Военно-политические аспекты сотрудничества Турции со странами Центральной Азии: общая динамика развития

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОТРУДНИЧЕСТВА ТУРЦИИ СО СТРАНАМИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: ОБЩАЯ ДИНАМИКА РАЗВИТИЯ
Левон ОВСЕПЯН
старший научный сотрудник Института политических исследований (Ереван, Республика Армения)
Введение
Геополитические трансформации, связанные с окончанием «холодной войны» и развалом СССР, побудили Турцию пересмотреть концепцию внешней политики и ряд вопросов, касающихся безопасности и обороны страны. Подход руководящих кругов к стратегии и политике национальной безопасности стал более широким: стратегию и политику безопасности теперь рассматривают в их связи с общими проблемами выработки «альтернативной внешней политики».
С самого начала 1990-х годов Кавказ и регион Центральной Азии (ЦА) стали
для Турции новым, «альтернативным» направлением внешней политики. Опираясь на этнолингвистическую и культурную общность с тюркоязычными народами региона, Турция начала применять там новую политическую стратегию, пытаясь взять на себя роль лидера, — для нее это была уникальная возможность повысить свой статус как региональной державы.
В данной статье мы попытаемся пролить свет на особенности развития военно-политического сотрудничества Турции с новыми независимыми государствами ЦА.
Окончание «холодной войны» и причины активизации внешней политики Турции в Центральной Азии
Поначалу окончание «холодной войны» и распад СССР породили у турецкой внешнеполитической элиты ощущение, что она попала в изоляцию: руководство страны опасалось, что ее позиции как члена НАТО пошатнутся. Начались поиски новой внешнеполитической стратегии, направленной на усиление влияния в тюркоязычных странах постсоветского пространства (Turkge konu$an ulkeler).
Министр иностранных дел Турции И. Джем в одной из статей отмечал: «Турция после «холодной войны» приняла на себя роль важного геополитического и стратегического игрока в центре большого региона, простирающегося от Европы до ЦА"1.
Создание союза тюркоязычных стран во главе с Турцией увеличило бы ее геополитическое значение, в частности во взаимоотношениях с Западом. Турецкий аналитик С. Лачи-нер отмечает, что «создание подобного рода тюркоязычного мира (TurkDunyasi) не являлось бы альтернативой Евросоюзу или же Западу в целом»: имея у себя за спиной поддержку тюркоязычного мира, Турция во взаимоотношениях с Западом ощущала бы себя более сильной2.
С окончанием «холодной войны» Турция потеряла прежнюю значимость в глазах Запада, зато у нее появились определенные предпосылки для превращения в серьезного игрока на «центральноазиатском поле»: «связанная этнической, лингвистической и религиозной общностью с новыми независимыми странами, Турция видела себя в роли моста во взаимоотношениях Запада с ними"3.
Во время официальных встреч на самых разных уровнях турецкое руководство не упускало возможности подчеркнуть важную роль страны в новой геополитической среде. По словам премьер-министра Турции С. Демиреля, в формирующейся после «холодной войны» системе региональных отношений стратегическая роль Турции в качестве «стабильного члена НАТО в таком нестабильном регионе» (имеются в виду ЦА и Южный Кавказ) становится еще более важной- распад СССР лишний раз подтвердил статус Турции в качестве региональной экономической силы4.
Активная политика Турции по отношению к тюркоязычным центральноазиатским странам поначалу находила поддержку на Западе, особенно в Соединенных Штатах, искавших способы противодействовать влиянию Ирана, афганских фундаменталистов, Китая и РФ в регионе5.
Заручившись определенной международной поддержкой, Турция приступила к установлению политических и экономических связей со странами ЦА. Поначалу она рассчитывала возглавить созданный ею альянс тюркоязычных стран, но со временем осозна-
1 См.: Cem I. Turkey: Setting Sail to the 21st Century // Journal of International Affairs, Perceptions, September — November 1997, Vol. 2.
2 См.: Laciner S. Orta Asya ve Turkiye // Uluslararasi Stratejik Aractirmalar Kurumu, 28. 10. 2008 [http: // www. usakgundem. com].
3 См.: Demirag Y. Soguk Savac Sonrasi Turkiyenin Orta Asya Siyasetinde Gelinen Nokta ve Gelecekte Bolgeye ilickin Izlenmesi Gereken Di§ politika Stratejisi [http: //www. jeopolitik. org/index. php? option=com_content&- task=view& amp-id=22&-Itemid=28].
4 См.: Demirel S. Newly-emerging Centre // Turkish Review, Winter 1992, Vol. 6, No. 30. P. 9.
5 См.: Чотоев 3. Влияние Турции на развитие государств Центральной Азии // Центральная Азия и Кавказ, 2003, № 2 (26). С. 83.
ла, что переоценила свои возможности, и стала проводить более реалистичную политику. Ее важным элементом стало налаживание связей с новыми независимыми тюркоязычными странами в военной сфере.
Основные направления сотрудничества Турции со странами Центральной Азии в военной сфере
На начальных этапах центральноазиатские страны рассматривали Турцию в качестве силы, имеющей серьезный опыт в вопросах борьбы против терроризма, наркотрафика и контрабанды оружия.
После распада СССР новые независимые страны ЦА столкнулись с проблемой реформирования и общей модернизации структуры своих ВС, и Турция, являвшаяся членом НАТО, выглядела для них более привлекательной: по мнению руководителей этих стран, сотрудничество с Турцией и освоение ее опыта открывало путь к установлению прямых связей с Альянсом и помогало ослабить зависимость от России.
Однако в начале 1990-х годов налаживание отношений с НАТО оказалось невозможным, так как страны ЦА все еще сильно зависели от России. При этом укрепление их взаимоотношений с Турцией вызывало беспокойство у российской стороны, хотя другие члены НАТО обладали более широкими возможностями для проникновения в регион.
НАТО и руководство США, со своей стороны, на первых порах поддерживали активизацию Турции в Центральной Азии, видя в этом предварительный этап налаживания отношений между Альянсом и странами ЦА.
Вскоре турецкая сторона поняла, что для достижения политических целей и расширения влияния необходимо военное присутствие в регионе- с конца 1990-х годов тюркоязычным странам стали выделяться определенные средства для модернизации различных военных сфер и реализации ряда программ6.
Военное сотрудничество Турции со странами региона осуществлялось и в рамках программы НАТО «Партнерство ради мира» (ПРМ).
С начала 1990-х годов усилились контакты представителей военных ведомств Турции и стран ЦА.
В марте 1993 года начальник Генштаба турецких ВС Д. Гюреш посетил Узбекистан, Туркменистан и Кыргызстан- месяц спустя президент Кыргызстана нанес ответный визит в Турцию. В результате этих встреч были подписаны соглашения о военной подготовке и военном образовании7, а с начала 1992 года офицеры центральноазиатских стран начали проходить курсы переподготовки в турецких военных учебных заведениях.
6 Более подробно о политике Турции в Центральной Азии см.: Овсепян Л. Политика Турции в Центральной Азии в 1990-х годах как важнейшее направление евразийской политики. Достижение или провал // Тюркологические и османистические исследования, Ереван 2008, № 5. С. 158−176 (на арм. яз.) — Овсепян Л. «Турецкая модель» и обусловленность внешней политики Анкары в странах Центральной Азии стратегическими интересами Запада // Центральная Азия и Кавказ, 2009, № 2 (62). С. 130−137.
7 См.: Winrow G. Turkey and Central Asia. В кн.: Central Asian Security. The New International Context / Ed. by R. Allison, L. Jonson. London — Washington: Brookings Institution Press, 2001. P. 207.
Первое межправительственное соглашение о военном образовании между Турцией и Казахстаном было подписано 23 февраля 1993 года в Алма-Ате. Оно было чрезвычайно выгодно для казахской стороны, так как все расходы брали на себя турки.
В августе 1994 года в Казахстан с официальным визитом прибыл министр обороны Турции М. Гюльхан- было подписано соглашение о сотрудничестве в сфере военной науки, техники и образования, предусматривавшее предоставление значительных привилегий и материальной помощи казахской стороне8, однако осуществление образовательных и учебных программ началось лишь с конца 1990-х годов.
В сентябре 1996 года был подписан протокол о взаимопонимании и расширении турецко-казахского сотрудничества в военной сфере. Этот документ предполагал сотрудничество в рамках программы ПРМ, совместное участие в миротворческих миссиях ООН и ОБСЕ, основание корпуса по переподготовке сержантского состава, создание сил береговой обороны Казахстана и т. д.
В том же году был подписан договор о взаимопомощи в сферах военной промышленности и военно-технического сотрудничества. Следует отметить, что программы и проекты в области военной промышленности так и не были реализованы9.
Сотрудничество Турции с Кыргызстаном началось с подписания договора (1993 г.), согласно которому стране была выделена военно-техническая и материальная помощь10. Однако более активную помощь В С Кыргызстана Турция стала оказывать лишь с 1999 года.
В июне 2001 года Турция предоставила Кыргызстану военное снаряжение и средства связи почти на 1 млн долл., хотя в подписанном в октябре 2000 года межправительственном соглашении была обозначена сумма в 1,5 млн долл. 11
Согласно договору, подписанному в марте 2002 года между Генштабом В С Турции и Министерством обороны Кыргызстана, турецкая сторона должна была предоставить военную и материальную помощь в размере 1,1 млн долл.- всего до 2003 года она составила 3,5 млн долл. 12
В октябре 2000 года между министерствами обороны Турции и Узбекистана был подписан договор о военном и военно-техническом сотрудничестве, а также соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности и борьбе с терроризмом, согласно которому Турция обязалась предоставить необходимую военно-техническую помощь13. Эти соглашения внесли значительный вклад в укрепление сотрудничества между двумя странами в военно-технической области и сфере безопасности. В данной связи можно упомянуть и договор о сотрудничестве в сфере военного образования, подписанный еще в 1992 году, однако он длительное время не ратифицировался.
В ходе визита начальника Генштаба В С Турции X. Киврикоглу в Узбекистан (март
2002 г.) был подписан договор, предусматривавший безвозмездную военную помощь Уз-
8 См.: Соглашение между Правительством Республики Казахстан и Правительством Турецкой Республики о безвозмездной военной помощи [http: //ru. government. kz/docs/1066. htm].
9 См.: Shilibekova A. Turkey-Kazakhstan Relationship in the Military Sphere. Outcome and Outlook // European Journal of Economic and Political Studies (EJEPS), 2008, No. 1 (2). P. 69.
10 См.: Kirgiz ordusunu Tflrkiye modernize ediyor // Zaman, 25. 07. 2008.
11 См.: Kyrgyzstan Daily Digest, 8 June 2001 [http: //www. eurasianet. org/resource/kyrgyzstan/hypermail/2001 06/0023. html].
12 См.: Новостное сообщение Межрегионального фонда информационных технологий [http: //mfit. ru/ defensive/obzor/ob31−10−03−4. html]- Независимое военное обозрение, 31 октября 2003- Киргизия: базы в обмен на стабильность [http: //www. redstar. ru/2002/07/0207/302. html].
13 См.: Cumhurbajkani Sezer Ozbekistan’da… Sezer: «Tflrkiye Orta Asya Tflrk Cumhuriyetlerinin ve bu arada Oz-bekistanin terorizm konusundaki kaygilarini anlamaktadir» [http: //www. byegm. gov. tr/YAYINLARIM IZ/HABERANA-DOLU/HABER-ANA/2000/10/HA 17×10×00. HTM].
бекистану на сумму 1,2 млн долл. (поставка Узбекистану военно-технических средств была фактически свернута в 2004 г.)14. В рамках борьбы с терроризмом стране была оказана помощь в размере 1,5 млн долл. (2003 г.), а военно-технических и образовательных средств было поставлено на сумму 610 тыс. долл. (2004 г.). В целом за период 2002—2004 годов Турция предоставила Узбекистану безвозмездную военно-техническую помощь на сумму около 3 млн 300 тыс. долл. 15
В 2003 году в ходе визита премьер-министра Турции Р. Т. Эрдогана в Узбекистан был подписан договор о сотрудничестве в военной сфере, который предусматривал переподготовку узбекских военных в рамках борьбы с терроризмом и направление офицеров ВВС страны на обучение в Турцию16.
Во второй половине 1990-х годов Турция неоднократно поднимала вопрос о поставках своей бронетанковой техники в центральноазиатские страны, в первую очередь в Узбекистан. Так, во время визита турецкого президента С. Демиреля в Узбекистан в мае 1996 года находившийся в составе делегации начальник Генштаба В С Т урции предложил организовать в республике совместное производство бронемашин, что, однако, не встретило одобрения узбекской стороны17.
В целом политические взаимоотношения между Турцией и Узбекистаном, в отличие от других центральноазиатских республик, оставались весьма нестабильными. Это препятствовало дальнейшему углублению двустороннего сотрудничества в военной сфере18.
Ежегодно (начиная с 1999 г.) 5−6 офицеров из Казахстана проходит обучение в находящемся в Анкаре учебном центре НАТО, действующем в рамках программы ПРМ, первом среди открытых в странах — членах Альянса. Сотрудники центра осуществляли учебно-тренировочные программы как в тюркоязычных республиках ЦА, так и в ряде балканских и кавказских стран. Кроме того, турецкие военнослужащие участвовали в учебно-тренировочных программах казахского миротворческого батальона19.
Кроме вышеперечисленных мероприятий, начиная с конца 1990-х годов турецкая сторона начала выделять денежные средства на модернизацию различных сфер ВС центральноазиатских республик. Так, в июне 1998 года был подписан договор, предусматривавший выделение Казахстану 500 тыс. долл. безвозмездной финансовой помощи на эти цели20.
Согласно договору, подписанному в 1999 году, Турция выделила около 700 тыс. долл. на модернизацию средств военной связи Казахстана- позднее была достигнута договоренность о предоставлении еще 1 млн долл. Кроме того, было заключено соглашение об
14 См.: Kanbolat H. Ozbekistan Cumhuriyeti 15 Ya§ mda // Avrasya Stratejik Arajtirmalar Merkezi (ASAM), 14 Ey-lul 2006 [http: //www. asam. org. tr]- Ozbekistan ile ilijkilerde askeri yardim ivmesi // Zaman, 19. 03. 2002.
15 См.: Ozbekistan Ulke Raporu, Aralik 2004, T.C. BajbakanlikTurk Ijbirligi ve Kalkmma Idaresi (TIKA), 04. 06. 2007, s. 67 [http: //www. tika. gov. tr].
16 См.: Turk-Ozbek askeri ijbirligi igin anlajma // Sabah, 20. 12. 2003.
17 См.: Трофимов Д. Ташкент между Анкарой и Тегераном: уроки 90-x и перспективы // Центральная Азия и Кавказ, 2001, № 5 (17). С. 134.
18 Несмотря на тесное (поначалу) турецко-узбекское сотрудничество, со второй половины 1990-х годов эти взаимоотношения приобрели характер недоверия и нестабильности, и прежде всего в политическом отношении. Это связано с побегом из Узбекистана лидера узбекской оппозиционной партии «Эрк», который нашел себе пристанище в Турции- вслед за этим событием последовал отзыв посла республики в Турции. Напряженность во взаимоотношениях достигла своего пика в 1999 году, когда в событиях, связанных с попыткой покушения на президента Узбекистана И. Каримова, был обнаружен турецкий след (согласно утверждениям узбекских правоохранительных органов).
19 См.: Shilibekova A. Указ. соч.
20 См.: Парубочая Е. Военно-техническое и военно-образовательное сотрудничество в контексте казахстано-турецких отношений // Научный журнал «Известия АГУ», 2008, № 4−1 (60).
обучении казахских военнослужащих в Турции, о совместной борьбе с международным терроризмом, а также о военном сотрудничестве по другим направлениям21.
В марте 2001 года был подписан протокол о проведении мероприятий по дальнейшей координации и углублению сотрудничества в военно-технической сфере. Для оказания помощи казахским ВС в Астане было создано особое представительство Генштаба В С Турции и объявлено, что «Турция готова помогать данной стране в деле модернизации ее армии и ВМФ"22.
Согласно турецко-казахской программе военно-технического сотрудничества до 2010 года Казахстану предполагалось выделить около 10 млн долл., которые должны были быть потрачены на приобретение и модернизацию военных машин, военно-морской техники и т. п. 23
Во время визита в Турцию министра обороны Казахстана М. Алтынбаева в октябре
2003 года был подписан новый договор. В соответствии с ним республике выделялась безвозмездная помощь в виде военной техники, средств обучения и т. д. на общую сумму 1,5 млн долл. 24
В июне 2005 года Турция дополнительно выделила Казахстану военную технику и оборудование на сумму 1,3 млн долл. (в том числе 24 единицы военных машин «Land Rover Defender 110» производства турецкого предприятия «Otokar» и 90 единиц средств связи)25.
В октябре 2005 года в Анкаре было подписано межправительственное соглашение о предоставлении безвозмездной военной помощи ВС Кыргызстана- в ноябре того же года, в Бишкеке был подписан протокол, согласно которому турецкая сторона оказывала республике военно-техническую помощь на сумму 800 тыс. долл. 26
В мае 2007 года армии Кыргызстана были выделены дополнительные военно-технические средства (в том числе системы связи и снайперские винтовки) на сумму около 650 тыс. долл.
Общая сумма предоставленной Кыргызстану военно-технической помощи и финансовой помощи на военные цели составила в 2007 году 2 млн долл. 27- военное сотрудничество между обеими странами в дальнейшем все более укреплялось.
Так, в июне 2008 года было подписано еще одно соглашение, согласно которому Турция выделила средства для дальнейшей модернизации армии Кыргызстана на сумму 1 млн долл. 28
В январе 2009 года между Минобороны Кыргызстана и Генштабом В С Турции был подписан очередной протокол (реализованный летом того же года) о предоставлении безвозмездной военно-технической помощи (11 единиц машин, средства радиосвязи,
21 См.: Eaton M. Major Trends in Military Expenditure and Arms Acquisition by the States of Caspian Region. The Security of the Caspian Sea Region / Ed. by G. Chufrin, SIPRI, Oxford University Press, 2001. P. 100−101.
22 См.: Костюхин А. Военно-промышленный комплекс государств Центральной Азии и их военно-техническое сотрудничество с зарубежными странами в 1990-е гг. // Зарубежное военное обозрение, 2009, № 5. C. 18.
23 См.: Kenzhetaev M. Kazakhstan’s Military-Technical Cooperation with Foreign States: Current Status, Structure and Prospects // Moscow Defense Brief [http: //mdb. cast. ru/mdb/1−2002/at/kmtcfs/], 3 April 2008.
24 См.: Турция предоставит Казахстану на безвозмездной основе военную технику и оборудование на сумму около 1,5 млн долл. // РИА Новости, 29 октября 2003.
25 См.: McDermott R. Turkish Military Assistance to Kazakhstan Highlights Western Dilemma // Eurasia Daily Monitor, Vol. 2, Issue 115 [http: //www. jamestown. org], 15 June 2005- Turkey Providing Military Aid to Kazakhstan [http: //www. worldtribune. com], 6 March 2006- Savunma Sanayii Grndemi, SSM, Ocak 2009, Sayi 7, s. 80.
26 См.: Турция окажет военно-техническую помощь Кыргызстану // Информационно-аналитический портал «Обществнный рейтинг» [http: //www. pr. kg/], 25 ноября 2005.
27 См.: TSK’dan Kirgizistan’a malzeme yardimi, 25 MAYIS 2007 [http: //e-gazete. anadolu. edu. tr].
28 Kirgiz ordusunu Tflrkiye modernize ediyor // Zaman, 25. 07. 2008.
сигнальные системы, приборы ночного видения, снайперские пистолеты и специальное военное обмундирование) 29- по оценке посла Турции в Бишкеке С. Альпмана, общая сумма помощи составила 1 млн 370 тыс. долл. 30
Турция неоднократно предпринимала попытки наладить двустороннее сотрудничество со странами ЦА и в сфере военной промышленности. Так, Минобороны Казахстана и предприятие ASELSAN сотрудничают в создании систем вооружения для казахской армии- кроме того, они подписали протокол о создании совместной рабочей группы, укомплектованной специалистами из обеих стран. С фирмой ASELSAN был подписан еще один договор о сотрудничестве, согласно которому турецкая сторона взяла на себя обязательство оказать помощь по внедрению в казахстанской армии новейшей системы связи31.
Посол Турции в Казахстане Т. Себен отмечал, что на конец 2004 года общая сумма помощи, предоставленной Казахстану, составила около 13 млн долл. 32
Двустороннее сотрудничество в военной сфере было продолжено и в последующие годы- реализуются программы по подготовке и комплектации сил специального назначения. Данный процесс осуществляется как в Турции, так и в Казахстане- в рамках учебных программ «Коммандос», «Особое назначение», «Подготовка снайперов» и «Внутренняя безопасность» прошла переподготовка около 500 казахских военных.
Кроме того, начиная с 2005 года военнослужащие сил специального назначения Казахстана ежегодно принимают участие в проводящихся на территории Турции тактических учениях «Анатолия» (последние такие учения состоялись в мае — июне 2009 г.). Порядка 150 казахских военнослужащих прошли обучение в сухопутных и военно-морских учебных заведениях Турции, в частности в военной гимназии Кулели, а также в сухопутной и военно-медицинских академиях33.
Помимо этого Турция подписала договоры с Казахстаном, Узбекистаном и Кыргызстаном в сфере безопасности для совместной борьбы против возможных происков исламистов.
Так, после нападения исламистов в августе 2000 года турецкая сторона предложила Узбекистану финансовую поддержку и согласилась обучать его антитеррористичес-кие подразделения в своих военных учебных заведениях. На основе подписанного в октябре 2000 года договора была достигнута договоренность о совместной борьбе против терроризма и разного рода преступной деятельности- были обсуждены вопросы, касающиеся возможного предоставления Узбекистану турецких вооружений и военного имущества.
Финансовые средства были выделены и Кыргызстану, а осенью 2000 года президенты обеих стран решили создать совместную группу по вопросам борьбы против международного терроризма34.
Турция стремится также взять на себя главную роль в борьбе против проникновения талибов в страны ЦА: это может дать ей дополнительные возможности укрепить влияние в регионе.
29 См.: Турция предоставит военно-техническую помощь Кыргызстану // Информационный портал [http: //www. kginfo. ru], 28 января 2009.
30 См.: TSK’dan Kirgiz ordusuna yardim // Star, 01. 07. 2009.
31 См.: Positive Development of Kazakhstan-Turkish Relations. Ministry of Defense of the Republic of Kazakhstan, 20 December 2008 [http: //www. mod. kz/index6723. html].
32 См.: TSK’dan Kazakistan’a askeri arag yardimi // Milliyet, 23. 02. 2005.
33 См.: Новостное сообщение сайта Министерства обороны Республики Беларусь [http: //www. mod. mil. by/news4. html], 10 июня 2009.
34 См.: Eaton M. Op. rit. P. 110.
Заключение
Многие проекты не смогли успешно реализоваться, так как в большой степени зависели от материальной и технической поддержки США: сама Турция не обладает средствами для самостоятельной помощи странам региона в полном объеме, для этого необходимо содействие в защите границ, обеспечении соответствующих средств противовоздушной обороны и сил специального назначения35. Кроме того, попытки Турции наладить сотрудничество со странами ЦА столкнулись с проблемой усиления влияния России в регионе.
Тем не менее в отдельных программах военного сотрудничества турецкая помощь оказалась весьма значительной. Так, согласно данным турецких источников (2006 г.), 20 300 военных из более чем 90 стран мира прошли соответствующее военное обучение в Турции- более 93 тыс. военнослужащих из 16 государств прошли военно-учебные курсы на местах. Значительное количество составляли военнослужащие из балканских, центральноазиатских и кавказских стран. В частности, обучение у турецких военных инструкторов прошли 3 862 чел. в Азербайджане, 911 чел. в Грузии, 1 299 чел. в Туркменистане, 401 в Кыргызстане, 426 в Узбекистане, 383 в Казахстане, 3 296 в Боснии и Герцеговине, 1 635 в Албании и т. д. 36- подготовка осуществлялась, главным образом, под эгидой созданного в свое время в Турции центра «Turkish Partnership For Peace Training».
Как видим, о фундаментальном военном сотрудничестве Турции со странами ЦА не может быть и речи, турецкая сторона оказывала странам региона лишь определенную поддержку в сфере образования и переподготовки военных кадров, выделяла финансовые гранты и пыталась наладить сотрудничество в области военной промышленности.
Помимо ограниченных возможностей самой турецкой стороны (несмотря на все усилия, ей так и не удалось осуществить значимых военно-промышленных проектов, требовавших крупных финансовых затрат, особенно в Казахстане и Узбекистане, обладавших еще с советских времен определенной военно-промышленной инфраструктурой), значительную роль сыграла позиция руководства самих центральноазиатских республик: их военно-технические нужды удовлетворялись за счет сотрудничества с РФ и другими странами, лидирующими в военной области.
Немаловажное значение имело и то обстоятельство, что Турция не располагает развитой научно-технологической базой, хотя и осуществляет весьма масштабные проекты по развитию собственной военной промышленности. Очевидно, она была заинтересована в реализации совместных программ со странами ЦА для расширения не только военно-технического, но и политического присутствия в регионе.
35 См.: Мурадян И. Региональные проблемы турецко-американских отношений. Ереван, 2004. С. 54.
36 См.: TSK, 16 fllkeden 93 bin personeli yerinde egitti // Milliyet, 02. 01. 2006.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой