Сущность и значение внешкольного образования как социокультурного института

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 371
М. Р. Юсупов
канд. ист. наук, доцент Южно-Уральский государственный университет E-mail: marat-2808@mail. ru
СУЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНИЕ ВНЕШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ КАК СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ИНСТИТУТА
Образование взрослого населения является составной частью просветительной деятельности государства, местного самоуправления и общественных организаций.
Рассматривается внешкольное образование на рубеже XIX — XX вв. в глобальном масштабе, как непрерывный процесс. Анализируя труды теоретиков и организаторов образования взрослых, обобщая практический опыт становления форм образования взрослых, автор изучил основные принципы и условия развития внешкольного образования в начале XX в.
В распространении основных форм внешкольного образования в стране большую роль сыграл опыт зарубежных государств. Автор считает, что идеи проникновения и распространения инновационного опыта в отечественную социокультурную практику очевидны. Диффузия в культурно-просветительной деятельности определяется как импорт, заимствование и распространение инноваций в сфере просвещения взрослого населения при непосредственном контакте участников взаимодействия, через изучение опыта или опосредованно через различные средства передачи информации. Открытость и модернизация страны способствовала расширению коммуникативных средств и содействовала быстрому распространению нововведений в культурно-просветительной деятельности. Масштабная диффузия инноваций в сфере просвещения взрослых — характерная черта эпохи модернизации имперской России.
Таким образом, внешкольное образование являлось тем социокультурным институтом, который выступил как важнейший фактор гуманизации общественно-экономических отношений, формирования новых жизненноважных установок личности, способной жить в новых реалиях пореформенной России на рубеже XIX — XX вв.- содействовало экономическому и культурному развитию страны, ее социальному прогрессу, обеспечивало становление гражданского общества в России.
Ключевые слова: культура, культурная политика, внешкольное образование, культурно-просветительная деятельность, земское и городское самоуправление, образование взрослых, социокультурная модернизация.
Для цитирования: Юсупов, М. Р. Сущность и значение внешкольного образования как социокультурного института / М. Р. Юсупов // Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. -2015. -№ 2 (42). — С. 169−177.
У каждого исторического этапа свои основания для расширения пространства культуры. Динамика социальных и культурных изменений в России на рубеже XIX — XX вв. сформировала новый историко-культурный ландшафт, который характеризовался мобильностью населения после либеральных реформ Александра II, с активизацией рыночных механизмов после реформ С. Ю. Витте и П. А. Столы-
пина, включенностью граждан в культурные и социальные преобразования.
В лекциях по культурной политике профессор О. Н. Астафьева, рассматривая современные проблемы глобализации культуры, отметила актуальные вопросы, на которые необходимо ответить. К ним относятся:
-Как сохранить этнокультурную самобытность, стабильность и социальное единство?
169
— Каковы перспективы национальной культурной идентичности?
-На каких критериях выстраивать межкультурный диалог?
— Как научить современных людей совместному сосуществованию на принципах толерантности, проявлению взаимного уважения для сохранения культурного разнообразия в мире?
— Какова в целом роль культуры в современном мире, во многом ориентированном на технологические преобразования в социуме, переживающем серьезные экономические потрясения? [2]
На наш взгляд, эти вопросы были актуальны и для пореформенной переходной эпохи, отражали проблематику социокультурного положения Российской империи на рубеже ХЕХ — XX вв.
Разве не остро стоял вопрос о сохранении этнокультурной самобытности, стабильности и социального единства в период 1905—1917 гг., когда Россия вползала в предреволюционный хаос и последующую гражданскую войну?
Большевистский тезис о том, что Российская империя была «тюрьмой народов», ставил вопрос о межкультурном диалоге разных наций и народностей, населяющих нашу страну. Об этом свидетельствовала попытка широкой постановки внешкольного образования взрослых среди так называемого инородческого населения.
Во время политического противостояния в Государственной Думе практически никто не хотел учиться совместному сосуществованию на принципах толерантности, проявлению взаимного уважения для сохранения культурного разнообразия своего государства.
По нашему глубокому убеждению, именно внешкольное образование взрослого населения как социокультурный институт был одним из инструментов решения насущных проблем в социокультурной сфере страны.
История российского образования взрослых уходит своими корнями в эпоху развития российского просвещения XVIII в. В стране возникали первые светские культурно-образовательные структуры, происходило
становление гуманистической литературы, зарождалась прогрессивная философская и педагогическая общественная мысль.
Во время славных преобразований Петра I и Екатерины II ощущалась острая необходимость в приобщении людей к новым практическим делам, требовалась конкретная профессиональная подготовка граждан. Именно тогда возникли навигационные, артиллерийские, инженерные школы. Учение рассматривалось как особый вид государевой службы.
К середине XVIII в. просвещение начинает рассматриваться необходимым само по себе, и его главной целью становится не одна лишь государственная нужда в тех или иных работниках, а сам человек, его умственное и нравственное совершенствование.
Вехой в развитии просвещения является возникновение общеобразовательной школы, начало которой было положено в 1755 г., когда был создан Московский университет и две гимназии для дворян и разночинцев с одинаковой программой обучения. В 1756 г. при университете открывается первая гражданская типография.
В 1782 г. издается указ о создан™ особой комиссии народных училищ, а в 1786 г. утверждается их устав, по которому в каждом губернском городе учреждались главные училища с пятилетним курсом обучения, впоследствии преобразованные в гимназии. Этим законодательным актом в сфере образования впервые в России вводилась средняя общеобразовательная школа, бессословная и бесплатная.
Развитие книжной торговли, рост числа публичных библиотек способствовали не только повышению интереса к книге, но и объективно создавали новые предпосылки и возможности для расширения круга взрослых людей, приобщавшихся к основам культурно направленного образования. Русский просветитель Н. И. Новиков, организовавший в 1773 г. «Общество, старающееся о напечатании книг», писал, что из всех учреждений, служащих просвещению народа, печатание книг самое полезное [см.: 11, с. 10]. Им подчеркивалась социальная роль образования и просвещения населения.
170
И все же в XVIII в. общий уровень образованности взрослого населения России был еще невысок.
К середине XIX в. в условиях глубокого структурного кризиса российского общества и начавшейся модернизации России особенную остроту приобрели проблемы развития гражданской культуры и самосознания различных слоев населения на основе расширения возможностей их образования. Это требовало новых концепций образования взрослого населения и решения его социальных проблем. Актуальными оказались идеи демократизации образования, распространения грамотности, образовательных и научных знаний среди народа, чье социальное положение затрудняло доступ к образованию и культуре, заметно усилилось внимание демократической общественности к педагогическим проблемам. Ряд уездных земств приводили в доказательство важности своих затрат на образование выдержку из доклада департамента торговли Министру финансов Е. Ф. Канкрину «…после множества опытов, наконец, убедились, что просвещение есть самое надежное средство к усовершенствованию промышленности» [7, с. 42].
Во второй половине XIX в. в российском обществе все острее становится проблема распространения грамотности и образования среди взрослого населения. Появляется термин внешкольное образование. Данный термин стал постепенно входить в употребление с 90-х гг. XIX в. Он отражал взаимосвязь и взаимодействие различных образовательных форм для взрослых с такими культурно-просветительными учреждениями, как библиотеки, читальни, народные дома, книгоиздательские структуры, составляющие инфраструктуру сети образовательных учреждений для взрослых, организующих и направляющих самообразовательную деятельность взрослых. Понятие внешкольное только подчеркивало независимость от официальных образовательных структур, организационную самостоятельность, педагогическое новаторство, возрастную и социальную специфику контингента.
Впервые термин внешкольное образование прозвучал в докладе Г. А. Фальборка
«Внешкольное образование» зимой 1893- 1894 гг. Это был один из первых случаев употребления данного термина в смысле совокупности всех видов просветительной деятельности. Под внешкольным образованием было принято обозначать просветительскую деятельность общественных организаций, органов местного самоуправления и частных лиц, направленную на удовлетворение образовательных вопросов населения.
По мнению исследователя П. В. Горностаева [5], одной из первых серьезных работ по теории внешкольного образования можно считать книгу А. С. Пругавина «Запросы народа и обязанности интеллигенции в области просвещения и воспитания», вышедшую в Санкт-Петербурге в 1890 г. В ней напечатаны отдельные очерки о воскресных школах, народных чтениях, библиотеках, читальнях, книжных складах. В предисловии ко второму изданию (1895) своей книги автор называет все виды деятельности по просвещению взрослых «внешкольным образованием народа» [12, с. 19].
Теория внешкольного образования начала разрабатываться в трудах В. П. Вахтерова. В 1896 г. в Москве вышла его книга «Внешкольное образование народа». В ней он выступил с обоснованием необходимости органической взаимосвязи в деятельности воскресных школ, повторительных классов, народных библиотек, справедливо полагая, что только их взаимодействие может способствовать эффективному образованию взрослого, развитию и совершенствованию его личности.
Дальнейший вклад в развитие теории внешкольного образования сделал П. Н. Казанцев, который в своем труде «Задачи внешкольного образования» обобщая опыт воскресных школ, раскрывал их роль, задачи и социальное значение. Автор ратовал за создание народных университетов, которые должны стать прямым продолжением воскресных школ [8, с. 29]. Он предлагает создание печатного органа для координации и обсуждения педагогических проблем образования взрослых. Кроме того, П. Н. Казанцев настаивал на
171
том, чтобы финансирование образования взрослых было из общественных доходов, так как «на благотворительности ничего путного еще не создавалось» [Там же, с. 17].
В отличие от своих предшественников В. И. Чарнолуский, крупный теоретик внешкольного образования, рассматривает внешкольное образование как органическую систему. Он предложил классификацию в системе внешкольного образования и установил следующие типы его форм: школы для взрослого населения, учреждения для удовлетворения потребности в чтении — библиотеки, общественные издательства, книжная торговля, учреждения для распространения среди населения научных и специальных знаний — курсы, лекции, чтения, общественные развлечения (театр, увеселения) и спорт, музеи и картинные галереи, народные дома [15, с. 2].
В. И. Чарнолуский разрабатывал проблему взаимоотношений между государством, земскими и городскими органами самоуправления, общественными организациями и частной инициативой в деле осуществления внешкольного образования.
Рассматривал теорию внешкольного образования в своих трудах и С. О. Серополко [13−14]. Выступал против понимания внешкольного образования как придатка к образованию школьного.
Наиболее полное обобщение в области внешкольного образования мы находим в трудах Е. Н. Медынского. Им была разработана система работы земств и земских учреждений по просвещению, школьному и внешкольному образованию. Он доказывал, что «внешкольное образование и школьное обучение — явления совершенно разнородные, что внешкольное образование никакою школою заменено не может, что чем больше обучение школьное, тем больше потребность во внешкольном образовании» [10, с. 2−3]. Е. Н. Медынский продолжает: «Внешкольное образование, являясь самоцелью, не нуждается в дальнейшей поддержке со стороны, тогда как школа, при отсутствии внешкольного образования, почти теряет свое значение» [Там же, с. 9−10].
Свой вклад в разработку различных вопросов внешкольного образования внесли В. С. Костромин, А. К. Гермониус, Н. А. Руба-кин, О. В. Кайданов, Н. В. Чехов, Б. И. Сыромятников, П. Ф. Каптерев и другие деятели внешкольного образования.
Рассматривая внешкольное образование на рубеже XIX — XX вв. в глобальном масштабе и как непрерывный процесс, мы констатируем, что оно решительно содействовало экономическому и культурному развитию страны, ее социальному прогрессу, обеспечивало становление гражданского общества в России.
Внешкольное образование как социокультурный институт — это исторически сложившаяся в конце XIX — начале XX в. форма совместной деятельности государства, местного самоуправления, общественных организаций по использованию экономических, финансовых, интеллектуальных ресурсов для удовлетворения общественно-духовных потребностей населения.
Анализируя труды теоретиков и организаторов образования взрослых, обобщая практический опыт становления форм образования взрослых, современные исследователи сформулировали основные принципы и условия развития внешкольного образования в начале XX в. [11].
Кулътуроцентризм, социокультурная направленность образования взрослых. Внешкольное образование рассматривалось как важный фактор экономического и духовного развития общества. Затраты на школьное образование без организации внешкольного характеризовались Общеземским съездом как малопроизводительные, а общекультурное образование взрослых рассматривалось как единственно надежный фундамент специального, профессионального образования.
Антропоцентризм образования взрослых, значение его направленности на активность и самостоятельность личности, научность содержания образования взрослых. Например, В. И. Чарнолуский не мыслил образования взрослых без изучения человека и социально-политического строя человечества в его истории,
172
современности и в условиях местных особенностей. П. Ф. Каптерев выступал за необходимость включения в содержание образования истории философии, так как без нее нельзя построить систему знаний, составляющих основу мировоззрения обучающихся. Он подчеркивал значение социальных дисциплин для общественно-кулыур-ного развития личности: языков, литературы, истории, географии [9].
Светский характер образования. Педаго-ги-организаторы образования взрослых считали, что преподавание религии не может входить в курс общественных учебных заведений, отмечали, что религия — частное дело.
Общедоступность образования взрослых. Полное равенство граждан как в праве на образование, так и в возможностях его использования. Полная бесплатность образования взрослых во всех учебных заведениях.
Демократический, гуманистический характер учебного процесса в образовании взрослых. Самостоятельность и активность взрослого в образовательном процессе, его направленность на развитие и саморазвитие личности, ее самосовершенствование.
Обеспечение всех слоев населения формами образования взрослых, соответствующими их потребностям и запросам- дифференцированный учет интересов, плюрализм образовательных форм и их органичная интеграция.
Опора на самообразование, ориентация на взаимосвязь и скоординированное взаимодействие образовательных и культурно-просветительных структур.
Принцип общественности в образовании взрослых. Общественная инициатива как фактор эффективного функционирования и продуктивного развития, совершенствования образования взрослых. Широкое участие в этом деле общественных организаций, значение их коллегиальности, гласности, самоуправления и самостоятельности образовательных структур.
Финансирование образования взрослых путем обеспечения земств достаточными средствами на эти нужды, а также ассигнованиями в распоряжение общественного самоуправления из государственных казначей-
ских сумм в размере не менее местных ассигнований. При этом I Общеземский съезд по народному образованию в своей резолюции считал необходимым, чтобы условия финансирования и обеспечения независимости образовательных структур для взрослых были закреплены в соответствующем законодательном акте. В этой же резолюции отмечалась необходимость постоянного развития и совершенствования системы налоговых льгот для учреждений образования взрослых.
Одним из ведущих принципов образования взрослых с самого начала его возникновения стала опора на самообразование как основу культурного развития и саморазвития личности взрослого. Образование взрослых не мыслилось его организаторами без тесного взаимодействия и взаимосвязи учебных учреждений с библиотеками, народными домами, клубными учреждениями, структурами демократического некоммерческого книгоиздания.
Народные университеты, различные типы школ для взрослых, повторительные курсы, кружки самообразования, народные чтения, народные библиотеки, музеи, выставки, экскурсии, книгоиздание и книжная торговля, народные дома, периодическая печать — все эти культурно-образовательные структуры рассматривались как органичные составные части образования взрослых. Они должны были обеспечить реализацию идеи самообразования, как основы непрерывного социокультурного развития личности, осознанного как насущная, внутренняя потребность взрослого человека. Общедоступность, культурный, научный уровень книги, образовательная потребность в ней рассматривались как необходимое условие и результат эффективности и качества образования взрослых.
В распространении основных форм внешкольного образования в стране большую роль сыграл опыт зарубежных государств. Мы считаем, что идеи проникновения и распространения инновационного опыта в отечественную социокультурную практику очевидны. Сегодня интересной является концепция диффузионизма, с позиций которой ряд ис-
173
следователей рассматривают влияние различных европейских государств на разнообразные направления отечественной истории имперского периода [см., например: 1].
На наш взгляд, мы можем рассматривать диффузионизм как важнейшую парадигму теории модернизации. Диффузия в культурно-просветительной деятельности определяется нами как импорт, заимствование и распространение инноваций в сфере просвещения взрослого населения при непосредственном контакте участников взаимодействия, через изучение опыта или опосредованно через различные средства передачи информации. Открытость и модернизация страны способствовала расширению коммуникативных средств и содействовала быстрому распространению нововведений в культурно-просветительной деятельности. Масштабная диффузия инноваций в сфере просвещения взрослых — характерная черта эпохи модернизации имперской России. Надо признать, что перенос и принятие новых практик свойственны всем странам, вступившим на этот путь. Россия не исключение. Она, получив европейский импульс, смогла освоить новые педагогические, социальные и культурные технологии. Кроме того, адаптировав и развив их, предложила миру потрясающие примеры собственных достижений в культуре, образовании и науке.
Одним из них может служить просветительная деятельность Н. И. Пирогова. Он на практике пытался осуществить идею создания в России школ для взрослых. Именно в результате знакомства с западноевропейским опытом организации дополнительных высших народных школ для взрослых в Дании, Германии он 11 октября 1859 г. открывает в Киеве первую в России воскресную бесплатную школу. Будучи попечителем Киевского учебного округа, видный ученый сам стал преподавать в этой школе.
Еще пример — создание народных домов. Родиной народного дома считается Лондон, где он впервые был организован в 1887 г. по идее писателя Вальтера Безанта. В Англии было положено начало еще одной форме вне-
школьного образования — организации народных университетов.
Хотелось бы остановиться на проблеме места внешкольного образования в социокультурной модернизации России на рубеже XIX — XX вв. Мы солидарны с мнением ряда авторов, которые трактуют модернизацию как длительный процесс и называют российский процесс обновления «догоняющей модернизацией». Россия имперского периода, на наш взгляд, решая сложные экономические проблемы, осознавала необходимость формирования такой культурной среды, которая бы обеспечивала необратимость экономических и политических реформ. Еще в 20-е гг. XIX в. департамент торговли в докладе министру финансов графу Е. Ф. Канкрину писал, о просвещении как «самом надежном средстве к усовершенствованию промышленности» [7, с. 42]. Причем мы понимаем в данном случае просвещение — как самое широкое понятие, в том числе и внешкольное.
Внешкольное образование было именно тем социокультурным институтом, которое становилось важнейшим фактором гуманизации общественно-экономических отношений, формирования новых жизненноважных установок личности, способной жить в новых реалиях пореформенной России.
Если исходить из идей А. С. Ахиезера, что раскол — важнейшая социокультурная категория России [3, с. 4−6], то основные составляющие внешкольного образования, отношение к нему со стороны имперского правительства, общественных организаций, политических партий являлись, наряду с либеральными требованиями в политической сфере, главными причинами конфликта в российском обществе. Действительно, существовал культурологический раскол: между теми, кто ориентировался на западные ценности, и верившими в самобытность России, ее особый путь- между духовной и властвующей элитой- между народом и властью- народом и интеллигенцией и т. д.
На наш взгляд, первый и единственный путь для ликвидации глобального культурологического раскола есть ликвидация массовой
174
неграмотности, улучшение жизни и культурного уровня масс, что является и условием эволюционного развития страны. На рубеже XIX — XX вв. будущее России виделось через призму ликвидации культурной отсталости крестьянства. «Теперь взгляни на наше крестьянство, — писал сыну 22 октября 1899 г. И. И. Петрункевич, лидер земского движения и член кадетской партии, — и ты должен будешь признать, что мы обречены на самый варварский общественный порядок, пока вся эта масса людей не станет богаче, независимее, чтобы стать умственно зрелее и чувствовать потребность в более совершенном порядке и чтобы получить вкус к интересам более высокого порядка» [4, с. 8].
Внешкольное образование теснейшим образом связано с деятельностью земских и городских органов самоуправления. Институт земства мы рассматриваем как фактор развития российской культуры. Деятельность земских органов самоуправления ознаменовалась выдающимися успехами в сфере образования, здравоохранения, социальной сфере, агрономического и ветеринарного дела, кооперативного движения, дорожного строительства, что способствовало беспрецедентному социокультурному и экономическому прогрессу России. В начале XX в. правительство четко осознавало важность самоуправления в России и необходимость его реформирования. В декабре 1912 г. председатель совета министров В. Н. Коковцев в своей речи в Государственной Думе заявил: «…правительство приступает далее к пересмотру существующих законоположений о земском и городском самоуправлении… в котором правительство усматривает гарантию экономического и культурного подъема нашего отечества» [6].
Подводя итоги, необходимо отметить, что внешкольное образование как социокультурный институт представляет собой широкую культурно-просветительную деятельность по образованию и воспитанию взрослого населения, которая реализовывалась через систему мероприятий государства, местного самоуправления, общественных организаций. На рубеже XIX — XX вв. установились следующие формы внешкольного образования: школы для взрослых, учреждения для удовлетворения потребностей в чтении (народные библиотеки, общественные издательства, книжная торговля), учреждения для распространения среди населения научных и специальных знаний (курсы, лекции, народные чтения), общественные развлечения (театр, увеселения, кинематограф) и спорт, музеи и картинные галереи, народные дома, народные университеты и т. п.
Пореформенные процессы в экономике не в состоянии были конструктивно реализовы-ваться в условиях отсталой социокультурной системы, когда практически полное отсутствие грамотных взрослых людей тормозило любые попытки изменить страну. Отсутствие политических и социальных свобод у граждан, культурная отсталость большинства крестьянского населения России, диктат церкви в отстаивании архаических традиций славянофильской Руси, сохранение самодержавия как политического строя — все это мешало модернизации России.
Проходившая модернизация носила ограниченный характер. Только одни экономические преобразования не могли вывести страну на новый виток ее развития. Была необходима широкая культурно-просветительная работа, осуществлять которую пытались через выстраивание системы внешкольного образования.
1. Алексеева, Е. В. Диффузия европейских инноваций в России (XVII — начало XX в.) / Е. В. Алексеева. -М.: РОССПЭН, 2007. — 366 с.
2. Астафьева, О. Н. Культурная политика: теоретическое понятие и управленческая деятельность [Электронный ресурс] / О. Н. Астафьева // Культурологический журнал [^Journal of Cultural Research], -2010. — № 2. — Режим доступа: http: //www. cr-journal. ru/files/file/02_201120_3936_1 297 964 376. pdf.
3. Ахиезер, А. С. Самобытность России как научная проблема / А. С. Ахиезер // Отечественная история. -1994. -№ 4/5. -С. 3−25.
175
4. Галай, Ш. Конституционалисты-демократы и их критики / Ш. Галай // Вопросы истории. — 1991. -№ 12. -С. 3−13.
5. Горностаев, П. В. О теории общего образования взрослых до Октября и в первые годы после революции / П. В. Горностаев. — Москва, 1974. — 87 с.
6. Государственная Дума. Стенографические отчеты 1912−1913 гг. IV созыв. Сессия 1. Ч. 1. — Санкт-Петербург, 1913. — С. 260−282.
7. Доклад Челябинской земской управы 3 очередной сессии Челябинского уездного земского собрания. -Челябинск, 1916.
8. Казанцев, П. Задачи внешкольного образования. Вып. 1 / П. Казанцев. — Саратов, 1904.
9. Каптерев, П. Ф. Дидактические очерки. Теория образования / П. Ф. Каптерев. — Петроград, 1915. -434 с.
10. Медынский, Е. Н. Внешкольное образование, его значение, организация и техника / Е. Н. Медынский. — Москва: Наука, 1916. — 327 с.
11. Образование взрослых на рубеже веков: вопросы методологии, теории и практики. Т. 1. Кн. 1. История развития образования взрослых в России [Электронный ресурс] / под ред. Е. П. Тонконогой. — Санкт-Петербург: ИОВ РАО, 2000. — 114 с. — Режим доступа: http: //iovrao. ru/uf7shop_objects/files/10. pdf.
12. Пругавин, А. С. Запросы народа и обязанности интеллигенции в области просвещения и воспитания /
A. С. Пругавин. — Санкт-Петербург: Тип. И. Н. Скороходова, 1895. — XXIV, 547 с.
13. Серополко, С. О. Внешкольное образование: сб. ст. / С. О. Серополко. — Москва, 1912. — 128 с.
14. Серополко, С. О. Основные вопросы внешкольного образования / С. О. Серополко. — Москва, 1913. -63 с.
15. Чарнолуский, В. И. Основные вопросы организации внешкольного образования в России /
B. И. Чарнолуский. — Санкт-Петербург: Знание, 1909. — 94 с.
Получено: 30. 06. 2015
M. Iusupov
Candidate of Historical Sciences, Associate Professor of the South Ural State University THE ESSENCE AND VALUE OF NON-FORMAL EDUCATION AS A SOCIAL AND CULTURAL INSTITUTE
Abstract. Adult education is an integral part of the educational activities of the State, local authorities and public organizations.
Is considered out-of-school education at the turn of the 19th and 20th centuries. Globally, as a continuous process. Analyzing the works of theorists and organisers of adult education, summing up practical experience of the formation forms of adult education, the author studied the basic principles and conditions for the development of non-formal education in the early 20th century.
In disseminating the main forms of non-formal education has played a big role in the country the experience of foreign countries. The author believes that the ideas of emergence and spread of innovative experiences in domestic socio-cultural practices are evident. Diffusion in cultural and educational activities is defined as the import, borrowing and dissemination of innovations in the field of adult education participants in direct contact interaction, through learning experience or indirectly through a variety of media. Openness and modernization of the country facilitated communications and facilitated the rapid dissemination of innovations in cultural and educational activities. Scale of diffusion of innovations in the field of adult education is a characteristic feature of the era of modernization ofImperial Russia.
Thus, non-formal education was so socio-cultural institution which acted as the most important factor of hu-manization of socio-economic relations, the formation of the new vital installations personality, able to live in a new reality after reforms in Russia at the turn of the 19th and 20th centuries- contributed to economic and cultural development of the country, its social progress, ensure the formation of a civil society in Russia.
176
Keywords: culture, cultural policy, non-formal education, cultural education, State and City Government, adult education, socio-cultural modernization
For citing: Iusupov, M. The Essence and Value of Non-formal Education as a Social and Cultural Institute / M. Iusupov // Vestnik Chelyabinskoy gosudarstvennoy akademii kul'-tury i iskusstv [Herald of the Chelyabinsk State Academy of Culture and Arts]. — 2015. -№ 2 (42). — P. 169−177.
Reference
1. Alekseeva, E. Diffuziya evropeyskikh innovatsiy v Rossii (XVII — nachalo XX v.) [Diffusion of European innovation in Russia (17 — the beginning of 20 century)] / E. V. Alekseeva. — Moscow: ROSSPEN, 2007. -366 p.
2. Astafieva, O. Cultural Policy: Theoretical Notion and Managerial Activity (Lectures 1−3) [Electronic resource] / O. Astafeva // Kul'-turologicheskiy zhurnal [Journal of Cultural Research], — 2010. — № 2. — URL: http: //www. cr-journal. ru/files/file/02_201120_3936_1 297 964 376. pdf.
3. Akhiezer, A. Identity of Russia as a scientific problem / A. C. Akhiezer // Otechestvennaya istoriya [National history], — 1994. — № 4/5. — P. 3−78.
4. Galai, Sh. Constitutionalists Democrats and their critics / Sh. Galai // Voprosy istorii [Issues of History], -1991. -№ 12. -P. 3−13.
5. Gornostaev, P. O teorii obshchego obrazovaniya vzroslykh do Oktyabrya i v pervye gody posle revo-lyutsii [General theory of adult education by October and in the first years after the revolution] / P. Gornostaev. — Moscow, 1974. — 87 c.
6. Gosudarstvennaya Duma. Stenograficheskie otchety 1912−1913 [The State Duma. Verbatim records of the 1912−1913]. IV convening. Session 1. Part 1. — St. Petersburg, 1913. — P. 260−282.
7. Doklad Chelyabinskoy zemskoy upravy 3 ocherednoy sessii Chelyabinskogo uezdnogo zemskogo sobra-niya [The report of the Chelyabinsk city Council 3 ordinary session of the Chelyabinsk district Zemstvo Assembly]. — Chelyabinsk, 1916.
8. Kazantsev, P. Zadachi vneshkol'-nogo obrazovaniya [The tasks of the non-formal education]. Vol. 1 / P. Kazantsev. — Saratov, 1904.
9. Kapterev, P. Didakticheskie ocherki. Teoriya obrazovaniya [Didactic essays. Educational theory] / P. Kapterev. — Petrograd, 1915. — 434 p.
10. Medynskii, E. Vneshkol'-noe obrazovanie ego znachenie, organizatsiya i tekhnika [Non-formal education, its value, organization and technology] / E. Medynskii. — Moscow, 1916. — 327 c.
11. Obrazovanie vzroslykh na rubezhe vekov: voprosy metodologii, teorii i praktiki [Adult education at the turn of the century: methodology, theory and practice]. Vol. 1. Book 1. The history of the development of adult education in Russia [Electronic resource] / ed. E. Tonkonogaia. — St. Petersburg, 2000. — 114 p. -URL: http: //iovrao. ru/ufshop_objects/files/10. pdf.
12. Prugavin, A. Zaprosy naroda i obyazannosti intelligentsii v oblasti prosveshcheniya i vospitaniya [Requests the people and responsibilities of intellectuals in the fields of education and upbringing] / A. Prugavin. — St. Petersburg, 1895. — XXIV, 547 p.
13. Seropolko, S. Vneshkol'-noe obrazovanie [Non-formal education] / S. Seropolko. — Moscow, 1912. -128 p.
14. Seropolko, S. Osnovnye voprosy vneshkol'-nogo obrazovaniya [The main issues of non-formal education] / S. Seropolko. — Moscow, 1913. — 63 p.
15. Charnoluskiy, V. Osnovnye voprosy organizatsii vneshkol'-nogo obrazovaniya v Rossii [Key questions of the organization of non-formal education in Russia] / V. Charnoluskiy. — St. Petersburg, 1909. — 94 p.
Received 30. 06. 2015
177

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой