В. П. Кравков санитарный врач русской императорской армии (к 100-летию начала первой мировой войны)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

История медицины
Received 25. 03. 2014
© Д. Г Узбекова, 2014 УДК 614: 93]:92 Кравков
Узбекова Д. Г.
В.П. КРАВКОВ — ВОЕННЫЙ САНИТАРНЫЙ ВРАЧ РУССКОЙ ИМПЕРАТОРСКОЙ АРМИИ (К 100-ЛЕТИЮ НАЧАЛА ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ)
ГБОУ ВПО Рязанский государственный медицинский университет им. акад. И. П. Павлова Минздрава Р Ф, 390 026, Рязань, Россия
В статье впервые приводятся жизнеописание и служба доктора медицины, санитарного врача русской Императорской армии, автора ряда книг и статей по профилактической медицине В. П. Кравкова (1859- 1920) — участника русско-японской и Первой мировой войн. В течение двух воин В. П. Кравков организовывал санитарно-эпидемиологическую службу на фронтах и регулярно вел дневниковые записи, в которых отражал состояние санитарно-эпидемиологической службы в период двух войн, описывал свои наблюдения и давал оценку пережитым событиям. Рукописи дневников, хранящиеся в Российской государственной библиотеке, внесли большой вклад в обобщение опыта русской военной санитарной службы и стали ценным памятником военной мемуарной литературы.
Ключевые слова: В.П. Кравков- санитарный врач- Первая мировая война.
Uzbekova D.T.
V.P. KRAVKOV AS A SANITARY PHYSICIAN OF THE RUSSIAN IMPERIAL ARMY (TO CENTENARY OF BEGINNING OF THE FIRST WORLD WAR)
The I.P. Pavlov Ryazan state medical university, 320 026 Ryazan, Russia
The article presents for the first time the description of life story and service of V.P. Kravkov (1859−1920) — participant of Russian-Japanese war and the First World War, doctor ofmedicine, sanitary physician of the Russian Imperial Army and author of number of books and articles on preventive medicine. During these two wars, V.P. Kravkov organized sanitary epidemiological service in fronts. He kept diary regularly reflecting conditions of sanitary epidemiological service during this period, describing one'-s own observations and assessing survived events. The manuscripts of diaries are stored in the Russian state library. The diaries made great input into summarizing of experience of the Russian military sanitary service and became valuable monument of military memoirs'- literature.
Keywords: V.P. Kravkov- sanitary physician- First World War.
Василий Павлович Кравков вошел в историю отечественной медицины как личность яркая и привлекательная. Его многолетняя служба санитарным врачом Русской императорской армии завершилась в 1917 г в чине тайного советника, который соответствовал армейскому генерал-лейтенанту. Ревностное исполнение служебных обязанностей и участие в двух войнах — русско-японской (1904−1905) и Первой мировой (1914−1918) — сделали его кавалером многих отечественных орденов, в том числе Св. Станислава 1-й степени, Св. Анны 1-й степени с мечами и Св. Владимира 3-й степени с мечами. Василий Павлович является автором ряда книг и статей по профилактической медицине, а также военных дневников, представляющих собой ценный исторический источник.
В. П. Кравков родился в Рязани 20 февраля (3 марта) 1859 г. в семье Павла Алексеевича Кравкова, служившего старшим писарем в Управлении Рязанского губернского воинского начальника. В семье военного писаря было шестеро сыновей и три дочери. Младшие братья В. П. Кравкова внесли большой вклад в развитие естественной науки: академик Н. П. Кравков (1865- 1924) является основоположником отечественной школы фармакологов, первый лауреат Ленинской премии (1926 г., посмертно) — профессор С. П. Кравков (1873−1938) — заслуженный деятель науки РСФСР, один из основоположников агрономического направления в почвоведении [1].
В 1878 г. В. П. Кравков окончил 1-ю Рязанскую медицинскую гимназию с серебряной медалью. В том же году он поступил в Императорскую Военно-медицинскую академию в Санкт-Петербурге, которую окончил в 1883 г., получив диплом лекаря. С этого года началась его армейская служба. Сначала он занимал должность младшего врача 26-го пехотного Могилев-ского полка. В 1884 г. он был прикомандирован к Оренбургскому военному госпиталю. В этот период он проводил медицинское освидетельствование новобранцев и начал активно заниматься научной работой, основой которой стал его собственный врачебный опыт. Свои статьи на актуальные медицинские темы он
публиковал в таких крупных журналах, как & quot-Русская медицина& quot-, & quot-Русский инвалид& quot-, & quot-Военно-медицинский журнал& quot-.
С февраля 1888 г. В. П. Кравков нес службу в Казанском военном госпитале в качестве врача-ординатора. В этом же году он сдал экзамен на степень доктора медицины при Казанском университете. В 1889—1891 гг. В. П. Кравков работал над диссертацией в Санкт-Петербурге в стенах Военно-медицинской академии. Здесь он успешно защитил диссертацию на степень доктора медицины на тему: & quot-К вопросу о деятельности желудка при затяжных заболеваниях почек& quot- [2].
В 1892 г. В. П. Кравков был направлен на борьбу с эпидемией холеры, вспыхнувшей в 10-м гренадерском Малороссийском полку. Организованные им лечебные мероприятия прекратили распространение заболевания. Затем он был командирован в уездный город Скопин для расследования причин заболевания сыпным тифом в расквартированном там 140-м пехотном Зарайском полку. Не раз Василию Павловичу доводилось выполнять секретные поручения военного командования в различных городах Центральной России — в Зарайске, Моршанске, Калуге и Твери. Как правило, они были связаны с борьбой с эпидемиями и проверкой санитарного состояния военных гарнизонов. В августе 1900 г. Кравков был назначен дивизионным врачом 35-й пехотной дивизии, штаб которой располагался в Рязани.
В годы службы в Рязани В. П. Кравков активно занимался просветительской работой. В Рязанском общественном собрании он читал цикл публичных лекций о заразных болезнях, источниках заражения, путях их распространения, а также о мерах борьбы с инфекционными заболеваниями. Он обращал внимание на ужасающее санитарное состояние города, высокую детскую смертность, ставил вопрос о строгом санитарном контроле на городском рынке.
Находясь на посту дивизионного врача, В. П. Кравков одновременно состоял штатным врачом 1-й Рязанской мужской гимназии и проводил с ее учениками занятия по гигиене. Несколько раз в неделю во время больших перемен он вел амбулаторный прием
Для корреспонденции: Узбекова Динара Галиевна, alexpol81@yandex. ru.
воспитанников, консультируя в случае легких заболеваний. Кроме того, в его обязанность входило посещение бедных больных гимназистов на дому. После летних каникул Василий Павлович проводил тщательный осмотр всех учеников и заносил в специальный журнал данные о состоянии здоровья каждого гимназиста. В 1902 г по ходатайству Василия Павловича на больших переменах стали продавать молоко для учеников по умеренной цене, а также горячие завтраки. В гимназии он организовал аптечку с необходимыми препаратами для оказания первой медицинской помощи. На педагогическом совете он предложил ввести занятия о вреде пьянства. В. П. Кравков добился разрешения принять в гимназию на постоянную работу глазного и зубного врачей для систематического обследования учеников.
27 января (9 февраля) 1904 г. началась Русско-японская война. С первых и до последних дней войны Василий Павлович руководил санитарно-эпидемиологической службой дивизионного совета в самой гуще военных событий. С этого времени он начал регулярно вести дневниковые записи, в которых описывал свои наблюдения и давал оценку пережитым событиям.
& quot-Приезжал в мой лазарет полевой медицинский инспектор, — писал весной 1904 г. В. П. Кравков родным в Рязань из Маньчжурии, недалеко от города Ляоян. — Он подробно осмотрел лазарет и остался доволен прекрасным устройством всех помещений для служащих и больных с ранениями. А подземные бани, столовая, врачебное собрание и другие службы дивизионного лазарета завоевали себе в положительном смысле громкую репутацию даже за пределами нашего поселка& quot-1.
В первые месяцы войны письма Василия Павловича с фронта были оптимистичными. Но по мере развития военных событий они становились все более тревожными. В своем дневнике В. П. Кравков описывал трагическое положение раненых, нехватку медикаментов, перевязочных материалов, продуктов питания, участившиеся хищения запасов лекарств, консервов. Искренней заботой о простом солдате проникнуты многие его дневниковые записи: & quot-Масса нижних чинов падает от теплового и солнечного ударов. Вследствие утомительных переходов у бедных солдатиков появились потертости ног. За последние дни сильной жары, голодовки относительно хлеба и горячей пищи, а также частого употребления сырой недоброкачественной воды участились желудочно-кишечные заболевания у солдат& quot- [3, с. 261]. & quot-Употребление войсками в условиях военно-походной жизни воды исключительно лишь отварной или фильтрованной оказывается практически неосуществимой утопией& quot- [3, с. 260]. У себя в лазарете В. П. Кравков распорядился о кипячении питьевой воды для раненых. Он лечил опрелости и потертости ног, в случае возникновения лихорадки назначал большие дозы хинина.
В. П. Кравков считал, что дело предупреждения болезней не должно быть монопольной обязанностью лишь врача. В не меньшей степени это должно касаться каждого офицера, которому & quot-следовало быть санитарно пообразованнее& quot- [3, с. 260].
В своих дневниковых записях В. П. Кравков сетовал на частые абсурдные приказы по армии, невыполнимые на местах. Так, в августе 1904 г. в связи с участившимися случаями желудочно-кишечных заболеваний был дан & quot-абсурдный приказ по армии — возить для дезинфекционных целей негашеную известь по 3 фунта на человека в двухмесячной пропорции& quot- [3, с. 274].
При подсчете оказалось, что для перевозки за собой & quot-300 пудов извести потребовалось бы 25−30 штук арб!!!& quot- Где их взять? & quot-Да еще какие надо иметь приспособления для того, чтобы известь сохранить негашеной!& quot- [3, с. 274].
'-Российская государственная библиотека. Научно-исследовательский отдел рукописи (РГБ, НИОР), ф. 140, к. 12, ед. 3, л.3.
Профессионализм и расторопность дивизионного врача В. П. Кравкова не остались без внимания военного командования: он был награжден мечами к ордену Св. Анны 2-й степени, и представлен к ордену Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом, к ордену Св. Владимира 3-й степени с мечами.
После окончания Русско-японской войны В. П. Кравков был командирован на четыре месяца в Санкт-Петербург для составления отчета об организации санитарно-эпидемиологической службы военного времени на основании опыта этой войны. В октябре 1906 г. в Санкт-Петербурге В. П. Кравков узнал о своем производстве & quot-за отличия в боях с японцами& quot- в действительные статские советники — чин 4-го класса, соответствовавший армейскому генерал-майору.
В 1908—1910 гг. Василий Павлович служил военным санитарным врачом в Ярославле, где начал писать научно-популярную книгу о сущности заразных болезней и мерах их профилактики, о санитарно-эпидемиологическом состоянии многих российских городов. Ее содержание базировалось на собственном большом опыте войскового и школьного врача. Эта книга вышла в свет в 1910 г. в Ярославле под заглавием & quot-Заразные факторы людского злополучия и рациональные нормы практической постановки мер личной, общественной и правительственной борьбы с ними& quot- и оказалась востребованным пособием для врачей-гигиенистов начала ХХ века [4].
В книге были затронуты многие вопросы санитарно-эпидемиологического характера: источники заражения и пути распространения инфекционных заболеваний, оздоровительные мероприятия среды обитания человека. Автор давал рекомендации здорового образа жизни, рационального питания, ношения удобной одежды. & quot-Пользуются незаслуженным распространением дамские корсеты, — писал в одной из глав книги Василий Павлович. — Недопустимо ношение их раньше 16−17 лет, более гигиенично заменять их мягкими лифами. Обувь должна иметь низкий, широкий каблук& quot- [4, с. 18]. Автор предлагал различные диеты в зависимости от возраста, рекомендовал употреблять & quot-по Мечникову& quot- простоквашу, содержащую полезные лактобацил-лы, и приводил рецепт ее приготовления.
Отдельная глава, эпиграфом которой стали слова Аристотеля & quot-Опьянение — добровольное сумасшествие& quot-, была посвящена злоупотреблению алкоголем. & quot-По одному исчислению в России выпивается столько спиртных напитков, — писал Василий Павлович, — что из водки могла бы образоваться река около 280 верст, глубиной в один аршин, а шириной в две сажени. Эта река — поистине река горя и слез… "- [4, с. 322].
Доктор В. П. Кравков предлагал следующие меры по борьбе со злоупотреблением спиртными напитками: & quot-1. Поднятие благосостояния масс- 2. Широкое просвещение, нравственное и эстетическое воспитание масс, распространение знаний о вреде пьянства. В школах в числе других предметов должно быть преподавание о вреде пьянства. 3. Меры, направленные к затруднению доступности спиртных напитков. 4. Создание особых обществ трезвости, которые должны комплектоваться из людей, воздерживающихся от потребления алкоголя в каком-либо виде. 5. Закаливание организма. 6. Создание противоалкогольных выставок, как, например, в Московском Политехническом музее& quot- [4, с. 54−57].
Большое внимание в книге было уделено описанию неблагополучного санитарного состояния многих российских городов. На примере Рязани автор писал о скудном водоснабжении города, вследствие чего на каждого жителя для хозяйственных нужд приходилось в среднем не более одного ведра воды в день. Приводятся расчеты огромного количества нечистот, скапливавшихся в черте города, производимых за сутки жителями Рязани. Если учесть, что жителей в Рязани в начале ХХ века было не менее 50 тыс. человек, то & quot-одних только плотных и жидких извержений, выделяемых физиологически ежесуточно, будет доходить до 4000 пудов, а в течение года до 1 460 000 пудов. Кроме того, количество одних хозяйственных отбросов (плотных и жидких), производимых всеми жителями Рязани за сутки, составит 39 375 пудов, а в год 14 371 875 пудов. А к этому количеству необходимо добавить извержения животных и промышленные отходы& quot- [4, с. 190−195].
Автор утверждал, что такое варварское и кощунственное обращение с природой, которая в конечном счете теряет собственные средства к самоочищению, начинает & quot-мстить, проявляя свой гнев обширными губительными эпидемиями. Отсюда понятна вся важность ассенизационных мер, направленных против загрязнения окружающих человека естественных сред, главным
В. П. Кравков, 1914 г.
образом почвы, грунтовых вод& quot- [4, ^ 322]. В ряду оздоровительных мероприятий Василий Павлович настоятельно рекомендовал ускорить строительство водопроводов, & quot- которых нет еще в ряде губернских городов Европейской России& quot-.
Достоинство книги В. П. Кравкова заключалось не только в констатации неудовлетворительного гигиенического состояния ряда губернских городов дореволюционной России, но и в том, что он давал практические рекомендации к устранению недостатков санитарно-эпидемиологических служб. В те годы, когда В. П. Кравков писал свою книгу, слово & quot-экология"- еще не вошло в повседневный обиход, хотя сам этот термин уже существовал. В 1866 г. его ввел в научный оборот видный немецкий ученый Эрнст Геккель. Новую дисциплину он охарактеризовал как & quot-науку о доме, о среде обитания& quot-. В современном мире слово & quot-экология"- мы слышим каждый день. И можно с уверенностью сказать, что еще на заре XX века доктор В. П. Кравков был одним из первых, кто проявил беспокойство о среде обитания и состоянии здоровья человека.
Высокую оценку книги В. П. Кравкова & quot-Заразные факторы… "- дал К.В. Караффа-Корбут (1878−1935) — приват-доцент Военно-медицинской академии, впоследствии известный польский гигиенист. & quot-Познакомился с приехавшим ко мне за указаниями старшим врачом санитарно-гигиенического отряда приват-доцентом академии доктором Караффа-Корбут, — писал 18 декабря 1914 г. в своем дневнике В. П. Кравков. — Он мне сообщил свой лестный отзыв о моей книге, которой он в последнее время даже пользовался при чтении лекций, как он выразился: & quot-Я являлся постоянным плагиатором вашего сочинения!!& quot-2.
В августе 1914 г. началась Первая мировая война. Корпусной врач 25-го армейского корпуса действительный статский советник В. П. Кравков был командирован в действующую армию. В последующие годы, как и во время Русско-японской войны, он регулярно вел дневник, в котором нашли отражение состояние санитарно-эпидемиологической службы того периода и многие эпизоды последней военной кампании Императорской России. Им хорошо передано замешательство штабных чинов в первые дни военных действий, атмосфера подозрительности и шпиономании, недостаточное внимание корпусного начальства к вопросам санитарного обеспечения и снабжения войск.
В августе-сентябре 1914 г. Василий Павлович, находясь со своим корпусом в составе воинских частей 4-й армии Юго-Западного фронта, принимал участие в сражениях Галицийской битвы, обеспечивая эвакуацию раненых в ходе сражения в окрестностях Замостья. Однако долго находиться в австрийской Галиции ему не пришлось. В октябре 1914 г. Василий Павлович занял должность помощника начальника санитарного отдела штаба 10-й армии Северо-Западного фронта. Кравкову пришлось фактически взять на себя основные заботы по созданию санитарного отдела.
Он координировал работу эвакуационных пунктов, лазаретов и госпиталей военного ведомства, Красного Креста и других общественных организаций, занимался профилактикой инфекционных заболеваний в войсках. В своих рапортах начальнику санитарного отдела — полковнику В. П. Евстафьеву Кравков периодически давал отчеты о состоянии санитарной службы подчиненных ему медицинских учреждений, о количестве инфекционных больных, высказывал свои предложения по улучшению организации лечения и профилактики инфекционных заболеваний. Так, в рапорте от 29 июня 1915 г. В. П. Кравков писал, что в лазаретах и околотках имеется большое количество больных чесоткой, & quot-их следует лечить в госпитале, так как лечение их там основательнее и безрецидивнее. Существенным недостатком госпиталей является отсутствие иммерсионной системы микроскопа и портативной химико-бактериологической лабора-тории& quot-3. В этом же рапорте Кравков подчеркивал & quot-прекрасное функционирование передового перевязочного отряда Земского союза в Пунске, которым заведовала женщина — врач Серебрякова& quot-. По инициативе В. П. Кравкова в некоторых лазаретах были открыты зубоврачебные кабинеты, созданы походные кухни, оборудованы санитарные теплушки, перевязочные отряды были снабжены кипятильниками. Особое внимание доктор Крав-ков обращал на состояние источника питьевой воды, изоляцию больных сыпным и брюшным тифом, больных с венерическими заболеваниями и профилактику распространения инфекционных заболеваний.
2 РГБ, НИОР, ф. 140, к. 6, ед. 4, лл. 10−10 об.
3 РГБ, НИОР, ф. 140, к. 9, ед. 1, лл. 26−27 об.
Летом 1915 г. участились случаи холеры среди солдат во всех полках 2-й Финляндской стрелковой дивизии. Ситуация становилась сложной, могла возникнуть эпидемия холеры.
& quot-Всю дивизию после высадки ее в г. Вильно, — писал в тот период в рапорте В. П. Кравков, — следует считать неблагополучной по холере и подлежит 5−7-дневному карантину, что не было своевременно осуществлено. Из борьбы с диссеминацией заразы можно выйти с успехом, если усилить надзор и наблюдение за нижними чинами полков, тщательно выявляя у них всякие подозрительные желудочно-кишечные расстройства, строго изолируя их. Широко применять меры дезинфекции, содержать в чистоте людей, не допускать употребление сырых плодов и сырой воды. В каждом околотке оборудовать изоляционные помещения, а также применять для возки холерных больных особые подводы с необходимым запасом дезинфекционных средств. Фельдшеров в околотках снабдить медикаментами и известью& quot-4.
Служба В. П. Кравкова в должности помощника начальника санитарного отдела осложнялась тем, что в августе 1914 г. было внесено исправление в Уставе о полевой службе, согласно которому руководителями санитарных отделов вместо врачей назначались строевые офицеры, зачастую обладавшие весьма приблизительными представлениями о санитарии. Для Василия Павловича возникла неблагоприятная ситуация, когда он, врач, доктор медицины, действительный статский советник, должен был подчиняться начальнику санитарного отдела — армейскому офицеру.
26 сентября 1915 г. Кравков писал Главному военно-санитарному инспектору, доктору медицины А. Я. Евдокимову, руководившему всеми военно-санитарными службами армии: & quot-Получается прискорбно-карикатурное положение в общий ущерб военно-санитарному делу, что мы, военные врачи, терпим засилье от офицеров, коим место в строю. Неужели санитарное дело в армии настолько пустая и малоценная вещь, что им может заниматься любой неуч … Я охотно готов остаться помощником, но чтобы начальником санитарного отдела был врач… "-5. Однако это письмо осталось без внимания. Позднее Кравков обращался с такой же просьбой к главному военно-санитарному инспектору Н. Н. Бурденко, однако, ситуация не изменилась.
С января 1916 г. В. П. Кравков служил в 12-й армии Северного фронта корпусным врачом 37-го армейского корпуса, формировавшегося в Риге. В этот период немцы начали широко применять боевые отравляющие вещества. Основной заботой В. П. Кравкова была организация противогазовой защиты вверенных его попечению воинских частей. Пристальное внимание уделялось также борьбе с цингой и тифом. В марте 1916 г. в действующую армию поступила противотифозная вакцина, созданная в Институте экспериментальной медицины. На имя корпусного врача 37-го армейского корпуса В. П. Кравкова пришла телеграмма с инструкцией по ее использованию: & quot- Дозы для первой противотифозной вакцины — 0,5 мл, для второй — 1 мл, вторая прививка — через 7 дней после первой& quot-6. Первым делом корпусной врач испробовал вакцину на себе. Убедившись в ее удовлетворительной переносимости, Василий Павлович распорядился о проведении в короткий срок вакцинации всего личного состава воинских подразделений 37-го армейского корпуса.
В апреле 1916 г. В. П. Кравков был переведен на должность корпусного врача в 7-й Сибирский армейский корпус, также державший оборону в окрестностях Риги.
В июле 1916 г. военно-санитарные учреждения 7-го Сибирского корпуса успешно справились с массовым потоком раненых, вызванным неудачным наступлением частей 12-й армии на Бау-ском направлении. С переводом 7-го Сибирского корпуса на Юго-Западный фронт в августе 1916 г. В. П. Кравков вновь оказался в Галиции. Здесь его застала Февральская революция 1917 г.
Человек либеральных взглядов, симпатизировавший партии кадетов, В. П. Кравков восторженно воспринял свержение самодержавия. 12 (25) марта 1917 г. он писал в дневнике: & quot-Переживаю медовые дни нового миросозидания — российского возрождения!& quot-. Однако картины прогрессирующего разложения армии и падения воинской дисциплины уже в конце апреля заставили Василия Павловича разочароваться в & quot-обновленной России& quot-.
11 мая 1917 г. телеграммой из Петрограда В. П. Кравков был извещен о производстве его в чин тайного советника. В июне
4 РГБ, НИОР, ф. 140, к. 9, ед. 1, лл. 29−30.
5 РГБ, НИОР, ф. 140, к. 9, ед. 2, лл. 5−6.
6 РГБ, НИОР, ф. 140, к. 14, ед. 12, л. 22.
1917 г. Н. Н. Бурденко предлагал кандидатуру В. П. Кравкова на вакантную должность Московского окружного военно-санитарного инспектора, однако это назначение не состоялось.
7 (20) июля 1917 г. В. П. Кравков был уволен из армии приказом начальника санитарного управления Юго-Западного фронта с формулировкой: & quot-Недостаточное углубление демократических начал& quot-.
В первых числах августа 1917 г. В. П. Кравков вернулся в Москву и прекратил ведение своего дневника. За три года мировой войны из-под его пера вышел уникальный исторический источник, полный ценных свидетельств очевидца важных исторических событий. Записки Василия Павловича содержат уникальные сведения & quot-из первых рук& quot- об обстановке в штабах русских армий и в войсках, постановке военно-санитарной службы. Его талант ученого-медика, с присущей ему наблюдательностью, скрупулезной методичностью и аналитическим подходом к окружающей действительности, сослужил хорошую службу медицинской и исторической науке.
В последующие годы В. П. Кравков был привлечен к организации военно-санитарных служб советского государства. 22 октября 1918 г. в Москве была создана амбулатория управления делами Реввоенсовета Республики, первым начальником которой стал доктор медицины В. П. Кравков. Под его руководством врачи и фельдшера участвовали в формировании отрядов, направлявшихся на фронты Гражданской войны, принимали участие в боевых действиях по ликвидации мятежей в тылу Красной армии, оказывали медицинскую помощь раненым командирам и красноармейцам, проводили работу по борьбе со вспышками сыпного и брюшного тифа. Осенью 1919 г. амбулатория Реввоенсовета была объединена с амбулаторией комендантского управления Полевого штаба РККА. До лета 1920 г. В. П. Кравков принимал участие в работе амбулатории. Созданное им медучреждение впоследствии было преобразовано в Центральную поликлинику № 1 Министерства обороны СССР.
В мае 1919 г. В. П. Кравков передал московскому Румянцев-скому музею рукописи дневников, которые он вел в годы Русско-японской и Первой мировой войн. В настоящее время они хранятся в фондах Российской государственной библиотеки.
Жизнь В. П. Кравкова оборвалась трагически. 5 июля 1920 г. он был арестован органами ВЧК по обвинению в злоупотреблениях при оформлении освобождений от призыва РККА. 13 июля 1920 г. В. П. Кравков был приговорен к расстрелу. Можно предположить, что Кравков с кем-то не поладил на службе и угодил в расставленную на него ловушку. Известно, что молодая со-
ветская власть часто использовала репрессивную политику для сведения личных счетов.
Вся многолетняя деятельность доктора В. П. Кравкова на медицинском поприще была посвящена служению России, ее народу, его просвещению в области санитарии и гигиены, борьбе за выживание природы и человека. Его путевые дневники времен Русско-японской и Первой мировой войн внесли большой вклад в обобщение опыта русской военной санитарной службы и стали ценным памятником военной мемуарной литературы начала ХХ века. В настоящее время ведется работа по изданию дневников В. П. Кравкова и изучению его творческого наследия.
ЛИТЕРАТУРА
1. Узбекова Д. Г. Знаменитые рязанцы: две жизни, две судьбы. Российский медико-биологический вестник имени академика И. П. Павлова. 1999- 1−2: 95−8.
2. Кравков В. П. К вопросу о деятельности желудка в течение затяжных заболеваний почек: Дис… д-ра мед. СПб.- 1891.
3. Молчанов В. Ф. Дневник участника русско-японской войны (1904−1905) дивизионного врача В. П. Кравкова. Время и судьбы. 1991- 1: 260−91.
4. Кравков В. П. Заразные факторы людского злополучия и рациональные нормы практической постановки мер личной, общественной и правительственной борьбы с ними. Ярославль: А. Г. Фальк и Ко- 1910.
Поступила 07. 02. 2014
REFERENCES
1. Uzbekova D.G. The famous inhabitants of Ryazan: two lives, two fates. Rossiyskiy mediko-biologicheskiy vestnik imeni akademika I.P. Pavlova. 1999- 1−2: 95−8 (in Russian).
2. Kravkov V.P. To a Question of Stomach Activity During Long Diseases of Kidneys (K voprosu o dejatelnosti jheludka v techenii zatjzjhnih zabolevanii pochek). Dis. St. Peterburg- 1891 (in Russian).
3. Molchanov V.F. Diary of the participant of Russian-Japanese war (1904−1905) of the divisional doctor V.P. Kravkov. Vremya i sud'-by. 1991- 1: 260−91 (in Russian).
4. Kravkov V.P. Infectious Factors Human Diseases and Rational Norms of Practical Statement of Measures of Personal, Public and Governmental Fight Against Them (Zaraznie factory ludskogo zlopoluchija I racionalnije normy practicheskoi postanovri mer lichnoj, obschestvennoy i provitelstvennoj borby s nimi). Yaroslavl- A.G. Falk and Co- 1910 (in Russian).
Received 07. 02. 2014
© Е. В. Шерстнева, 2014 УДК 613. 816. 92:061. 3
Е.В. Шерстнева
САНИТАРНОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ И ПРОПАГАНДА В БОРЬБЕ С ПЬЯНСТВОМ И АЛКОГОЛИЗМОМ В СССР В 1920-Е ГОДЫ
ФГБУ Национальный НИИ общественного здоровья РАМН, 105 064, Москва, Россия
В статье рассмотрен вопрос о санитарном просвещении и антиалкогольной пропаганде в СССР в 20-е годы XX века, формах и содержании этой работы.
Ключевые слова: борьба с пьянством и алкоголизмом- санитарное просвещение- антиалкогольная пропаганда.
THE SANITARY EDUCATION AND PROPAGANDA IN STRUGGLE WITH DRUNKENNESS AND ALCOHOLISM IN THE USSR IN 1920S
Ye. V. Sherstniyeva
The national research institute of public health of the Russian academy of medical sciences, 105 064 Moscow, Russia The article considers the issue of sanitary education and anti-alcoholic propaganda in the USSR in 1920s and also forms and content of these activities.
Keywords: struggle- drunkenness- alcoholism- sanitary education- anti-alcoholic propaganda.
К сожалению, в нашей стране проблема алкоголизма по-прежнему актуальна. Этим объясняется значительное количество работ, посвященных этой проблеме, в том числе в исто-
рическом аспекте. Внимание исследователей (Коржихина Т.Н., Лебина Н. В., Николаев А. В. и др.) привлекала и антиалкогольная кампания конца 1920-х годов как первая в истории борьбы
Для корреспонденции: Шерстнева Елена Владимировна (otdelistorii@rambler. ru).

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой