати или восемнадцати архатов) варьируется в зависимости от школы буддизма, в традиции которой выполнено произведение. Образы Хэшана и Дхарматалы, которые обычно являются семнадцатым и восемнадцатым арха-том, известны в тибетском искусстве с конца XIV — начала ХУ века [9, с. 102].
Примером идеального воплощения жизнеописания Будды Шакьямуни согласно тибетским представлениям является танка XIX века из коллекции Музея искусств Дональда Рубина (илл. 2), на которой представлены все основные вышеперечисленные биографические эпизоды — двенадцать деяний Будды. В центре композиции на лунном диске и лотосе с разноцветными лепестками восседает Будда Шакьямуни в ваджрасане (в позе лотоса), правая рука — в бхумиспаршамудре, жесте «прикосновения к земле», левая — держит патру с ми-робаланом. Его одеяние, уттарасангха, красного цвета с зеленым поясом украшено изящным орнаментом из цветков лотоса, плечи Татхагаты покрыты монашеской накидкой оранжевого цвета. Ладони и ступни с изображением колеса учения окрашены в оранжево-красный, этот элемент внешнего облика восходит к индийской живописной традиции изображения будд и бодхисаттв. С обеих сторон лотосовый трон окружает свита Будды Шакьямуни, в которую входят небожители, наги, божества и монахи. Среди них — его два великих ученика Ша-рипутра и Маудгальяяна, которые прославились своей мудростью и мистической силой соответственно.
Изображение первого деяния Будды Шакьямуни — пребывание на небесах Ту-шита во дворце и нисхождение на землю — помещено над фигурой Учителя на центральной оси всей композиции. Таким образом, развертывание повествования происходит по часовой стрелке начиная с верхнего края танки. Некоторые сцены,
Илл. 1
как, например, рождение Сиддхартхи Гау-тамы, окружены дополнительными сценами, которые соответствуют описаниям обстоятельств этих событий в канонических текстах. Эпизод появления на свет из правого бока Майи в саду Лумбини на иконе сопровождают изображения первых шагов в четырех направлениях принца Сиддхарт-хи и встречи с отшельником Аситой.
Илл. 2
Композиция танки представляет собой структуру с четко выраженной вертикалью. Устремленная вверх изящная ступа цвета слоновой кости на красно-оранжевом цветке лотоса, изображенная в сцене срезания волос в нижней части иконы, является значимым элементом композиции, который визуально разделяет изобразительную
плоскость танки на две части. В этом эпизоде, который символизирует вступление
на путь к пробуждению, Будда изображен сидящим в лалитасане (в «односторонней позе») с поднятыми вверх руками, окруженный синей мандорлой овальной формы. Рядом с ним Индра, который, согласно жизнеописанию, предстал в образе охотника и поднес царевичу монашеские одежды в обмен на его изысканные шелковые одеяния. Эта группа, которая вместе с изображением принца Сиддхартхи на коне относится к седьмому деянию — к уходу Бодхисаттвы из дома, в рассматриваемой танке разграничивает деяния Бодхисаттвы (слева относительно оси танки) и деяния Будды (справа).
В рассматриваемой иконе как в частном примере одного из типов визуального воплощения жития биографические сцены вокруг центральной группы персонажей расположены в хронологической последовательности, но не связаны единым местом действия и времени. Этот принцип соблюдается на протяжении развития данного типа житийной иконы, представляющей биографию в полном объеме, при этом композиционное построение таких танок разнообразно: от геометрически четко выстроенных структур обособленных друг от друга эпизодов до объединенных единым ландшафтным фоном свободно скомпонованных сцен, что, по мнению К. М. Герасимовой, отражает «. ступени развития художественного мышления этих народов» [4, с. 264].
Циклы икон с изображением эпизода или группы эпизодов жизнеописания Будды Шакьямуни представляют еще один тип воплощения жития в тибетской иконописи. Танки, входящие в цикл, объединены единым житийным сюжетом и представляют собой произведения с завершенной композиционной структурой. Воспроизведение биографии Учителя в форме цикла танок предоставляет возможность дифференциации житийных эпизодов согласно определенной иконографической программе. Интересным примером серии икон с житием Будды является памятник из коллекции Музея Дома Тибета Нью Дели (илл. 3).
Цикл состоит из семи танок, шесть из которых с изображением жития Татхагаты сгруппированы попарно. Композиция идентична для всех шести икон: в центре
— фигура Будды в позе важрасана на лотосе, правая его рука в бхумиспаршамудре, в левой — патра- вокруг на общем ландшафтном фоне свободно расположены сцены из его биографии, отделенные друг от друга группами деревьев, холмами и гирляндами облаков. В композицию первой и второй иконы, составляющих пару, включены соответственно следующие эпизоды жизнеописания: пребывание в мире Тушита и нисхождение на землю- изображение состязаний в физической ловкости и рождение, первые шаги Будды, жизнь во дворцах. Третья и четвертая танки — четыре встречи, уход из дома и размышления принца Сиддхартхи, практика аскетизма. Пятая и шестая иконы из этого цикла содержат изображения победы над Марой, достижения пробуждения, сцены проповеди Будды, нирваны и кремации. Очевидно, что в данном случае изображения биогра-
фии Будды Шакьямуни эпизоды сгруппированы на основе традиции разделять жизненный путь Будды на несколько этапов.
В тибетской живописи наряду с иконами, в которых воспроизведены многочисленные эпизоды биографии Будды, существуют изображения каждого из двенадцати деяний. «Зачаток качественного осмысления событий жизни можно увидеть в тех случаях, когда из сюжетного полотна выделяется эпизод и компонуется крупным планом в трехмерном пространстве. Таким образом, эпизод тяготеет к превращению в самостоятельную картину… «[4, с. 264−265].
В состав многих коллекций буддийского искусства входят как иконы с изображением двенадцати деяний, составляющие серию, так и отдельные танки с воспроизведением одного из них. При этом утверждать их существование в качестве самостоятельных произведений, вне циклов, не представляется возможным из-за отсутствия свидетельств, в полной мере подтверждающих данный факт.
Илл. 3 211
Основу композиции такой танки составляет максимально крупно изображенная ключевая сцена в окружении дополняющих ее эпизодов жития. Повествовательное начало, что свойственно танкам с полным житием Будды Шакьямуни, здесь присутствует в наименьшей степени. Следует отметить, что иконографические схемы изображения каждого из деяний появились в иконах с воплощением всего жизненного пути Учителя, причем характерные позы и пластические решения образов можно видеть уже в ранних памятниках тибетской живописи Х11-ХУ веков.
Так, в изображении рождения будущего Будды из Музея искусств Дональда Рубина (илл. 4) главной, центральной фигурой всей композиции является мать принца Сиддхартхи — Майя. Ее облик (характерный изгиб тела в позе трибханга, поднятая к ветке дерева правая рука), изображение справа крохотной фигурки Шакьямуни в складках белого полотнища, удерживаемого божествами, первые шаги Будды в четырех направлениях в совокупности формируют выразительный и узнаваемый образ исключительного по своей значимости в буддийской традиции события. Особое значение воспроизводимого эпизода подчеркнуто включением в композицию изображений радуг, разноцветных облаков и лотосов, многочисленных божеств в украшенных одеждах и буддийских символов.
Также следует отметить, что биография Будды Шакьямуни в тибетской живописи воплощена не только в житийных иконах. Значимые события жизни Учителя кодифицируются в системе жестов, поз и атрибутов образов-символов, функционирование которых как житийных образцов происходит на уровне воссоздания в уме адепта канонического текста. Основные и одни из самых распространенных образов Будды, которые зафиксированы в иконографическом каноне и непосредственно связаны с его биографией: призывание земли в свидетели — поза ваджрасана, правая рука — в бхумиспарша-
мудра, в левой — патра- поворот колеса Учения — поза ваджрасана, жест дхармача-краправартанамудра- достижение пробуждения — поза ваджрасана, жест самадхимудра. Такие образы Учителя, как, например, Сандаловый Будда и Будда Мучалинда, также можно отнести к условно биографическим, так как семантика этих образов восходит к жизнеописанию Будды Шакьямуни.
Илл. 4
Различные типы изображений биографии Будды и формы визуализации житийной темы в тибетской живописи свидетельствуют о существовании различных уровней воплощения канонических биографий с различной степенью «проявленности»
агиографического первоисточника. Следуя определенному сложившемуся канону изображения биографии Будды Шакьямуни, житийные тибетские танки при этом обладают определенной вариативностью художественно-композиционных решений.
Илл. 1. Житие Будды Шакьямуни. Танка. Центральный Тибет, XII век. Ткань, клеевые краски. Собрание семьи Циммерман.
Илл. 2. Житие Будды Шакьямуни. Танка. Тибет, XIX век. Ткань, клеевые краски. Музей искусств Д. Рубина.
Илл. 3. Житие Будды Шакьямуни. Две танки из цикла. Тибет, XIX век. Ткань, клеевые краски. Музей Дома Тибета.
Илл. 4. Рождение Будды Шакьямуни. Танка. Тибет, XIX век. Ткань, клеевые краски. Музей искусств Д. Рубина.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Андросов В. П. Будда Шакьямуни и индийский буддизм. М.: «Восточная литература» РАН, 2001.
2. Ашвагхоша. Жизнь Будды / Пер. с санскрита К. Бальмонта. М.: Художественная литература, 1990.
3. Будон Ринчендуб. История буддизма. СПб.: Евразия, 1999.
4. Герасимова К. М. Вопросы методологии исследования культуры Центральной Азии. Улан-Удэ: Издательство БНЦ СО РАН, 2006.
5. Далай-лама XIV. Гарвардские лекции. М.: Цонкапа, 2003.
6. Огнева Е. Д. Структура тибетской иконы // Проблемы канона в древнем и средневековом искусстве Азии и Африки. М.: Наука, 1973. С. 103−112.
7. Терентьев А. А. Определитель буддийских изображений. СПб.: Нартанг, 2004.
8. Pal P. Idoles du Nepal et du Tibet. Paris, 1996.
9. RhieM., Thurman R. Weisheit und Liebe. 1000 Jahre Kunst des tibetischen buddhismus. Bonn, 1996.
REFERENCES
1. Androsov V. P. Budda Shak'-jamuni i indijskij buddizm. M.: «Vostochnaja literatura» RAN, 2001.
2. Ashvaghosha. Zhizn'- Buddy / Per. s sanskrita K. Bal'-monta. M.: Hudozhestvennaja literatura, 1990.
3. Budon Rinchendub. Istorija buddizma. SPb.: Evrazija, 1999.
4. Gerasimova K. M. Voprosy metodologii issledovanija kul'-tury Central'-noi Azii. Ulan-Udje: Izdatel'-stvo BNC SO RAN, 2006.
5. Dalaj-lama XIV. Garvardskie lekcii. M.: Conkapa, 2003.
6. Ogneva E. D. Struktura tibetskoj ikony // Problemy kanona v drevnem i srednevekovom iskusstve Azii i Afriki. M.: Nauka, 1973. S. 103−112.
7. Terent'-evA. A. Opredelitel'- buddijskih izobrazhenij. SPb.: Nartang, 2004.
8. Pal P. Idoles du Nepal et du Tibet. Paris, 1996.
9. RhieM., Thurman R. Weisheit und Liebe. 1000 Jahre Kunst des tibetischen buddhismus. Bonn, 1996.
О. С. Безручко
ЦИТАТНЫЕ ФОРМЫ В ГРАФИЧЕСКОМ ДИЗАЙНЕ КОНЦА XX — НАЧАЛА XXI В.
В статье раскрывается актуальная тема классификации цитатных форм в современном графическом дизайне. Ведь, как известно, цитация выполняет значительную роль в образовании визуального языка графического дизайна рубежа веков и является характерной чертой дизайна постмодернизма. Цитатные формы находят свое описание, отмечаются их отличительные особенности.
Ключевые слова: цитатные формы, цитация, стилизация, аллюзия, рекламная пародия, реминисценция, графический дизайн

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой