Образование будущего: сомнения и проблемы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А. Крылова
ОБРАЗОВАНИЕ БУДУЩЕГО: СОМНЕНИЯ И ПРОБЛЕМЫ
А. Krylova
EDUCATION OF FUTURE: HESITATIONS AND PROBLEMS
В статье обсуждаются проблемы современного музыкального образования в связи с переходом к болонской системе. На основе материалов конференции Петербургской консерватории «Модернизация высшего музыкального образования и реализация принципов Болонского процесса в России, странах СНГ и Европы» изучается имеющийся опыт адаптации отечественной системы музыкального образования к новым западным принципам.
Ключевые слова: вопросы образования, Болонский процесс, модернизация, конференция.
This article is devoted to the issue of musical education being converted into the Bologna Process. The present experience of the domestic system of musical education'-s adaptation to the new Eastern principles are studied on the basis of the conference materials «Modernization of the higher musical education and realization of the principle of the Bologna Process in Russia, the countries of Commonwealth of Independent States, and Europe» that was held at the St. Petersburg Conservatory.
Key words: musical education, Bologna Process, modernization, conference.
Слово «реформы» для русского интеллигента имеет двойственный смысл. С одной стороны, этимология его располагает к позитивной оценке (франц. те/отте
— от лат. те/отто — преобразовываю — преобразование, изменение, переустройство какой-либо стороны общественной жизни). С другой, реальный жизненный опыт людей, живущих в непреходящую пору перемен, перманентного реформирования экономики, социума, ценностей и всего, что можно реформировать, вызывает оправданное чувство опасности. На протяжении ряда последних лет усиленно обсуждается, доходя нередко до словесных баталий, реформа российского образования. Острота полемики есть знаковое выражение озабоченности общества тем, что увлеченность западными идеями, которые закладываются в основу проводимых изменений (что само по себе отнюдь не ново), закономерно приведет к утрате достояния нации — ее традиций в сфере образования, на протяжении нескольких веков дававших блестящие результаты.
Болонское соглашение, подписанное Россией наряду с двадцатью девятью европейскими странами 9 июня 1999 года, постепенно становится реальностью. Осваиваясь на уровне эксперимента, западноевропейская схема многократно примеряется российскими университетами, сознание привыкает к мысли о неизбежном: «не так страшен черт…» И действительно, возможно, и совсем не страшен, а наоборот, интеграция с европейским образовательным сообществом откроет перед молодыми специалистами но-
вые возможности, кроме, конечно, уже апробированной — выезда за рубеж и работу за достойное вознаграждение в рамках чужой культуры, на благо иной страны.
Однако в этом процессе подгонки «чужого кафтана» нашлось «узкое место» — это сфера музыкального российского образования, имеющая свою логику, структуру и такое содержание, которое непрерывно продуцирует высочайшего качества результаты. «Место» это еще столь болезненно и потому, что истинное искусство априори склонно к сохранению традиций, консерватории же, в лоне которых сосредоточено в прямом смысле будущее российского музыкального исполнительства и музыкальной науки, истинно консервативны (что в данной ситуации не грех).
Трехступенная система российского музыкального образования — школа-училище-вуз
— предполагала длительную и скрупулезную работу по выращиванию музыкальных талантов от момента их обнаружения на возможно раннем этапе — до, как сегодня говорят, — конечного продукта. Двухуровневая болонская схема высшего образования — бакалавриат и магистратура — оставляют вне поля зрения огромное временное пространство довузовской жизни человека. Если ранее в высшее музыкальное заведение поступал дипломированный абитуриент, имевший документ о среднем специальном образовании и подготовленный для работы в русле избранной профессии, то по нынешнему проектному пока законодательству процесс этот демократизировался. Дорога в музыкаль-
ный вуз открыта всем выпускникам средних школ. В Литве, например, полностью принявшей западную модель музыкального образования, воспитанники училищ последних лет оказались лишены возможности квалификации и ведения, в соответствии с этим, дальнейшей профессиональной деятельности. Ближайшее следствие этой статусной дискриминации средних музыкальных учебных заведений — их самоустранение с арены рынка образовательных услуг. Стоит ли трудовложений четырехлетний цикл среднего образования, который ничего не дает? В другом учебном заведении за этот же период можно получить диплом бакалавра со всеми вытекающими из этого привилегиями.
Исконно тяжелый труд музыканта, который «на пути к Парнасу» проливает в буквальном смысле слова море пота и слез, официально обесценивается. У порога консерваторий оказывается более или менее подготовленный любитель. И лишь единицы из них смогут достичь за вузовский период уровня добротного профессионала. Болезненность этих прогнозов стимулировала проведение множества конференций, посвященных обсуждению данной ситуации. Так, в Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова за последние годы прошел цикл конференций, посвященных проблемам музыкального образования.
Последний из таких международных форумов — четвертый — состоялся в сентябре 2010 года. Его тема — «Модернизация высшего музыкального образования и реализация принципов Болонского процесса в России, странах СНГ и Европы». Очевидно, что обсуждаемые на нем вопросы и проблемы на данный момент остаются наиболее «острыми» и во многом отражают общую ситуацию с музыкальным образованием в России и за ее пределами. Это обстоятельство послужило для автора данной статьи поводом для более подробного анализа информации и мнений Питерского форума.
Но прежде чем перейти к содержательной части, следует сказать, что это было весьма представительное событие, о чем свидетельствовал состав участников и география проекта. Высшие учебные заведения делегировали шестьдесят девять представителей в лице ректоров и проректоров. Карту конференции составили двадцать два российских города — обе столицы, Пермь, Уфа, Екатеринбург, Магнитогорск, Оренбург, Псков, Барнаул, Саратов, Волгоград, Казань, Самара, Новосибирск, Астрахань, Петрозаводск, Тольятти, Воронеж, Улан-Удэ, Краснодар, Нижний Новгород, Красноярск, Ростов-на-Дону. Зарубежье — ближнее и дальнее — было
представлено такими странами как Казахстан, Азербайджан, Украина (Киев и Харьков), Беларусь (Минск), Молдова, Литва, Польша, Сербия, Болгария, Латвия, Шотландия (Глазго), Финляндия (Хельсинки), Швеция (Стокгольм), Корея, Германия, США, Индия.
Ключевой проблемой, вынесенной на обсуждение, был все тот же «наболевший» вопрос
— анализ систем высшего образования в разных странах и их интеграция в Болонский процесс. Президент Ассоциации Европейских консерваторий Й. Йоханссон, профессор и директор Королевского музыкального колледжа в Стокгольме, на примере освоения Швецией Болонской системы обозначил основные идеи Болонского соглашения министров образования стран Европы, акцентировав, прежде всего, те преимущества, которые выявил опыт Швеции:
• глобальный характер исследований в сфере образования, осуществляемых силами консерваторий разных стран-
• повышение конкурентоспособности образовательных учреждений, которые оказываются в условиях общеевропейского рынка образовательных услуг-
• связь обучения с фундаментальными исследованиями-
• мобильность — единство подходов к обучению, открывающая возможность учиться в разных университетах-
• индивидуализация процесса обучения через систему кредитов и модулей-
• обеспечение качества: образование гарантирует профессионализм и компетентность, эффективность же обучения обусловлена его связью с запросами общества.
Последняя позиция особенно важна, поскольку ключевой идеей европейской системы является ориентация образования на существующий в обществе социальный запрос. «Изготовление» специалиста в соответствии с реально существующими потребностями общества гарантирует его востребованность, обеспечение рабочим местом и целевую продуктивную профессиональную деятельность. Согласно «профилю» этого запроса формируются компетенции — четко прописываемые в учебном плане умения и навыки, которыми должен овладеть обучаемый в результате освоения той или иной учебной дисциплины.
Модули-кредиты-компетенции — это «три кита», на которые опирается вся система. Поскольку о компетенциях уже сказано, кратко обозначим суть модульно-кредитной системы. Она заключается в том, что учебный план дробится на блоки — модули. В модуль может вхо-
дить одна дисциплина или несколько. Осваивая модуль и успешно проходя через итоговое испытание (зачет, экзамен), студент зарабатывает определенную сумму баллов или в иной терминологии — кредитов. Только набрав необходимую сумму кредитов, он может перейти на следующую ступень обучения. Немаловажно, что часть дисциплин, с соответствующим пакетом кредитных единиц, студент может выбирать себе сам. В этом видится индивидуализация процесса обучения, в котором есть место свободному выбору.
С другой стороны, программы стандартизированы, поскольку есть общие для ассоциации европейских консерваторий (далее — АЕС), устанавливаемые на договорной основе стандарты. Проверка соответствия этим стандартам
— одна из сторон деятельности АЕС, в рамках которой создаются специализированные на консультативной и аккредитационной деятельности Агентства, о деятельности которых в рамках конференции рассказал уполномоченный представитель ректора Академии музыки им. К. Липиньского (Польша) по интеграции в европейское образовательное пространство, профессор — Г. Кужински. Доклад его так и назывался «Аккредитационная проверка музыкальных вузов по схеме, разработанной Ассоциацией европейских консерваторий — польский опыт».
В своем сообщении Г. Кужински подчеркнул, что единство качественных критериев, которым должны следовать все учебные заведения в рамках Болонской конвенции, предопределяет новые подходы к оценке результатов обучения и унификацию процедур проверки через формулирование четких критериев экспертизы. Последние нацелены на анализ миссии учебного заведения, образовательного процесса в целом, профессиональной квалификации студентов, соответствия педагогического состава выполняемым функциям, организации обучения и среды. Специализированными агентствами предлагается два вида процедуры проверки — неформальная, в рамках которой даются рекомендации, анализируются недостатки и достоинства образовательного учреждения по вышеозначенным позициям, и формальная — результатом которой становится документ об аккредитации.
В связи с докладом Г. Кужински ректор Санкт-Петербургской консерватории С. В. Стад-лер отметил, что вверенная ему консерватория в ближайшее время планирует прохождение процедуры аккредитации АЕС, поскольку, как и Московская, претендует на статус Национального университета.
О системе высшего музыкального образования в Германии было рассказано в докладе
профессора Й. Линовицки — вице-президента университета музыки города Любек, президента Ассоциации музыкальных академий стран Балтии, члена совета Ассоциации европейских консерваторий. Им были проанализированы последствия присоединения Германии к Болонскому процессу. Й. Линовицки отметил, что ранее в каждой из шестнадцати областей страны действовали свои законы об образовании, что создавало трудности в создании единой концепции. В связи с этим Совет министров культуры принял решение адаптировать Болонскую систему в Германии, которая в данный момент на правах эксперимента сосуществует со старой. В качестве главного преимущества новой стратегии Й. Линовицки отметил то, что болонская система ориентирована на студентов и на решение проблемы нахождения ими своего места на рынке труда.
В выступлениях представителей консерваторий стран ближнего зарубежья был продемонстрирован реальный опыт трансформации Российской образовательной системы под влиянием болонской конвенции. Остановимся на некоторых интересных примерах. В докладе ректора Национальной музыкальной академии Украины профессора В. И. Рожка были рассмотрены проблемы, выявленные в связи с процессом евроинтеграции. Ректор Киевской консерватории особо подчеркнул, что в результате специально проведенного исследования было сформировано устойчивое мнение о необходимости сохранения специалитета. Было также отмечено, что переход на двухуровневую систему
— бакалавр-магистр, вопреки ранее существовавшей трехуровневой — школа-училище-вуз, связан с проблемой возможного ограничения профессиональных полномочий среднего звена. Училище фактически может стать лишь подготовительным к вузовскому образованию этапом, дающим квалификацию младшего специалиста без права профессиональной деятельности. В вузе же, при сохранении специалитета, на данный момент уже действуют бакалавриат, магистратура и аспирантура как послевузовская ступень обучения.
Интересна модель «примерки» европейской образовательной структуры, внедряемая Минской консерваторией. Несмотря на то, что Беларусь не подписала Болонскую конвенцию, Президент дал указание на сближение с европейской системой образования. Видимо, немаловажным толчком к этому послужил большой приток иностранных студентов. Образовательная структура, реализуемая в данный момент Минском, в определенной мере представляет «Соломоново решение» по своей мягкости и
компромиссности. Так, полностью сохранен специалитет, срок которого на разных специальностях колеблется от четырех до шести лет обучения. Это первая ступень. Вторая — это магистратура, расцениваемая как некая база для аспирантуры. В магистратуре обучаемый проходит ту программу, которая ранее являлась аспирантской, включая сдачу кандидатских минимумов. Третья ступень — послевузовская. Это аспирантура и докторантура, полностью посвященные процессу написания исследовательских работ.
Опыт Латвии, которая, также как и Литва, перешла на новую двухуровневую систему, оценивался ректором Латвийской академии музыки им. Я. Витола, профессором А. Симанисом как высоко положительный, всецело оправдывающий те потери, которые оказались неизбежными при новой Болонской схеме обучения. Интересна информация о наполнении образовательного цикла. Так, бакалавриат — четырехгодичный цикл, содержательное наполнение которого составляют несколько блоков. Первый содержит дисциплины, обязательные для всех обучаемых, второй — предметы индивидуального выбора, третий — предметы свободного выбора, то есть те, которые обучаемый может включить в свою программу, позаимствовав из курсов иной специальности (например, духовик может выбрать какую-либо дисциплину из программы музыковедов, либо взять другой инструмент). Четвертый блок включает практику двух видов: производственную — игра в оркестрах, ансамблях, пение в хоровых коллективах и педагогическую — в учебных заведениях разного уровня. Содержание пятого составляет сдача экзамена на степень бакалавра.
Вторая ступень — магистратура. В Литовской консерватории она двух видов. Первый вид — так называемая профессиональная магистратура, предназначенная для студентов исполнительских специальностей, с акцентом на совершенствовании исполнительских навыков, но с обязательным требованием написания итоговой теоретической работы. Второй вид — академическая магистратура — для прошедших бакалавриат по специальности теория и история музыки и нацеленных на продолжение обучения в докторантуре. Обучению на этом высшем уровне образовательной системы выделено в Латвии три года. Еще два года дается на защиту. При условии соблюдения данных сроков государство берет на себя обязательство оплаты процедуры защиты, которую в ином случае докторант должен будет произвести за свой счет.
Позиция представителей российских высших музыкальных заведений была единой. Суть
ее можно сформулировать следующим образом: относиться к сложившейся и проверенной временем системе отечественного музыкального образования как к памятнику культуры, при необходимости осторожно реставрировать его. Категорически не идти по пути поспешной трансформации на западный лад, а заимствовать лучшее — компетентностный подход, качество, рефлексию, обмен внутри единого интеллектуального пространства, гибкость индивидуального подхода к наполнению обучения.
В связи с этими установками, Советом ректоров в рамках конференции была проанализирована статья 161 проекта Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», касающаяся будущего творческих вузов страны. Были обсуждены предложенные консерваториями Москвы и Санкт-Петербурга поправки, в которых заинтересовано все музыкальное сообщество. В рамках данной акции, в частности, было предложено:
• сохранить профили и специализации основных образовательных программ, каждая из которых должна подлежать лицензированию и государственной аккредитации-
• установить два вида учреждений высшего образования — профильный университет и институт-
• сохранить колледжи как среднее звено, без права их преобразования в организации высшего образования-
• повысить статус музыкальных школ, выделив их из системы дополнительного образования, где они приравнены к таким учреждениям как кружки и клубы-
• включить в бюджетную систему финансирования реализацию предпро-фессиональных программ и программ ассистентуры-стажировки-
• уравнять в правах ассистентов-стажеров и аспирантов, наделив их общими правами и обязанностями, за исключением подготовки диссертации ассистентами-стажерами-
• приравнять к педагогам концертмейстеров, с соответствующими трудовыми правами и гарантиями-
• сохранить специалитет, наряду с бакалавриатом и магистратурой.
Перечисленные, а также иные, более частные поправки к проекту закона, единогласно принятые Советом ректоров консерваторий, -свидетельство общей заинтересованности и, что главное, единства взгляда на проблему реформации российской системы музыкального образования. Вместе с тем дискуссии показали, что
проблем пока что больше, чем их решений. Как трансформировать учебные программы и планы в русле модульной системы? Каковы критерии методологии компетентностного подхода? Каким должно быть соотношение аудиторной и самостоятельной работы? Какой должна быть оценка качества работы студентов и педагогов? Как реализовать принцип мобильности, требующий особой языковой подготовки? Вопросы, вопросы, вопросы. Череда их множественна, и одномоментно на них ответить, конечно же, невозможно. Нужно время, опыт на основе экс-
периментирования и его обобщение. Надежду внушает лишь то, что в проекте документа Ассоциации европейских консерватории «TUNING» — настройка образовательных структур Европы, ориентиры для разработки и реализации программ высшего музыкального образования, сказано: «На первом месте для проекта стоит защита богатого разнообразия европейского образования, он никаким образом не стремиться ограничивать независимость вузов и подрывать местные и национальные академические полномочия».

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой