Формирование пищевой сенсибилизации у детей на фоне инвазии Opisthorchis felineus

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы


НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
Л.М. Огородова1, О.С. Фёдорова1, М.М. Федотова1, Т.А. Евдокимова2
1 Сибирский государственный медицинский университет, Томск, Российская Федерация 2 Российская медицинская академия последипломного образования, Москва, Российская Федерация
Формирование пищевой сенсибилизации у детей на фоне инвазии Opisthorchis felineus
Цель исследования: установить механизмы развития пищевой сенсибилизации на фоне хронической инвазии Opisthorchis felineus у детей. Пациенты и методы: в ходе эпидемиологического исследования сформированы группы больных хроническим описторхозом (n =237) и детей, не имеющих описторхоза (n =496). В исследовании использовали интервьюирование родителей / опекунов, измерение концентрации общего и специфического IgE к пищевым аллергенам в сыворотке крови, компонентную аллергодиагностику, метод полимеразной цепной реакции в режиме реального времени в образцах стула. Результаты: наличие хронической описторхозной инвазии у детей ассоциировано со снижением риска развития пищевой сенсибилизации в сравнении с неинвазированными лицами (9,7 против 16,94%, OR =0,53- 95% CI 0,31−0,88- p =0,01). Высокая интенсивность описторхозной инвазии отрицательно коррелирует c повышением содержания специфического IgE к пищевым аллергенам в сыворотке крови (OR =0,46- 95% CI 0,24−0,91- p =0,023). Установлена зависимость между повышением концентрации общего IgE в сыворотке крови и интенсивностью описторхозной инвазии в сочетании с пищевой сенсибилизацией. В группе больных описторхозом преобладает сенсибилизация к термостабильным аллергенам класса I (cyp c1, cor a11, gal d2, prup3), у детей, не имеющих описторхоза — к термолабильным гомологам bet v1 (mal d1, prup1, cor a1, ara h8). Выводы: получены эпидемиологические данные о значимом влиянии гельминтной инвазии Opisthorchis felineus на механизмы формирования пищевой сенсибилизации у детей.
Ключевые слова: пищевая сенсибилизация, инвазия Opisthorchis felineus, специфический IgE, общий IgE, компонентная аллергодиагностика.
64 (Вестник РАМН. 2014- 1−2: 64−68)
Введение
В последние годы изучению вопросов формирования пищевой сенсибилизации, ключевого звена «атопического марша», посвящено множество исследований [1−3]. Согласно современному представлению, развитие сенсибилизации к пищевым аллергенам происходит вследствие генетически детерминированного нарушения механизма формирования оральной толерантности [1]. Инициирующим звеном является повышение проницаемости эпителиального барьера в сочетании с дефицитом секреторного IgA. Пищевые аллергены подвергаются процессингу в дендритных клетках с последующей презентацией антигена в ассоциации с молекулами II класса главного комплекса гистосовместимости. Данный комплекс при
взаимодействии с наивными Т клетками приводит к диф-ференцировке последних в 1Ь2-лимфоциты, секреции интерлейкинов (IL) 4 и 13 и индукции синтеза специфического IgE [2, 3].
Исследования в области молекулярной аллергологии продемонстрировали потенциально возможные варианты развития пищевой сенсибилизации в зависимости от структуры и физико-химических свойств аллергенов. Гиперчувствительность к термостабильным белкам животного и растительного происхождения, устойчивым к протеолизу (класс I), развивается в пищеварительном тракте в первые годы жизни. Сенсибилизация к термолабильным белкам (класс II) развивается по механизму перекрестной реактивности в респираторном тракте за
L.M. Ogorodova1, O.S. Fedorova1, M.M. Fedotova1, T.A. Evdokimova2
1 Siberian State Medical University, Tomsk, Russian Federation 2 Russian Medical Academy of Postgraduate Education, Moscow, Russian Federation
Food Sensitization in Children with Opisthorchis Felineus Invasion
Aim: to determine the mechanism of food sensitization in children with chronic Opisthorchis felineus invasion. Patients and methods: during the epidemiological study the groups of patients (7−10 years) with chronic opisthorchiasis (n =237) and children without chronic opisthorchiasis (n =496) were formed. The investigation included interviewing of parents / guardians, measurement of total IgE, specific IgE to food allergens and component-resolved diagnostic, real-time PCR in stool samples. Results: the chronic opisthorchiasis invasion in children is associated with reduced risk of food sensitization, compared with non-infectedgroup (9,7 vs 16,94%, OR =0,53- 95% CI 0,31−0,88-p =0,01). Opisthorchiasis of high intensity negatively correlated with increased level of specific IgE to food allergens in serum (OR =0,46- 95% CI 0,24−0,91- p =0,023). The association between level of total IgE and intensity of opisthorchiasis combinated with food sensitization was found. The sensitization to allergens class I (cyp c1, cor a11, gal d2, pru p3) is more prevalent in patients with opisthorchiasis, in uninfected children the sensitization to bet v1-homologues (mal d1, pru p1, cor a1, ara h8) is most common. Conclusions: the epidemiological data on the effect of the Opisthorchis felineus invasion on mechanisms of food sensitization in children were obtained.
Key words: food sensitization, invasion Opisthorchis felineus, specific IgE, total IgE, component-resolved diagnostics.
(Vestnik Rossiiskoi Akademii Meditsinskikh Nauk — Annals of the Russian Academy of Medical Sciences. 2014- 1−2: 64−68)
#

НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ

счет сходства растительных пищевых белков с аллергенами пыльцы растений [2, 3].
Следует отметить, что риск развития сенсибилизации зависит от множества факторов, способных модифицировать иммунный ответ. Так, в ряде предшествующих исследований показана роль гельминтных инвазий в регуляции активности аллергического воспаления [4, 5]. В ходе эпидемиологического исследования, выполненного в эндемичном по инвазии Opisthorchis felineus очаге, установлено, что распространенность пищевой аллергии у детей ниже в регионах с высоким уровнем инвазии. Для пациентов, имеющих симптомы пищевой аллергии, наличие сопутствующего хронического описторхоза является протективным фактором в отношении повторных рецидивов болезни [6].
Цель исследования: установить механизмы развития пищевой сенсибилизации на фоне хронической инвазии O. felineus у детей.
Пациенты и методы Участники исследования
В ходе эпидемиологического исследования были сформированы группы больных хроническим описторхо-зом (n =237) и детей, не имеющих описторхоза (n =496). Средний возраст больных хроническим описторхозом составил 8,98±1,02 года, неинвазированных детей — 8,78±1,08 года (р =0,46). Соотношение мальчиков и девочек среди больных гельминтозом составило 49,79 против 50,20%, а среди школьников без паразитоза — 49,37 против 50,63%, соответственно (р =0,83).
Данная работа выполнена в рамках «Исследования распространенности, социально-экономического значения и основ пищевой аллергии в Европе» (грант VI рамочной программы Евросоюза № FP6−2006-TTC-TU-5 Proposal 45 879 EuroPrevall). Протокол исследования одобрен Локальным этическим комитетом при ГБОУ ВПО «СибГМУ» МЗ РФ (заключение № 635 от 10 сентября 2007 г.) [7].
Схема исследования включала скрининговый и клинический этап. Скрининговый этап выполнен в дизайне одномоментного эпидемиологического исследования в выборке детей в возрасте 7−10 лет (n =13 010) с использованием «Скринингового вопросника пищевой аллергии у детей». Клинический этап представлен одномоментным исследованием «случай-контроль» (n =1288). Для достижения сформулированной цели и проведения молекулярно-генетической диагностики инвазии O. felineus сформирована репрезентативная выборка (n =733).
Методы исследования
Применяли метод полимеразной цепной реакции (ПЦР) в режиме реального времени в образцах стула (протокол исследования разработан совместно с лабораторией паразитологии Медицинского центра университета Амстердама, Нидерланды). По результатам клинического обследования и ПЦР-диагностики сформированы вышеуказанные группы:
• больные хроническим описторхозом (n =237) —
• дети, не имеющие хронического описторхоза (n =496).
Всем участникам исследования выполнена оценка содержания общего и специфического IgE сыворотки крови к пищевым аллергенам (куриное яйцо, коровье молоко, соя, арахис, пшеница, рыба, кунжут, пшеница, гречиха, кукуруза, рис, фундук, томат, грецкий орех, морковь, сельдерей, креветки, мак, чечевица, горчица, подсолнеч-
ник, яблоко, киви, дыня, банан, персик- ImmunoCAP, Phadia, Швеция).
Больным с пищевой сенсибилизацией проведена компонентная аллергологическая диагностика (ImmunoCAP, Phadia, Швеция): определение концентрации специфического IgE к классу I (bos d5 — молоко, gal d 2 — куриное яйцо, cyp c1 — рыба, pen a1 — креветки, cor a11 — фундук, pru p3 — персик, ara h1 — арахис) и классу II пищевых аллергенов (mal d1 — яблоко- cor a1 — фундук- pru p1 — персик- ara h8 — арахис), а также к пыльцевому аллергену березы bet v1.
Результаты
Результаты молекулярно-генетической диагностики описторхоза показали, что в группе больных опистор-хозом превалировали лица, имеющие высокую интенсивность инвазии (53,59%- n =127). Инвазия средней и низкой интенсивности диагностирована у 21,52 (n =51) и 24,89% (n =59) детей, соответственно.
Симптомы пищевой аллергии по результатам клинического интервьюирования чаще регистрировали у детей, не имеющих инвазии (62,7%- n =311), в сравнении с группой больных описторхозом (54,01%, n =128- р =0,02). Число детей, имеющих симптомы пищевой аллергии по результатам клинического интервьюирования, было сопоставимо в подгруппах больных с низкой, средней и высокой интенсивностью инвазии (54,24- 56,86 и 52,76% соответственно- р & gt-0,05).
Исследование ассоциации пищевой сенсибилизации и инвазии O. felineus
По результатам измерения содержания IgE в сыворотке крови специфическая сенсибилизация к пищевым аллергенам наблюдалась у 9,7% школьников, страдающих хроническим описторхозом, и у 16,94% неинвазированных детей (OR =0,53- 95% CI 0,31−0,88- р =0,01). Наиболее высокая частота сенсибилизации отмечена у детей с низкой интенсивностью инвазии O. felineus (табл. 1). Напротив, данный показатель был наименьшим в группе детей, имеющих высокую степень гельминтизации. Регрессионный анализ продемонстрировал негативную ассоциацию высокой интенсивности описторхозной инвазии и пищевой сенсибилизации по результатам оценки специфического IgE в сыворотке крови.
В группе больных хроническим описторхозом в сравнении с группой детей, не имеющих инвазии, зарегистрирован статистически значимо более низкий средний
Статистическая обработка данных
Статистический анализ выполняли с использованием пакета прикладных программ SPSS Base v. 20.0. Результаты обработаны с помощью пакета описательных статистик с использованием непараметрических критериев. Данные представлены в виде X ± SE, где Х — среднее арифметическое, SE — ошибка среднего. Количественные признаки исследуемых групп сравнивали при помощи-критерия Манна-Уитни и метода Краскела-Уоллиса.
Для сравнения частот качественных признаков применяли критерий х2 Пирсона, а в группах менее 5 человек — с поправкой Йейтса на непрерывность. Для оценки вероятностей развития события применяли метод отношения шансов и относительного риска посредством программ- 65 ного продукта Sta^alc. Использовали логистический и линейный регрессионный анализ. Различия считали статистически значимыми при р & lt-0,05.
#
#
66

ВЕСТНИК РАМН /2014/ № 1−2
Таблица. Распространенность пищевой сенсибилизации в зависимости от интенсивности инвазии O. felineus
Интенсивность инвазии Распространенность пищевой сенсибилизации, n (%) b х* 1 2 * 4 OR 95% CI p
Отсутствие инвазии (n =496) 84 (16,94) Референтная группа
Низкая (n =59) 9 (15,25) -0,12 0,02 0,88 0,42−1,86 0,74
Средняя (n =51) 3(5,88) -1,88 3,34 0,31 0,09−1,07 0,05
Высокая (n =127) 11 (8,66) -0,76 4,34 0,46 0,24−0,91 0,02
Примечание. b — константа регрессионного уравнения, х2 — критерий Пирсона, OR — отношение шансов, 95% CI — доверительный
интервал, р — достигнутый уровень значимости.
уровень специфического IgE к исследуемым аллергенам: фундуку (11,97±7,62 против 27,65±5,04 кЕА/л- p =0,04), яблоку (0,59±0,21 против 4,85±1,19 кЕА/л- p =0,01), персику (0,74±0,28 против 3,80±1,13 кЕА/л- p =0,01), грецкому ореху (0,65±0,36 против 2,12±1,30 кЕА/л- p =0,04).
По результатам оценки концентрации специфического IgE в сыворотке крови в группе детей без гельминтной инвазии в качестве ведущих зарегистрированы такие пищевые аллергены, как фундук, персик, яблоко. Однако у больных хроническим описторхозом наличие сенсибилизации к указанным продуктам встречалось статистически значимо реже, и наиболее часто регистрировали диагностический уровень IgE к аллергенам молока и пшеницы (рис. 1).
Исследование ассоциации уровня общего IgE сыворотки крови и инвазии O. felineus
Повышение концентрации общего IgE & gt-100кЕА/л зарегистрировано у 42,99% пациентов, инвазирован-ных O. felineus, и у 36,36% школьников без паразитоза (p =0,095). Средний уровень общего IgE в исследуемых группах также статистически значимо не различался (228,20±33,37 кЕА/л у больных хроническим описторхо-зом против 179,17±25,13 кЕА/л у детей без гельминтной инвазии- p =0,25). Кроме того, в ходе регрессионного анализа не отмечено линейной зависимости интенсивности описторхозной инвазии от уровня общего IgE в сыворотке крови. Однако у больных хроническим опи-сторхозом, имеющих пищевую сенсибилизацию, зарегистрирован более высокий средний уровень общего IgE по сравнению с несенсибилизированными индивидами (1062,81±259,68 и 138,49±15,12 кЕА/л, соответственно- p =0,01). В ходе многофакторного линейного регрессионного анализа установлена статистически зна-
чимая позитивная зависимость повышенного содержания общего IgE и интенсивности описторхозной инвазии в сочетании с пищевой сенсибилизацией: геометрическое соотношение (Geometric Mean Ratio, GMR) =1,31- 95% CI 1,06−1,62- p=0,01. Таким образом, повышенное содержание общего IgE связано главным образом не с наличием гельминтной инвазии, а в большей степени с сочетанием паразитоза и пищевой сенсибилизации.
Результаты компонентной аллергологической диагностики в исследуемых группах
В связи с тем, что в ходе исследования были получены различия в структуре сенсибилизации у детей, больных хроническим описторхозом, и неинвазированных лиц, нами был проведен молекулярный аллергологический анализ с целью верификации ведущего типа пищевой сенсибилизации в изучаемых группах. Установлено, что в структуре сенсибилизации детей, не имеющих инвазии, преобладают термолабильные аллергены класса II: яблока (mal d1), персика (pru p1), фундука (cor a1), арахиса (ara h8). Напротив, у больных хроническим опи-сторхозом сенсибилизация к аллергенам данной группы формируется статистически значимо реже, а в структуре сенсибилизации ведущее значение приобретают термостабильные аллергены класса I: молоко (bos d5), рыба (cyp c1), куриное яйцо (gal d 2), креветки (pen a1), фундук (cor a11) — персик (pru p3) — арахис (ara h1- рис. 2).
Известно, что сенсибилизация к аллергенам класса II формируется в респираторном тракте опосредованно, на фоне сенсибилизации к пыльцевым аллергенам. По данным ряда исследований, наиболее значимым аллергеном, определяющим структуру пищевой сенсибилизации в данном климатогеографическом регионе, является аллерген березы [6, 8].
#
6 —
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
I | Больные, не имеющие хронического описторхоза | Больные хроническим описторхозом
%
8
Рис. 1. Структура пищевой сенсибилизации в исследуемых группах по результатам оценки содержания специфического IgE сыворотки крови.
Примечание.* - p & lt-0,05 при сравнении показателей в исследуемых группах (критерий х2 Пирсона). 1 — лук, 2 — персик, 3 — яблоко,
4 — морковь, 5 — кунжут, 6 — молоко, 7 — пшеница, 8 — подсолнечник, 9 — арахис, 10 — томат, 11 — яйцо, 12 — соя, 13 — горчица, 14 — грецкий орех, 15 — рыба.
#

НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
20
15
10
5
0



¦ ¦ ¦ ¦ || 1 1 1 II
pru pi mal d1 ara h8 cor a1 cyp cl cor all gal d2 pru p3 pen a1 ara hi bos d5
v________________w__________________- v. _____________________________^ ^_____________________________у
V V
Пищевые аллергены класса II Пищевые аллергены класса I
? Дети, не имеющие хронического описторхоза | Дети, больные хроническим описторхозом
%
Рис. 2. Распространенность сенсибилизации к пищевым аллергенам класса I и II в исследуемых группах.
Примечание. # - класс I: bos d5 — молоко- gal d2 — куриное яйцо- cyp c1 — рыба, pen a1 — креветки- cor a11 — фундук- pru p3 — персик- ara h1 — арахис. ## - класс II: mal d1 — яблоко- cor a1 — фундук- pru p1 — персик- ara h8 — арахис. * - p & lt-0,05 при сравнении показателей в группах (критерий х2 Пирсона).
Ф
Сенсибилизация к пищевым белкам, имеющим молекулярное сходство с аллергеном bet v1 (mal d1, pru p1, cor a1, ara h8), отмечена у 22,65% детей, не имеющих описторхоза, против 2,32% школьников с хроническим описторхозом (OR =0,08- 95% CI 0,01−0,59- p =0,01). При этом в группах детей, сенсибилизированных к bet v1, перекрестная реактивность к пищевым аллергенам класса II (mal d1, pru p1, cor a1, ara h8) составила 82,86% для не-инвазированных лиц против 25% больных описторхозом (OR =0,07- 95% CI 0,01−0,99- p =0,04).
Обсуждение
В ходе исследования получены новые данные об особенностях формирования пищевой сенсибилизации у детей в эндемичном по инвазии O. felineus регионе. Так, наличие хронического описторхоза ассоциировано со снижением вероятности развития пищевой сенсибилизации. При этом наименьший риск развития пищевой сенсибилизации зарегистрирован в группе пациентов, имеющих высокую интенсивность описторхозной инвазии. Полученные результаты позволяют предположить «дозозависимый» эффект антигенного влияния гельминтов в регуляции иммунного ответа. В целом исследование специфической сенсибилизации в зависимости от интенсивности гельминтной инвазии — малоизученный аспект. В настоящее время доступны результаты исследования сенсибилизации к аллергену клеща домашней пыли в группах пациентов с высокой и низкой интенсивностью инвазии трематодой Schistosoma haematobium (n =672, Зимбабве) [9]. Результаты свидетельствуют об отрицательной ассоциации инвазии высокой интенсивности и повышенного содержания специфического IgE сыворотки крови к клещу домашней пыли. С другой стороны, в некоторых исследованиях не установлено значимой ассоциации гельминтных инвазий (аскаридоз, трихоцефалез) с развитием аллергической сенсибилизации [10]. Данное расхождение прежде всего связано с различием в типах регуляции иммунного ответа хозяина у нематод и трематод. Более того, авторы исследования констатируют превалирование у обследованных
детей паразитозов низкой интенсивности [10]. Вероятно, 67 иммуномодулирующее влияние гельминтной инвазии является количественно-опосредованным: подтверждением тому служат результаты исследования, демонстрирующие ассоциацию высокой интенсивности инвазии S. haematobium и более высокого титра антител к гель-минтным антигенам, а также повышенной продукции IgG, IgG1, IgG2 и IgG4 [11].
Значительный интерес представляют полученные данные о влиянии гельминтной инвазии на уровень общего IgE в сыворотке крови. Установлено, что интенсивность описторхозной инвазии не является независимым предиктором повышенного содержания общего IgE, однако отмечена линейная зависимость концентрации общего IgE от интенсивности описторхозной инвазии у лиц с пищевой сенсибилизацией. Предполагают, что гельминтные антигены стимулируют выработку большого количества поликлонального IgE. Тем не менее дети, страдающие гельминтозами, несмотря на высокий уровень общего IgE, имеют более низкий уровень IgE специфического.
В своих исследованиях Graves и соавт. и Marsh и соавт. показали, что синтез этих двух видов антител может регулироваться отдельно друг от друга, в отдельных участках генома [12, 13]. Очевидно, гельминтные антигены могут регулировать иммунный ответ, усиливая продукцию поликлонального и снижая интенсивность синтеза специфического IgE. Поликлональные IgE связывают IgE-рецепторы на тучных клетках, блокируя их для соединения со специфическими IgE и таким образом подавляя специфический иммунный ответ [14].
Результаты, полученные в популяции жителей одного климатогеографического региона, свидетельствуют
0 том, что у детей, не имеющих описторхозной инвазии, преимущественно формируется сенсибилизация к термолабильным растительным пищевым протеинам класса II по механизму перекрестной реактивности с пыльцевыми аллергенами. Напротив, в группе больных описторхозом преобладает сенсибилизация к термостабильным аллергенам класса I. Подобные различия могут быть объяснены с позиции возрастных аспектов формирования сенсибилизации. Так, развитие сенсибилизации к аллергенам класса
1 (коровье молоко, рыба, куриное яйцо, термостабильные
#
#

ВЕСТНИК РАМН /2014/ № 1−2
белки арахиса, фундука, яблока) происходит в первые 3 года жизни, в то время как гиперчувствительность к аллергенам класса II формируется значительно позже [2, 3]. При этом пик инвазирования трематодой
O. felineus приходится на школьный возраст, что может препятствовать естественному течению аллергической сенсибилизации у детей в данном возрастном периоде [15].
Заключение
Результаты проведенного эпидемиологического исследования свидетельствуют о значимом влиянии гель-
минтной инвазии O. felineus на механизмы формирования пищевой сенсибилизации у детей. Полученные данные могут быть использованы при разработке мероприятий первичной профилактики пищевой сенсибилизации для населения гиперэндемичных по гельминтной инвазии регионов.
Исследование поддержано грантом ФЦП (ГК № 02. 740. 11. 0716) «Иммуногенетика и иммуноэпидемиология аллергических заболеваний в мировых очагах инфекций», грантом ФЦП (ГК№ 16. 522. 12. 2006) «Разработка наборов реагентов для иммунологической и молекулярно-генетической диагностики описторхоза».
68
Ф
ЛИТЕРАТУРА
1. NIAID-Sponsored Expert Panel. Guidelines for the diagnosis and management of food allergy in the United States. J. Allergy Clin. Immunol. 2010- 126 (6): 1−58.
2. Eigenmann PA. Mechanisms of food allergy. Pediatr. Allergy Immunol. 2009- 20 (1): 5−11.
3. Berin M.C., Sampson H.A. Food allergy: an enigmatic epidemic. Trends Immunol. 2013- 34 (8): 390−397.
4. Огородова Л. М., Фрейдин М. Б., Сазонов А. Э., Фёдорова О. С., Деев И. А., Кремер Е. Э. Влияние инвазии Opisthorchis felineus на иммунный ответ при бронхиальной астме. Бюлл. сибирской медицины. 2010- 9 (3): 85−90.
5. Wordemann M., Diaz R.J., Heredia L.M., Collado Madurga A.M., Ruiz Espinosa A., Prado R.C., Millan I.A., Escobedo A., Rojas Rivero L., Gryseels B., Gorbea M.B., Polman K. Association of atopy, asthma, allergic rhinoconjunctivitis, atopic dermatitis and intestinal helminth infections in Cuban children. Trop. Med. Int. Health. 2008- 13: 180−186.
6. Федорова О. С. Распространенность пищевой аллергии у детей в мировом очаге описторхоза. Бюлл. сибирской медицины. 2010- 9 (5): 102−107.
7. Wong G. W, Mahesh PA., Ogorodova L., Leung T.F., Fedorova O., Holla A.D., Fernandez-Rivas M., Clare Mills E.N., Kummeling I., van Ree R., Yazdanbakhsh M., Burney P EuroPrevall-INCO surveys on the prevalence of food allergies in children from China, India and Russia: the study methodology. Allergy. 2009- 65: 385−390.
8. Jimenez-Lopez J.C., Gachomo E.W., Ariyo O.A., Baba-Moussa L., Kotchoni S.O. Specific conformational epitope features of pathogenesis-related proteins mediating cross-reactivity between pollen and food allergens. Mol. Biol. Rep. 2012- 39 (1): 123−130.
9. Rujeni N., Nausch N., Bourke C.D., Midzi N., Mduluza T., Taylor D.W., Mutapi F. Atopy is inversely related to schistosome
infection intensity: a comparative study in Zimbabwean villages with distinct levels of Schistosoma haematobium infection. Int. Arch. Allergy Immunol. 2012- 158 (3): 288−298.
10. Amarasekera M., Gunawardena N.K., de Silva N.R., Douglass J.A., O’Hehir R.E., Weerasinghe A. Impact of helminth infection on childhood allergic diseases in an area in transition from high to low infection burden. Asia Pac Allergy. 2012- 2 (2): 122−128.
11. Mutapi F., Ndhlovu PD., Hagan P, Woolhouse M.E. A comparison of humoral responses to Schistosoma haematobium in areas with low and high levels of infection. Parasite Immunol. 1997- 19: 255−263.
12. Graves P.E., Kabesch M., Halonen M., Holberg C.J., Baldini M., Fritzsch C., Weiland S.K., Erickson R. P, von Mutius E., Martinez F.D. A cluster of seven tightly linked polymorphisms in the IL-13 gene is associated with total serum IgE levels in three populations of white children. J. Allergy Clin. Immunol. 2000- 105: 506−513.
13. Marsh D.G., Neely J.D., Breazeale D.R., Ghosh B., Freidhoff L.R., Ehrlich-Kautzky E. Schou C., Krishnaswamy G., Beaty T.H. Linkage analysis of IL4 and other chromosome 5q31.1 markers and total serum immunoglobulin E concentrations. Science. 1994- 264: 1152−1156.
14. Lynch N.R., Hagel I.A., Palenque M.E., Di Prisco M.C., Escudero J.E., Corao L.A., Sandia J.A., Ferreira L.J., Botto C., Perez M., Le Souef P.N. Relationship between helminthic infection and IgE response in atopic and nonatopic children in a tropical environment. J. Allergy Clin. Immunol. 1998- 101: 217−221.
15. Огородова Л. М., Фрейдин М. Б., Сазонов А. Э., Федорова О. С., Гербек И. Э., Черевко Н. А., Рудко А. А., Брагина Е. Ю., Перевозчикова Т. В., Файт Е. А., Лебедева Н. Ю. Изучение распространенности аллергической патологии и описторхозной инвазии и их взаимоcвязи у населения Томской области. Бюлл. сибирской медицины. 2006- 5 (4): 48−51.
#
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Огородова Людмила Михайловна, доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАМН, заведующая кафедрой факультетской педиатрии с курсом детских болезней лечебного факультета ГБОУ ВПО «СибГМУ» МЗ Р Ф Адрес: 634 050, Томск, пр-т Ленина, д. 107, тел.: (3822) 51−36−96, e-mail: lm-ogorodova@mail. ru
Фёдорова Ольга Сергеевна, доктор медицинских наук, профессор кафедры факультетской педиатрии с курсом детских болезней лечебного факультета ГБОУ ВПО «СибГМУ» МЗ РФ
Адрес: 634 050, Томск, пр-т Ленина, д. 107, тел.: (3822) 51−36−96, e-mail: olga. sergeevna. fedorova@gmail. com Федотова Марина Михайловна, аспирант кафедры факультетской педиатрии с курсом детских болезней лечебного факультета ГБОУ ВПО «СибГМУ» МЗ РФ
Адрес: 634 050, Томск, пр-т Ленина, д. 107, тел.: (3822) 51−36−96, e-mail: fedotova. letter@mail. ru
Евдокимова Татьяна Анатольевна, кандидат медицинских наук, ассистент кафедры питания детей и подростков ГБОУ ДПО «РМАПО» МЗ РФ
Адрес: 123 995, Москва, ул. Баррикадная, д. 2/1, тел.: (495) 959−86−96, e-mail: et2005@yandex. ru
#

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой