Социально-экономические и политические предпосылки целинной эпопеи

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Социально-экономические и политические предпосылки целинной эпопеи
В. Ф. Глуховский, к.и.н., доцент,
Оренбургский ГАУ
Освоение целинных и залежных земель в середине 50-х гг. XX в. было одним из самых значительных и достаточно успешных реализованных начинаний того периода. Ему придавалось важное экономическое и политическое значение, оно стало знаковым событием в жизни страны, оставившим глубокий след в ее непростой истории.
Любое событие имеет свою предисторию и предпосылки, таковые имеет и целинная эпопея. Не претендуя на широту их освещения, выделим основные социально-экономические и полити-
ческие предпосылки освоения целинных и залежных земель.
В начале 50-х гг. закончился послевоенный восстановительный период. Сельскохозяйственное производство исчерпало свои возможности. Колхозно-совхозная система переживала острый, все более нарастающий кризис, в основе которого было несовершенство экономических отношений на селе. Валовая продукция сельского хозяйства только в 1952 г. смогла превзойти довоенный уровень. За счет неэквивалентного обмена из деревни за 1946−1953 гг. были изъяты огромные средства. В сельском хозяйстве за эти годы было получено национального дохода на сумму 298 млрд руб., а использовано на нужды
села из этой суммы 193 млрд руб., таким обра-зом, 105 млрд руб. ушли из села на нужды других отраслей народного хозяйства.
Некомпенсированное изъятие сельскохозяйственной продукции стало нормой взаимоотношений между государством и колхозами в годы войны, которые еще можно было понять и оправдать, но оно не стало нормой и в послевоенное время. Развитие села продолжалось в русле сохранявшегося мобилизационного характера советской экономики с ее лозунгами & quot-поднять, достичь, укрепить, добиться, мобилизовать& quot- и т. д.
Сложилось опасное несбалансированное соотношение промышленности и сельского хозяйства. Так, за период 1940—1952 гг. валовая продукция промышленности возросла в 2,3 раза, а сельского хозяйства — всего на 10%.
Посевные площади зерновых культур составляли в среднем за 1949−1953 гг. 105,2 млн. га, что сопоставимо с периодом 1910−1914 гг. -102,5 млн. га. Поэтому представляется спорным утверждение о том, что колхозы страны вышли из войны экономически и организационно окрепшими. Факты показывают совсем иное.
К началу освоения целины сельское хозяйство страны находилось в состоянии стагнации и застоя. Имевшиеся противоречия и трудности в аграрном секторе преуменьшались, заглушались победными рапортами и отдельными достижениями.
Достаточно непростым было социальное положение села. Социально-бытовое устройство деревни характеризовалось низким уровнем жизни колхозников, слабым обустройством крестьянского быта. И все это тем не менее приукрашивалось официальной пропагандой.
Четко обозначилась тенденция к сокращению числа жителей-колхозников. В 1950 г. оно составляло 62,1 млн. чел., в 1951 г. — 60,2 млн., в 1953 г. — 58,8 млн. чел.
На положении крестьянства сказывалось отношение государства к личным подсобным хозяйствам. Уже такое название крестьянского подворья указывало на его вспомогательный, второстепенный характер. Приоритет интересов государства к колхозам и совхозам негативно сказывался на положении личных подсобных хозяйств. А между тем сохранялась их ведущая роль в совокупном доходе крестьянской семьи: в 19 461 951 гг. личное подсобное хозяйство давало от 42 до 65% от этого показателя, а в 1953 г. — 45,7%. Отсюда проистекает двойственность содержания труда сельчанина: в колхозе он трудился фактически на государство, а в личном подсобном хозяйстве — на себя. Вовсе не случайно еще в сентябре 1946 г. в постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР подчеркивалось, что & quot-увлечение подсобным хозяйством мешает полностью сосредоточить усилия колхозников на подъе-
ме общественного хозяйства& quot-. Личное подсобное хозяйство воспринималось руководством страны как тормозящий фактор колхозного строительства.
Обратимся теперь к политическим предпосылкам целинной эпопеи. Одной из них стала смена политического руководства страны, что повлекло изменение курса в сельском хозяйстве, реальные преобразования. В 1953 г. новому руководству страны в итоге досталось крайне тяжелое наследство. Деревня по существу была развалена, над страной реально замаячила тень голода. Необходимы были срочные меры по выходу из кризиса. Первоначально инициатива о преобразованиях в сельском хозяйстве исходила от Г. М. Маленкова, хотя позиция его вызывала возражения многих членов Президиума Ц К КПСС, и особенно Н. С. Хрущева.
Связь Маленкова с селом была односторонней. Информация о положении села доходила до него в & quot-просеянном"- аппаратчиками виде, и это пытался сломать Хрущев, часто выезжавший на места и вникавший в истинное положение дел. Именно ему, несомненно, принадлежит приоритет в пересмотре вывода о благополучном положении в обеспечении хлебом.
Важнейшей политической предпосылкой целинной эпопеи является записка Н. С. Хрущева в Президиум Ц К КПСС в январе 1954 г. & quot-Пути решения зерновой проблемы& quot-. Именно эта записка стала инициативным документом в деле освоения целины.
Важной политической предпосылкой преодоления кризисной ситуации стала реальная программа, предложенная на сентябрьском (1953 г.) Пленуме Ц К КПСС. Впервые открыто признавалось тяжелое положение в сельском хозяйстве и были намечены меры по повышению сельскохозяйственного производства колхозов. Существенно расширена самостоятельность колхозов и совхозов, они избавлялись от мелочной опеки райкомов партии.
Изменение политической линии государства в отношении сельского хозяйства не сразу повлекло к повороту в истории советской деревни. В массовом сознании сельского труженика еще не сложилась однозначная положительная оценка намеченного. Любые начинания послесталин-ского руководства воспринимались под углом зрения & quot-как бы не было хуже& quot-. Почти три с половиной десятилетия реформ предшествующего периода приучили народ к настороженности, недоверию, известному скептицизму. Однако процесс движения вперед обозначился. Начало ему было положено решениями февральско-мартовского Пленума Ц К КПСС (1954 г.) & quot-О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель& quot-. В 1954—1955 гг. намечалось освоить не менее 13 млн. га, собрать с них 12,8−14,6 млн. т зерна, из
них 8,0−9,6 млн. т товарного. Нельзя не заметить, что в политической составляющей предпосылок к началу освоения целинных и залежных земель четко просматривается волевой момент, стремление к традиционной эксплуатации энтузиазма народа, мощный пропагандистский прессинг, подключение к решению задачи всех сил и средств, ресурсов.
Нередко политические решения не вполне согласовывались с экономическими обоснованиями, рекомендациями, предостережениями уче-
ных-аграрников, экономистов, практиков сельскохозяйственного производства, что в итоге привело к значительным издержкам, ошибкам и просчетам, неоправдавшимся надеждам в ходе освоения целинных и залежных земель. И тем не менее был сделан решительный шаг вперед по реализации программы освоения целинных и залежных земель, которая была предопределена социально-экономическими и политическим предпосылками, действием разнополярных объективных и субъективных факторов.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой