Современный политический кризис в Кыргызстане и его международные последствия

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Е.Ф. Троицкий
СОВРЕМЕННЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ КРИЗИС В КЫРГЫЗСТАНЕ И ЕГО МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ
Рассматривается динамика политического кризиса в Кыргызстане в 2002—2007 гг. и анализируются его последствия для международных отношений в Центральной Азии.
С весны 2005 г. Кыргызстан, одно из малых государств Центрально-Азиатского региона, переживает полосу практически непрерывных политических и социальных потрясений. Страна, имевшая в 1990-е гг. репутацию центрально-азиатского оазиса либерализма и лидера в сфере демократических и рыночных преобразований, вплотную приблизилась к группе «несосто-явшихся государств» и становится источником региональной нестабильности [1, 2].
Поводом к началу первого витка кризиса в Кыргызстане стало подписание в августе 1999 г. соглашения о кыргызско'--китайской государственной границе. Этот документ, призванный урегулировать давний территориальный спор между Китаем и Кыргызстаном, содержал обязательство кыргызской стороны передать Китаю ряд территорий общей площадью 90 тыс. га. Правительство уверяло, что соглашение фиксирует выгодный для Кыргызстана компромисс и за Республикой, благодаря проявленной Китаем доброй воле, осталось 70% спорных территорий. Однако в парламенте сформировалась группа противников соглашения, объединившая ряд депутатов от южных областей, недовольных доминированием «северян» во властных структурах. Оппозиционеры обвинили президента Акаева в нарушении конституции, односторонних территориальных уступках, проведении пограничных переговоров в обстановке секретности и недостаточном информировании депутатов о содержании подписанных документов (парламентарии не были ознакомлены с картами передаваемых территорий) [3. С. 16−17].
Оппозиция попыталась инициировать импичмент Акаеву и обжаловать соглашение в Конституционном суде. Один из главных противников уступок Китаю, депутат А. Бекназаров, был арестован в январе 2002 г. по обвинению в злоупотреблении властью во время работы в середине 1990-х гг. следователем прокуратуры в Джалал-Абадской области. Арест Бекназарова, явно связанный с его политической деятельностью, вызвал волну протестов его сторонников. Их демонстрация в Аксыйском районе Джалал-Абадской области в марте 2002 г. была разогнана, имелись человеческие жертвы. По итогам расследования аксыйских событий был отправлен в отставку ряд высокопоставленных чиновников, в том числе премьер-министр К. Бакиев и генеральный прокурор Республики [3. С. 18].
В конечном итоге, кыргызско-китайское соглашение 1999 г. было ратифицировано кыргызским парламентом в мае 2002 г. В 2003 г. была завершена демаркация границы между двумя странами. В том же году Конституционный суд Республики отклонил иск группы депутатов, требовавших признать документ противоречащим Конституции.
Аксыйские события способствовали активизации и консолидации оппозиции Акаеву. На фоне тяжелого
социально-экономического положения в стране и падения авторитета президента, в особенности ощутимого в южных, Ошской и Джалал-Абадской областях, его окружение взяло курс, направленный на отстранение от властных рычагов все большего числа ключевых фигур региональных кланов. Увеличивалась концентрация власти и собственности в руках узкого круга лиц, близких к Акаеву, в том числе членов его семьи. Либеральный по центрально-азиатским стандартам политический климат Кыргызстана создавал условия для распространения протестных настроений и организации оппозиционных группировок.
В 2002—2003 гг. в Кыргызстане была проведена конституционная реформа. Полномочия президента были несколько ограничены в пользу парламента, но усложнена процедура импичмента. Двухпалатный парламент преобразовывался в однопалатный, состоящий из 75 депутатов, избираемых в одномандатных округах. Выборы по партийным спискам, которые предусматривались прежней, смешанной избирательной системой, упразднялись. 13 января 2003 г. Акаев объявил о проведении референдума о конституционных поправках и подтверждении полномочий президента до конца срока пребывания у власти, т. е. до декабря 2005 г. Референдум был назначен на 2 февраля 2003 г. Содержание и процедура подготовки поправок и малый срок, отведенный на подготовку референдума, вызвали протесты оппозиционных партий и неправительственных организаций. Конституционная реформа была подвергнута критике со стороны США и ОБСЕ [4. С. 4−5].
Согласно официальным данным, в референдуме приняли участие 86% имеющих право голоса, 75,5% проголосовали за поправки к Конституции, 78,7% - за подтверждение президентских полномочий.
В преддверии парламентских выборов, намеченных на февраль-март 2005 г., оппозиционные Акаеву силы предприняли попытку объединения. В сентябре 2004 г. была создана коалиция, названная «Народное движение Кыргызстана», которую возглавил бывший премьер-министр К. Бакиев. В декабре 2004 г. бывший министр иностранных дел Р. Отунбаева создала партию «Ата-Журт» («Отечество»). Эта партия и Народное движение Кыргызстана договорились о сотрудничестве в ходе избирательной кампании. Тем не менее оппозиция оставалась раздробленной, а ее действия — слабо скоординированными. Один из наиболее авторитетных оппозиционных лидеров Ф. Кулов, бывший вицепрезидент страны, приговоренный в 2001 г. к семилетнему сроку заключения по обвинению в злоупотреблении властью, находился в тюрьме. Несмотря на заверения Акаева, что президентские выборы состоятся в октябре 2005 г. и он передаст полномочия новому президенту, оппозиция подозревала, что президент и его ок-
ружение предпримут попытку сохранения власти, опираясь на новый парламент [4. С. 6−20].
Новая избирательная система, упразднив голосование по партийным спискам, способствовала тому, что определяющую роль на выборах стали играть клановые и родственные связи кандидатов. Возросли возможности кандидатов мобилизовать сторонников в случае недовольства результатами голосования. Сокращение числа мест в парламенте означало усиление конкуренции за депутатские мандаты среди кыргызской политической и экономической элиты [5. С. 1−2].
Предвыборная кампания была отмечена существенными нарушениями правовых норм: снятием с выборов оппозиционных кандидатов, подкупом избирателей, созданием препятствий для функционирования оппозиционных средств массовой информации [5. С. 2−6].
27 февраля 2005 г. состоялся первый тур выборов, прошедший без серьезных нарушений общественного порядка. Был избран только 31 из 75 депутатов, в основном лояльных к Акаеву. Миссия ОБСЕ, подвергнув критике ход предвыборной кампании, заключила, тем не менее, что выборы стали более состязательными и справедливыми, чем в прошлые годы.
4 марта сторонники Ю. Бакиева, брата лидера оппозиции, захватили здание областной администрации в Джалал-Абаде, положив начало созданию параллельных структур власти на местах. Второй тур выборов, состоявшийся 13 марта, сопровождался, по-видимому, более серьезными нарушениями, чем первый, и его результаты спровоцировали на местах целую серию массовых протестов. Оппозиционные кандидаты перешли к мобилизации кланово-родственных цепочек. 14 марта сторонники проигравших кандидатов захватили здания районной администрации в Узгене (Ошская область) и областной администрации в Таласе. 15 марта лидеры оппозиции встретились в Джалал-Абаде и создали Координационный Совет Национального Единства, потребовав проведения повторных выборов и отставки Акаева. 18 марта было захвачено здание областной администрации в Оше. Попытка силовых структур вернуть контроль над административными зданиями в Джалал-Абаде и Оше привела к массовым беспорядкам, нападениям на милицейские посты и окончательной потере контроля Бишкека над южными областями [5. С. 8−10]. В большой степени протест возникал стихийно и не контролировался оппозиционными политиками. Значительную роль в организации беспорядков, по-видимому, сыграли криминальные группировки и наркомафия, заинтересованные в ослаблении центральной власти [6. С. 158−159].
24 марта оппозиция организовала проведение митинга в центре Бишкека, на площади Ала-Тоо, для участия в котором в столицу прибыли многочисленные сторонники оппозиционных политиков из регионов. Митинг, в котором участвовали около 15 тыс. человек, стихийно перешел в штурм здания президентской администрации («Белого Дома»). Силовым структурам было приказано не применять оружия, и «Белый Дом» и здание государственного телевидения были практически без сопротивления захвачены митингующими. В Бишкеке начались грабежи и беспорядки, ущерб от которых составил, по некоторым сведениям, около
25 млн долл. Освобожденный из тюрьмы Ф. Кулов принял на себя обязанности главы силовых структур, что помогло нормализовать ситуацию в столице в течение нескольких дней.
Сторонники Акаева не предприняли попыток переломить ход событий. Сам президент, члены его семьи и ближайшего окружения покинули Кыргызстан еще до штурма «Белого Дома». 4 апреля Акаев представил парламенту заявление об отставке [5. С. 10−12].
Несмотря на выдвигавшиеся первоначально требования повторных парламентских выборов лидеры оппозиции, очевидно, опасаясь погружения страны в хаос и безвластие, признали легитимность избранного парламента. 28 марта парламент назначил К. Бакиева премьер-министром и исполняющим обязанности президента. Лидеры оппозиционных движений А. Бекназаров, Р. Отунбаева, О. Текебаев заняли должности соответственно генерального прокурора, министра иностранных дел и спикера парламента. В основном должности в новой администрации получили люди, и прежде занимавшие высокие посты во властных структурах [5. С. 12−14].
В мае К. Бакиев и Ф. Кулов, чей приговор был отменен Верховным судом Кыргызстана, достигли договоренности о формировании политического тандема. Кулов отказался от выдвижения своей кандидатуры на пост президента и заявил о поддержке Бакиева, который пообещал назначить Кулова премьер-министром. 10 июля Бакиев был избран президентом, получив 88,6% голосов. Таким образом, тандем Бакиев-Кулов, представляющий коалицию влиятельных южных и северных кланов Кыргызстана, возглавил страну.
События в Кыргызстане в марте 2005 г. стали первым случаем смены власти в Центральной Азии с начала 1990-х гг. По аналогии с «революцией роз» в Грузии (ноябрь 2003 г.) и «оранжевой революцией» на Украине (декабрь 2004 г.) кыргызские события получили название «тюльпановой революции». Роль финансируемых Западом неправительственных организаций и средств массовой информации в кыргызских событиях была, однако, существенно меньшей, чем в других «цветных» революциях. США, действительно, долгое время оказывали поддержку связанным с оппозицией НПО и СМИ, и официальный Вашингтон не скрывал критического отношения к режиму Акаева. Но в основной своей массе протестующие не имели отношения к этим организациям, а оппозиционные настроения не затрагивали проблем внешнеполитического курса Кыргызстана. Смена власти в стране явилась следствием социально-политического кризиса и стала неожиданностью как для Соединенных Штатов, так и для России и Китая [6. С. 159−160].
И Москва, и Вашингтон заняли в первые дни «тюльпановой революции» уклончивую и осторожную позицию, призывая правительство и оппозиционные силы к сдержанности и выражая надежду на скорую стабилизацию ситуации. Когда свержение Акаева стало свершившимся фактом, Россия и США выразили готовность к сотрудничеству с новыми властями, подчеркнув, что в новое руководство вошли люди, имеющие большой политический опыт и хорошо известные в Москве и Вашингтоне [7. С. 54−55]. Китай, реагируя на события в
соседней стране, закрыл границу с Кыргызстаном и организовал эвакуацию китайских предпринимателей из Кыргызстана, чтобы защитить их от начавшихся погромов и насилия. В официальном заявлении министерства иностранных дел КНР указывалось на необходимость скорейшего восстановления общественного порядка. Опасения в Пекине вызывал тот факт, что некоторые лидеры оппозиции были известны негативным отношением к китайско-кыргызскому пограничному урегулированию [8. С. 31−32].
Руководством Казахстана, Узбекистана и Таджикистана кыргызские события, чреватые распространением нестабильности на прилежащие районы соседних стран, были восприняты с глубокой тревогой. В то же время ни одно центрально-азиатское правительство не солидаризировалось с режимом Акаева. Для руководства стран региона «тюльпановая революция» послужила сигналом к ужесточению внутриполитического климата, в частности к введению более жестких ограничений на деятельность оппозиции и НПО и функционирование СМИ.
Новые кыргызские власти немедленно заявили о полной преемственности внешнеполитического курса страны. Первые зарубежные визиты Р. Отунбаевой, нанесенные в Россию, Китай, Узбекистан и Казахстан, были призваны подчеркнуть неизменность внешней политики Бишкека [9]. Подобные же заверения получил министр обороны США Д. Рамсфелд, посетивший Кыргызстан уже в апреле 2005 г.
Падение режима Акаева не привело к разрешению социально-политического кризиса в Кыргызстане, лишь на короткое время снизив его остроту. Кыргызстан столкнулся с падением темпов экономического роста, усилением криминализации политики и экономики, чередой политических убийств и коррупционных скандалов, попытками штурма недовольными правительственных и административных зданий, незаконным захватом земли. Сформировалась новая оппозиция, требующая проведения конституционной реформы, призванной трансформировать Кыргызстан в парламентскую республику, и отставки тандема Бакиев -Кулов [10]. Оппозиционное движение «За реформы» возглавил О. Текебаев, ушедший в феврале 2006 г. в отставку с поста спикера парламента. А. Бекназаров и Р. Отунбаева также оставили государственные посты и присоединились к оппозиции.
2 ноября 2006 г. оппозиция начала в центре Бишкека бессрочный митинг, добиваясь выполнения своих требований. 6 ноября президент Бакиев внес в парламент проект новой редакции Конституции, который и был одобрен 8 ноября. Право назначения премьер-министра и утверждения членов правительства переходило к парламенту. Полномочия президента сокращались, а число депутатов парламента увеличивалось до 90, причем половина из них должна была избираться по партийным спискам. Кыргызстан, таким образом, становился парламентской республикой. Избранный в 2005 г. президент и состав парламента должны были сохранить полномочия до 2010 г. [11].
Новая Конституция, принятая поспешно и вынужденно, под давлением оппозиции подписанная Президентом Бакиевым, содержала ряд юридически двусмысленных моментов. За ее вступлением в силу последовал
новый виток противостояния президента и правительства с оппозицией. Парламент оказался малодееспособным для осуществления новых полномочий. 19 декабря правительство Кулова ушло в отставку- новое правительство должно было формироваться ведущей парламентской фракцией, в то время как действующий парламент был избран по мажоритарной системе. Оставалось неясным, как следовало определять кворум в парламенте: исходя из 90 или из 75 депутатов. Состав Конституционного суда Кыргызстана, призванного толковать основной закон, так и не был сформирован.
30 декабря 2006 г. парламент Кыргызстана принял новую редакцию Конституции страны, расширяющую полномочия президента. До 2010 г. президент получил право назначения с согласия парламента премьер-министра и, по представлению премьера, членов правительства [12]. Движение «За реформы» заявило о непризнании Конституции от 30 декабря, указывая на существенные нарушения процедуры при ее принятии.
В феврале 2007 г. в оппозицию к президенту перешел Ф. Кулов, которого парламент дважды не утвердил премьер-министром страны (в третий раз президент внес другую кандидатуру). Возглавленный им фронт «За достойное будущее Кыргызстана» выступил с требованиями очередного пересмотра Конституции и проведения досрочных президентских и парламентских выборов. В марте 2007 г. Бакиев назначил премьер-министром страны А. Атамбаева, представителя умеренной оппозиции. Фронт «За достойное будущее Кыргызстана» не удовлетворился уступками президента и начал в апреле 2007 г. в Бишкеке бессрочный митинг протеста. В ночь с 19 на 20 апреля 2007 г. власти разогнали силой митинг сторонников Кулова.
Бакиеву удалось заручиться поддержкой Казахстана, северного соседа и одного из основных внешнеэкономических партнеров Кыргызстана. 26 апреля 2007 г., в разгар противостояния между властями и возглавляемым Куловым Фронтом, Бишкек посетил президент Казахстана Н. Назарбаев. В ходе визита были подписаны документы об углублении интеграции двух стран- в частности, было провозглашено создание Высшего межгосударственного совета и Совета министров иностранных дел Казахстана и Кыргызстана. Бакиев поддержал выдвинутую Назарбаевым идею создания Союза центрально-азиатских стран, первым шагом на пути к реализации которой призван стать двусторонний союз Астаны и Бишкека [13]. Ф. Кулов откликнулся на подписание этих документов собственной интеграционной инициативой: началом в июне 2007 г. сбора подписей в пользу проведения референдума о создании конфедерации с Россией. Маловразумительно сформулированная и нереалистичная идея оппозиционного политика, скептически воспринятая в России, очевидно, не имеет шансов на воплощение в жизнь.
Два года потрясений и непрекращающейся политической борьбы в Кыргызстане отразились на внешнеполитическом курсе Бишкека, которому стали свойственны непоследовательность и высокая степень конъ-юнктурности. Как и в годы правления Акаева, Кыргызстан пытается учитывать во внешней политике интересы трех великих держав — России, Китая и США — и двух крупных региональных стран — Казахстана и Уз-
бекистана. Однако внешнеполитическое маневрирование осуществляется преемниками Акаева безыскусно, а зачастую и откровенно неуклюже. Интеграционные инициативы и проекты международного сотрудничества становятся разменными картами во внутриполитических интригах. В июле 2005 г. Кыргызстан, как и другие страны Шанхайской организации сотрудничества, подписал Декларацию, призывающую Соединенные Штаты определиться со сроками пребывания американских военных баз в Центральной Азии [14]. Однако Бишкек не последовал примеру Узбекистана, который настоял на закрытии американской базы в стране, и удовлетворился значительным увеличением платы за аренду Пентагоном базы в Манасе. Несколько раз официальный Бишкек озвучивал намерение закрыть американскую базу, и каждый раз после визитов высокопоставленных американских чиновников это намерение дезавуировалось.
Показателем непоследовательности внешней политики Бишкека и неловких попыток извлечь сиюминутные выгоды из меняющейся ситуации стали периодические «шпионские скандалы»: в июле 2006 г. из страны были высланы два американских дипломата, обвиненные в незаконной деятельности- в июне 2007 было объявлено о задержании китайских шпионов, а в августе 2007 г. — об аресте сотрудников кыргызских спецслужб, занимавшихся шпионажем в пользу России [15].
Неудачей закончилась попытка Кыргызстана избавиться от зависимости от импорта узбекского газа и стать транзитной страной, добиться проведения через свою территорию участка газопровода Туркменистан -Китай, открытие которого запланировано на 2009 г. Соответствующая просьба премьер-министра Атамбае-ва, обращенная к Председателю КНР Ху Цзиньтао, осталась без ответа [16]. 18 августа 2007 г. в Астане было
подписано соглашение о строительстве газопровода Туркменистан — Китай через территорию Казахстана.
Пойдя в апреле 2007 г. на уступки оппозиции и добившись ее фактического раскола, президент Бакиев смог на время консолидировать свои властные полномочия. Успехом Бакиева, пусть и символическим, стало проведение в Бишкеке 17 августа 2007 г. встречи в верхах Шанхайской организации сотрудничества. Однако уже в начале осени 2007 г. политическая борьба в Кыргызстане, подстегнутая резким повышением в стране цен на продукты питания, вновь обострилась. Зазвучали призывы к отставке кабинета Атамбаева [17].
Слабость государственной власти, экономическая стагнация, высокий уровень коррупции и криминализации общества, созданный прецедент нелегитимной смены власти — все эти составляющие социальнополитического кризиса в Кыргызстане продолжают действовать. По всей вероятности, страна будет и дальше переживать период социально-политической нестабильности и внешнеполитических колебаний. Официальный Бишкек все менее и менее воспринимается соседними странами и Россией как надежный и предсказуемый внешнеполитический партнер. В то же время раздробленность кыргызской политической элиты и отсутствие сильной президентской власти превращают Кыргызстан в наиболее удобное в Центральной Азии поле международного соперничества и конкуренции. По-видимому, Кыргызстан становится наиболее уязвимым для внешнего влияния звеном формирующейся центрально-азиатской подсистемы международных отношений — звеном, слабость которого создает возможности для попыток воздействия как на стабильность региона в целом, так и на внешнюю политику и безопасность соседних с Кыргызстаном стран.
ЛИТЕРАТУРА
1. Huskey E. Kyrgyzstan: The Fate of Political Liberalization // Conflict, Cleavage, and Change in Central Asia and the Caucasus / Ed. by K. Dawisha
and B. Parrott. Cambridge, 1997. P. 242−276.
2. Slaughter R. Poor Kyrgyzstan // National Interest. 2002. № 3. P. 55−65.
3. International Crisis Group. Central Asia: Border Disputes and Conflict Potential. Osh- Brussels, 2002.
4. Международная группа по предотвращению кризисов. Политический переход в Кыргызстане: проблемы и перспективы. Ош- Брюссель,
2004.
5. Международная группа по предотвращению кризисов. Кыргызстан: после революции. Бишкек- Брюссель, 2005.
6. Россия 2005: реформы, политический процесс — в окружении «цветных революций»: Сб. матер. XII политологической конф. Барнаул, 2006.
7. Олкотт М. Б. Центральная Азия: перспективы смены власти // Pro et Contra. 2005. N° 1. С. 52−72.
8.argynov Z. Revolution, Repression and Re-election in 2005: China’s Response to Political Developments in Central Asia // China and Eurasia Fo-
rum Quarterly. 2006. № 1. P. 31−36.
9. Sari Y., Yigit S. Foreign Policy Re-orientation and Political Symbolism in Kyrgyzstan // Central Asia — Caucasus Analyst. 2006. 14 June. Режим дос-
тупа: http: //www. cacianalyst. org
10. Международная группа по предотвращению кризисов. Кыргызстан: пошатнувшееся государство. Бишкек- Брюссель, 2005.
11. Закон Кыргызской Республики «О новой редакции Конституции Кыргызской Республики» от 9 ноября 2006 года. Режим доступа: http: //www. cagateway. org/downloads/constitution. pdf
12. Закон Кыргызской Республики «О новой редакции Конституции Кыргызской Республики» от 30 декабря 2006 года. Режим доступа: http: //www. president. kg/docs/const_2006rv
13. Совместное заявление Президента Республики Казахстан Н. А. Назарбаева и Президента Кыргызской Республики К. С. Бакиева, Бишкек, 26 апреля 2007 года. Режим доступа: http: //www. centrasia. ru/newsAphp4?st=1 177 584 300
14. Декларация глав государств — членов Шанхайской организации сотрудничества, Астана, 5 июля 2005 года. Режим доступа: http: //www. sectsco. org/html/501. html
15. Дубнов А. Офицеры госнебезопасности // Время новостей. 2007. 24 августа.
16. РИА «Новости», 15 августа 2007 г. Режим доступа: http: //www. vedomosti. ru/newsline/index. shtml?2007/08/15/468 525
17. Наматбаева Т. «Новые южане» Киргизии «нацелились» на правительство. Режим доступа: http: //www. centrasia. ru/news2. php4? st=11 888 853 260
Статья представлена научной редакцией «История» 11 октября 2007 г.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой