Специфика религиозного миросозерцания российской культурной элиты конца XIX начала XX века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Религия. Атеизм
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

М. А. Воскресенская
СПЕЦИФИКА РЕЛИГИОЗНОГО МИРОСОЗЕРЦАНИЯ РОССИЙСКОЙ КУЛЬТУРНОЙ ЭЛИТЫ КОНЦА XIX — НАЧАЛА XX ВЕКА
В статье рассматривается феномен «нового религиозного сознания» как воплощение духовных исканий российской культурной элиты рубежа XIX—XX вв. Показано, что его генезис связан с одновременным неприятием как обветшалого церковного догматизма, так и атеистических воззрений. Автор приходит к выводу, что религиозная философия Серебряного века носила антропологический характер. Человек рассматривался в ней как реальный воплотитель божественного замысла совершенствования мира.
M. Voskresenskaya
SPECIFIC CHARACTER OF THE RELIGIOUS OUTLOOK OF THE RUSSIAN CULTURAL ELITE AT THE TURN OF THE 20 th CENTURY
The article features the & quot-new religious consciousness & quot- as realisation of the Russian cultural elite '-s spiritual demands at the turn of the 20th century. The genesis of this phenomenon is interpreted to be connected with the denial of both obsolete church dogmatism and atheistic views. The author arrives at the conclusion that the religious philosophy of the Silver Age had human purport. It was man who was regarded as the executor of the Creator'-s design for perfecting of the universe.
Мировидение творцов Серебряного века — культурной элиты российского общества рубежа Х1Х-ХХ столетий — формировали характерные для духовной ситуации
времени ментальные процессы: охватившее человека переломной эпохи чувство внутренней дисгармонии, ощущение катастрофичности жизни, ее подчиненности
34
ИСТОРИЯ, СОЦИОЛОГИЯ
лософии истории" [7, с. 260]. На грани веков мировосприятие культурной элиты освобождается от гнета социальности и утилитаризма, и этот процесс сопровождался полным и всеохватным пересмотром ценностей и установлений, созданных рационалистически и материалистически ориентированным сознанием. Г. В. Флоровский отмечал в своих воспоминаниях: «& quot-Конец века& quot- означал в русском развитии рубеж и начало, перевал сознания. Изменяется самое чувство жизни. В те годы многим вдруг открывается, что человек есть существо метафизическое… В мире тоже открывается глубина… Религиозная потребность вновь пробуждается в русском обществе» [17, с. 452]. При этом религиозность трактовалась деятелями «русского духовного ренессанса чрезвычайно широко: как признание существования идеальной основы мира вообще, без учета различий между традиционными типами вероисповедания, различными формами внеконфессиональ-ного религиозно-мистического опыта, разнообразными вариантами философского осмысления вопросов веры. Характеризуя среду культурной элиты рубежа Х1Х-ХХ вв., Ф. А. Степун подчеркивал: «Их единство держалось борьбой за свободу личности и свободу творчества, за новую, если и не подлинно христианскую, то все же, так сказать, духоверческую культуру» [17, с. 206−207]. Все их творческие помыслы — философские, литературные, художественные — были проникнуты духовным стремлением прорваться «а геаНа аё геаИога» — «от реального к реальнейшему», к идеальной сущности мира [12, с. 227, 305].
Обращение к метафизическому опыту стало альтернативой «позитивному» знанию, которое оказалось не в силах раскрыть тайных связей и соответствий, пронизывающих мироздание, судеб человечества, смысла и конечных целей истории. Ощущение внезапно открывшегося неисчерпаемого многообразия мира порождало скептическое отношение к науке, стимулировав поиски иных способов позна-
ния. Научное познание не отрицалось полностью, но вместе с тем очень остро ощущалась его ограниченность пределами видимого, чувственно осязаемого мира, в то время как помыслы многих современников рубежной поры были обращены к миру надприродному. «Природа — лишь эмблема подлинного, а не само подлинное», — заявлял А. Белый [3, с. 21].
Безусловной реальностью в представлениях творцов Серебряного века обладает лишь абсолютное, лежащее за гранью бытия, вне пределов мира утилитарных ценностей и социальной необходимости. Одним из первых, еще в начале 1890-х гг., против «удушающего мертвенного позитивизма» выступил Д. С. Мережковский: «Наше время должно определить двумя противоположными чертами — это время самого крайнего материализма и вместе с тем самых страстных идеальных порывов духа. Мы присутствуем при великой, многозначительной борьбе двух взглядов на жизнь, двух диаметрально противоположных ми-росозерцаний. Последние требования религиозного чувства сталкиваются с последними выводами опытных знаний» [15, с. 212]. В начале нового столетия эту мысль развил А. Белый: «Еще недавно думали — мир изучен. Всякая глубина исчезла с горизонта. Простиралась великая плоскость. Не стало вечных ценностей, открывавших перспективы. Все обесценилось. Но не исчезло стремление к дальнему в сердцах. Захотелось перспективы. Опять запросило сердце вечных ценностей» [4, с. 244].
Рациональное знание, по мнению культурной элиты Серебряного века, не решает актуальных вопросов духовного существования человека, так как не идет далее непосредственно воспринимаемой природы вещей и явлений. Абсолютизировав реалии внешнего, материального опыта, оно отбросило опыт внутренний, мистический. Миросозерцание, заключенное в границы чувственно осязаемой действительности, своим отказом от Божественного откровения спровоцировало жесточайший духов-
13. Мережковский Д. С. Меч // Мережковский Д. С. Полное собрание сочинений: В 24 т. — Т. 13.
14. Мережковский Д. С. О новом религиозном действии (Открытое письмо Н. А. Бердяеву) // Мережковский Д. С. Больная Россия. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1991.
15. Мережковский Д. С. О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы // Мережковский Д. С. Полное собрание сочинений: В 24 т. — М.: И. Д. Сытин, 1914. — Т. 18.
16. Мережковский Д. С. Теперь или никогда // Мережковский Д. С. Больная Россия.
17. Флоровский Г. Пути русского богословия. — Вильнюс: Б. и., 1991.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой