Особенности информационного пространства и массовокоммуникационные предпочтения молодежи Кемеровской области как фактор разработки региональной модели информационной безопасности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

международный научный журнал «инновационная наука»
№ 8/2015
ISSN 2410−6070
А.В. Г орелкин
Начальник главного управления по работе со СМИ Администрации Кемеровской области г. Кемерово, Российская Федерация
ОСОБЕННОСТИ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА И МАССОВОКОММУНИКАЦИОННЫЕ ПРЕДПОЧТЕНИЯ МОЛОДЕЖИ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ КАК ФАКТОР РАЗРАБОТКИ РЕГИОНАЛЬНОЙ МОДЕЛИ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Аннотация
В статье приводятся результаты экспертного опроса специалистов в области информационной безопасности и социологического опроса молодежи Кемеровской области, раскрывающие особенности медийных предпочтений молодежи региона, степень ее доверия к различным СМК, оценку эффективности мер по обеспечению ее информационной безопасности. На основе полученных данных формулируются рекомендации по разработке и реализации региональной модели информационной безопасности молодежи.
Ключевые слова
Информационное пространство, средства массовой коммуникации, молодежь, информационная
безопасность.
Социальное и политическое управление обеспечением информационной безопасности молодежи основывается на учете особенностей субъектов и объектов информационного воздействия в процессе массовой коммуникации. Управление информационной безопасностью на региональном уровне, соответственно, предполагает учет специфики регионального информационного пространства и социальной характеристики «провинциальной» аудитории средств массовой коммуникации.
Информационное пространство Кемеровской области представляет собой достаточно широкий спектр масс-медиа разной социальной и идейной направленности, участвующих в формировании общественного мнения в регионе. При этом модель взаимоотношений органов региональной власти со СМК предполагает наличие политического управления информационными процессами. Как показывает в своем исследовании В. Е. Соломин, информационное пространство Кузбасса отчетливо относится к государственноориентированной модели. По его словам, «региональное информационное пространство Кемеровской области зависимо от региональной власти, моноцентрично и унифицировано по содержанию, несмотря на разнообразие представленных медиаформ» [5, с. 15]. Автор указывает в этой связи, что в регионе действует соглашение о партнерстве между редакциями СМИ и исполнительной властью, которое вполне поддерживается самим журналистским сообществом. Несмотря на высокую степень контролируемости информационного пространства Кемеровской области, его особенности, проявляющиеся, по мнению В. Е. Соломина, преобладанием официальной информации в событийно-новостном потоке, ограниченностью возможностей диалога аудитории и СМК и т. д., в итоге могут приводить к подверженности пользователей влиянию различных манипуляций.
Как отмечает в аналогичном ключе А. В. Андреев, новые информационные технологии создают объективные предпосылки для этатизации СМК. При этом, по словам автора, «в современных условиях российской политики, когда главный акцент делается на сочетание административного контроля и использование пиар-технологий, могут возникнуть своеобразные „лакуны управляемости“ и неконтролируемые „сегменты“ публичного пространства» [1, с. 11−12]. В качестве примера использования таких «узких мест» для манипулирования публичной сферой Кемеровской области и протекающими в ней политическими процессами А. В. Андреев приводит генерируемый представителями «внесистемной оппозиции» политический резонанс, возлагающий ответственность за гибель 91 человека на шахте «Распадская» в 2010 году на региональную и на общероссийскую власть. В результате целенаправленного информационного воздействия «внесистемным оппозиционерам» в тот момент удалось осуществить «прорыв» в пространство публичной политики Кузбасса. Хотя превратить Кузбасс в плацдарм для
150
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» № 8/2015 ISSN 2410−6070
протестного движения тогда все же не удалось, повторения подобных попыток в будущем нельзя исключать [1, с. 22−23]. Это свидетельствует о необходимости анализа эффективности модели обеспечения информационной безопасности Кемеровской области и разработки мер по ее повышению с учетом специфики регионального информационного пространства и особенностей общественного сознания молодежи.
Молодежь Кузбасса демонстрирует некоторые отличия медийных предпочтений и структуры потребляемой информации от общероссийских показателей. Так, по данным И. Ю. Рассохиной и М. Н. Большаковой, наибольшую значимость для молодежи Кемеровской области сохраняет телевидение, хотя по сравнению с другими возрастными группами его роль как основного источника информации является наименьшей. Интернет среди молодежи области в целом по популярности занимает второе место, однако его аудитория среди «младшей» молодежи уже практически аналогична показателям по центральной России. На третьем месте находится радио, и на последнем — печатные СМИ: больше половины молодежи Кузбасса не читают никаких газет и журналов. Согласно авторам, независимо от предпочитаемого источника, наиболее востребованной среди молодежи региона является информация развлекательного характера [4]. При этом, как свидетельствуют результаты исследования С. А. Пфетцера, А. А. Зеленина и М. С. Яницкого, СМИ пользуются у молодежи Кемеровской области заметно меньшим авторитетом, чем, например, региональная власть и ее представители. По данным авторов, средствам массовой информации не доверяют более 40% молодежи региона [3, с. 53]. Очевидно, что с этим может быть связана большая значимость неофициальных и, соответственно, практически не контролируемых источников и каналов распространения информации в региональной молодежной среде.
В рамках нашего исследования изучались массово-коммуникационные и ценностные предпочтения молодежи региона, медиакомпетентность молодежной аудитории СМК, выраженность угроз молодежи со стороны СМК, уровень информационной безопасности молодежи, а также направления и механизмы ее обеспечения на региональном уровне. Для решения этих задач нами анализировалось как мнение экспертов в сфере обеспечения информационной безопасности молодежи, так и самой молодежи Кемеровской области.
В экспертном опросе приняли участие руководители и сотрудники региональных средств массовой информации, руководители и сотрудники служб PR, специалисты по информационным технологиям, работники государственных и общественных молодежных организаций, сотрудники правоохранительных органов, работающие в данной сфере, а также ученые-исследователи в следующих областях: организация работы с молодежью, политология, социология, журналистика, реклама и PR, юриспруденция. Всего был опрошен 81 эксперт.
В опросе общественного мнения молодежи Кемеровской области принял участие 881 человек в возрасте от 16 до 30 лет. Для изучения указанных характеристик была разработана специальная анкета, включавшая ряд открытых и закрытых вопросов. Опрос проводился по репрезентативной выборке с квотированием по полу, возрасту, уровню образования и территории проживания. При доверительной вероятности 95% ошибка репрезентативности не превышает 3,3%.
Анализ востребованности различных СМК среди молодежи Кемеровской области в нашем исследовании выявил определенные изменения по сравнению с результатами опроса И. Ю. Рассохиной и М. Н. Большаковой, проведенного на аналогичной выборке пятью годами ранее [4]. Наиболее популярным в настоящее время среди молодежи Кузбасса является Интернет, которым пользуются почти 100% опрошенных (94% в 2010 г.). Интернет наконец «обогнал» телевидение, которое сегодня смотрят 92% молодежи области (почти 100% в 2010 г.). Тем не менее, достигнутое опережение остается гораздо меньшим, чем у молодежи центральной России. Из Интернет-ресурсов среди молодежи региона наиболее популярны социальные сети, в которые вовлечена большая часть опрошенных («Вконтакте» — 76%- «Одноклассники» -19%, «Инстаграмм» — 10%- «Твиттер» — 5%). На втором месте с большим отставанием находятся поисковые и справочные системы («Википедия» — 9%- «Яндекс» — 8%- «Гугл» — 7%). Среди остальных названных ресурсов преобладают развлекательные, музыкальные сайты и почтовые агенты. Гораздо менее востребованы новостные и информационные источники. Только единицы указали те или иные региональные Интернет-ресурсы (A42. ru, Vse42. ru, сайты региональных СМИ и др.).
151
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» № 8/2015 ISSN 2410−6070
Среди телеканалов, которые смотрит молодежь Кемеровской области, отчетливо преобладают развлекательные: «ТНТ» (60% респондентов) и «СТС» (36%), причем 40% молодых людей смотрят только эти каналы. Далее по популярности идут основные центральные каналы: «Первый» (35%), «НТВ» (13%), «Россия» (11%), «Россия 24» (10%). Аудитория научно-популярных телеканалов («Discovery Channel», «Animal Planet», «Наука 2. 0″ и др.) в совокупности составляет менее 2% молодежи региона.
Радио, которое слушает 77% молодежи Кузбасса, представляет собой исключительно FM-станции. Здесь также наибольшей популярностью пользуются развлекательные и музыкальные каналы: „Европа плюс“ (26%), „DFM“ (23%), „Радио рекорд“ (11%), „Радио Ваня“ (8%), „Русское радио“ (8%), „Дорожное радио“ (6%). Заметно меньшая часть молодежи слушает местные музыкально-информационные радиостанции: „Кузбасс FM“ (около 6%) и „Апекс-радио“ (5%).
Аудитория печатных СМИ составляет 49% молодежи Кемеровской области. Наиболее востребованы общероссийские таблоиды, рекламные издания, телегиды и глянцевые журналы („Комсомольская правда“ -8%- „Телесемь“ — 7%- „Аргументы и факты“ — 6%, „Космополитен“ — 5%). В то же время, определенной популярностью пользуются и местные общественно-политические и информационные издания: „Кузбасс“, „Наша газета“, „Беловский вестник“, „Знамёнка“, „Кузнецкий рабочий“, „Красная Шория“ и др., аудитория которых суммарно составляет около 20% молодежи региона.
Как следует из приведенных данных, СМК в молодежной среде выполняют не столько информационные, сколько коммуникационные и развлекательные функции. Тем не менее, они потенциально способны осуществлять скрытое или неявное информационное воздействие в отношении молодежи региона. В этой связи нами анализировался уровень доверия молодежи Кемеровской области к основным источникам информации. В ходе этого анализа осуществлялось сопоставление оценок со стороны экспертов и самой молодежи (таблица 1). По мнению экспертов, молодежь Кемеровской области больше всего доверяет информации, полученной из Интернета, однако сама молодежь уверена, что наибольшего доверия заслуживает телевидение, затем радио, а Интернет в этом ряду находится только на третьем месте. Как видно из представленных результатов, эксперты явно недооценивают степень доверия молодежи в отношении телевидения, радио и печатных СМИ. Что касается Интернета, то здесь ситуация выглядит прямо противоположным образом — молодежь считает себя гораздо более критичной при восприятии информации, получаемой ею из Интернет-ресурсов, чем это думают эксперты. Это еще раз свидетельствует о специфике потребления информации „провинциальной“ молодежью, которая заключается в значительно меньшей ориентации на Интернет по сравнению со „столичной“ молодежью и молодежью европейской части России.
Таблица 1
Доверие молодежи к источникам информации по мнению самой молодежи и экспертов в области
информационной безопасности, %
Источники информации Респонденты Варианты ответов
полностью не доверяю скорее не доверяю иногда доверяю, иногда нет скорее доверяю, чем нет полностью доверяю
Печатные СМИ М 9 17 46 21 7
Э 20 26 33 15 5
Радио М 7 14 39 32 7
Э 14 20 41 21 4
Телевидение М 8 14 35 31 12
Э 10 19 36 21 14
Интернет М 8 16 43 24 8
Э 4 4 17 32 42
Примечание. Здесь и далее в таблицах: „М“ — молодежь, „Э“ — эксперты
152
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ „ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА“ № 8/2015 ISSN 2410−6070
При оценке уровня информационной безопасности молодежи в сравнении с ее защищенностью в других сферах большинство экспертов и самих молодых людей считают, что она, наряду с социальной безопасностью, обеспечена хорошо или выше среднего (таблица 2). При этом эксперты наиболее высоко оценивают уровень социальной безопасности молодежи, а сама молодежь — уровень информационной безопасности. Оценки экономической и экологической безопасности молодежи, напротив, демонстрируют явный перевес в сторону отрицательных. Следует отметить, что молодежь оценивает свою защищенность во всех названых сферах в целом заметно ниже, чем эксперты. Возможно, это связано с общероссийской тенденцией, проявляющейся в том, что эксперты по безопасности из числа представителей властных структур и правоохранительных органов „преисполнены оптимизма по поводу положения дел в различных сферах“ [2, с. 19] и, соответственно, склонны позитивно оценивать обеспеченность безопасности молодежи, которая занимает более критическую позицию.
Таблица 2
Оценка обеспечения безопасности молодежи Кемеровской области в различных сферах по мнению самой
молодежи и экспертов в области информационной безопасности, %
Сферы обеспечения безопасности Респондент ы Оценка
0Х01ГЦ Ниже среднего Средне Выше среднего Хорошо
Экологическая безопасность М 25 32 32 8 3
Э 6 21 51 20 1
Экономическая безопасность М 15 30 40 13 2
Э 7 23 47 20 2
Социальная безопасность М 11 19 44 21 5
Э 1 6 42 37 14
Информационная безопасность М 13 19 40 21 8
Э 4 23 32 31 10
Наиболее эффективными мерами обеспечения информационной безопасности и эксперты, и молодежь считают формирование информационной и коммуникативной компетентности, развитие способности к критическому восприятию и анализу информации, повышение психологической устойчивости молодежи к негативному информационному воздействию (таблица 3). Слабее оценивается результативность разного рода организационных и технических ограничительных мер и, еще ниже, нормативно-правового регулирования информационной сферы. При этом молодежь гораздо скептичнее в оценке эффективности всех названых мер обеспечения ее информационной безопасности, и особенно — роли повышения своей медиакомпетентности, значимость развития которой оценивается молодежью в два раза ниже, чем экспертами.
Таблица 3
Оценка эффективности мер обеспечения информационной безопасности молодежи Кемеровской области
по мнению самой молодежи и экспертов в области информационной безопасности, %
Меры обеспечения информационной безопасности Респонденты Оценка
Низкая Ниже среднего Средняя Выше среднего Высокая
Противодействие информационным угрозам со стороны государственных и правоохранительных органов посредством правового регулирования процессов в информационной сфере М 14 19 51 13 4
Э 12 14 44 17 10
Ограничение доступа молодежи к представляющим опасность информационным ресурсам, техническая блокировка отдельных Интернет-ресурсов, контент-фильтрация и т. д. М 18 23 38 16 5
Э 16 26 27 23 6
Формирование информационной и коммуникативной компетентности молодежи, развитие способности к критическому восприятию и анализу информации, повышение устойчивости к негативному информационному воздействию М 11 18 46 19 6
Э 6 10 33 28 21
Очевидно, что состояние информационной безопасности молодежи может зависеть от характера ее ценностных предпочтений и степени сформированности ее системы ценностей. В этой связи в анкету для проведения опроса молодежи Кемеровской области была также включена модифицированная М.С. Яницким
153
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ „ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА“ № 8/2015 ISSN 2410−6070
методика Р. Инглхарта, позволяющая установить принадлежность респондентов к тому или иному ценностному типу [6−7]. Данная методика позволяет выявить ориентацию на ценности адаптации (выживание и безопасность), социализации (социальное одобрение) или индивидуализации (независимость и саморазвитие). По результатам исследования опрошенные были отнесены к одному из трех ценностных типов: „адаптирующиеся“ (ориентация на порядок, здоровье, материальный достаток) — 26,3%- „социализирующиеся“ (семья, карьера, общественное признание) — 39,0%- индивидуализирующиеся» (самореализация, свобода, терпимость) — 5,2%. Остальные 29,6% исследуемых были отнесены к промежуточному типу.
Сравнение распределения ответов о доверии тем или иным СМК у представителей данных ценностных типов продемонстрировало, что наиболее «доверчивым» и, соответственно, подверженным информационному воздействию оказывается социализирующийся ценностный тип (усредненная частота полностью и скорее доверяющих 41%), затем адаптирующийся (35%), промежуточный (35%) и индивидуализирующийся (22%). То есть молодые люди, ориентирующиеся на ценности индивидуализации, характеризующиеся самым высоким уровнем ценностного развития, обладают наибольшей критичностью и устойчивостью в отношении воздействия СМК, независимо от канала распространения информации. Эта же закономерность обнаруживается и при анализе оценок уровня информационной безопасности молодежи: наиболее обеспеченной ее считают отнесенные к социализирущемуся типу (33% оценивают ее хорошо и выше среднего), затем к адаптирующемуся (26%), промежуточному (24%) и индивидуализирующемуся (17%) типам. При этом оценка эффективности предлагаемых мер обеспечения информационной безопасности демонстрирует еще более четкую обратную зависимость от уровня ценностного развития: наиболее эффективными они представляются представителям промежуточного (усредненная частота высоких и выше среднего оценок 23%), затем адаптирующегося (21%), социализирующегося (19%) и индивидуализирующегося (17%) типов. Тем самым уровень доверия к СМК оказывается прямо взаимосвязанным с оценкой информационной безопасности и эффективности мер ее обеспечения.
Приведенные результаты демонстрируют приоритетность мер, направленных на повышение медиакомпетентности и детерминирующего ее уровня ценностного развития при разработке модели обеспечения информационной безопасности молодежи Кузбасса. В этой связи к технологиям обеспечения информационной безопасности молодежи можно отнести как целенаправленную деятельность по повышению уровня морально-нравственного развития, пропаганде значимости традиционных и гражданскопатриотических ценностей, развитию правосознания, так и формирование информационной и коммуникативной компетентности молодежи посредством медиаобразования как развития способности к критическому восприятию и анализу медиатекстов, в том числе с учетом регионального социокультурного и политического контекста.
Список использованной литературы:
1. Андреев, А. В. Политические резонансы и их влияние на политические процессы: глобальный, национальный и локальный уровни: автореф. дис. … канд. полит. наук [Текст] /А.В. Андреев. — Чита, 2015. — 26 с.
2. Национальная безопасность России глазами экспертов. Аналитический доклад Института социологии РАН [Текст] // Полис. — 2011. № 3 — С. 8−23.
3. Пфетцер, С. А. Политическое участие и политические ценности молодежи российской провинции [Текст] / С. А. Пфетцер, А. А. Зеленин, М. С. Яницкий — Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2014. — 143 с.
4. Рассохина, И. Ю. Особенности информационного пространства современной молодежи [Текст] / И. Ю. Рассохина, М. Н. Большакова // Организация работы с молодежью: междисциплинарная интеграция теории и технологий: коллективная монография — Кемерово, 2012. — С. 58−80.
5. Соломин, В. Е. Роль региональных сетевых СМИ в отражении общественных событий: автореф. дис. … канд. филол. наук [Текст] / В. Е. Соломин. — СПб., 2013. — 24 с.
6. Яницкий, М. С. Основные методологические подходы к изучению ценностно-смысловой сферы личности [Текст] / М. С. Яницкий, А. В. Серый // Вестник Кемеровского государственного университета культуры и искусств. — 2012. № 19. — С. 82−97.
7. Яницкий, М. С. Ценностная структура массового сознания современной России [Текст] / М. С. Яницкий // Политико-психологические проблемы исследования массового сознания /Под ред. Е. Б. Шестопал. — М.: Аспект Пресс, 2002. — С. 7−27.
© А. В. Горелкин, 2015
154

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой