ЦЕРКОВНОЕ ПЕНИЕ КАК СРЕДСТВО ДУХОВНОГО ВОСПИТАНИЯ В УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ БЕЛАРУСИ в конце XIX – начале XX веков

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПЕДАГОГІКА
51
УДК 78. 072
О. П. Морозова
ЦЕРКОВНОЕ ПЕНИЕ КАК СРЕДСТВО ДУХОВНОГО ВОСПИТАНИЯ В УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ БЕЛАРУСИ в конце XIX — начале XX веков
Статья содержит сведения о преподавании православного церковного пения в учебных заведениях всех типов на территории Беларуси в XIX — начале XX веков. Характеризуются принципы преподавания предмета в светских и церковно-приходских школах, учебные программы, формы обучения учителей пения и регентов. Освещается значение церковного пения в деле духовного и нравственного воспитания детей и юношества.
Введение
Обучение хоровому пению православной церкви являлось неотъемлемой частью воспитания и образования во всех типах общеобразовательных учебных заведений Российской империи.
Значительную роль духовной музыки в образовании определяло несколько факторов. Первый из них — обучение музыке только в духовных заведениях вплоть до второй половины XVIII века. Эта система обучения складывалась веками, и когда в екатерининское время в российских учебных заведениях начали обучать светской музыке, то в сознании людей не искоренилось понимание сущности музыкального образования как обучения музыке духовной. Кроме того, в условиях укрепления государственности в России и русификации присоединенных ею земель обучение музыке православной церкви имело чрезвычайно важное значение в проведении национальной политики. Эти внешние факторы дополнялись фактором внутренним -глубокой религиозностью народа. Церковная музыка, как компонент духовных переживаний, оставалась для всех слоев общества насущной потребностью, даже когда распространялась музыка светская. Поэтому именно посредством церковного пения, принимаемого естественным образом, наиболее доступного простому человеку, можно было развить в нем умение слышать музыку и воспитать чувство прекрасного. Через пение в хоре происходило приобщение к музыкальному искусству православной церкви, постигалась красота и духовная глубина этой музыки. Обучение церковному пению играло огромную роль в художественном и нравственном воспитании человека.
Изучение архивных документов и материалов периодической печати Могилёва-на-Днепре и других городов Северо-Западного края России XIX — начала XX веков позволило сделать выводы об исключительной важности церковного пения как средства духовного воспитания на всей территории Беларуси дореволюционного периода.
Результаты исследования и их обсуждение
В 20-е годы XIX века в программы всех учебных заведений Российской империи вводится предмет «церковное пение». В каждой гимназии создавался свой церковный хор, руководимый высококвалифицированным регентом. Многие гимназии имели свои церкви. Так, например, в 1878 году в здании Могилёвской мужской гимназии была открыта домовая православная церковь, где гимназический церковный хор вел все богослужения. Иногда во время праздничных богослужений гимназические хоры присоединялись к храмовому хору. В заметке о посещении Могилёвской частной женской гимназии Залесской Гомельским епископом Варлаамом сообщалось: «При входе в зал Преосвященства хор учениц пропел тропарь „Вознесению“ и „Исполла“. После экзамена епископ в своей речи высказал похвалу по поводу слышанных ответов и похвалу за участие в духовном хоре в храме малого братства» [1, 4].
Большое значение придавалось обучению церковному пению в народной школе. Во второй половине XIX века оно преподавалось почти во всех народных училищах белорусского края наряду с законом Божьим, чтением, письмом и арифметикой. О важности церковного пения как средства нравственного, художественного и музыкального воспитания народа много писали в те годы [2]-[4]. Писали не только о значимости церковного пения в начальных школах, но и о том, что требования к нему должны предъявляться большие, поскольку церковное пение способствует развитию в детях эстетического чувства [2, 23]. Отмечали, что церковное пение
52
ВЕСНІК МДПУ імя І. П. ШАМЯКІНА
усиливает симпатию к начальной школе, к ее интересам и нуждам: «Нет больше радости для поселянина пред односельчанами, как видеть дитя свое поющим на клиросе и читающим Часы и Апостол. & lt-… >- И мы видим, что цена школы во мнении крестьян почти всецело зависит от того, хорошо ли поют школьники в церкви и хорошо ли читают на церковных службах. И те учителя школ, которые создавали в школах хоры, надолго остаются памятны в крестьянской среде, как лица, выдающиеся среди своих предшественников и преемников & lt-… >-. Часто приходится слышать от крестьян: у нас такой-то хороший был учитель — пели при нем в церкви хорошо, потому и учеников при нем было много в школе» [2, 27]. Участие в церковной службе являлось также показателем грамотности ученика школы: «неграмотный крестьянин не имеет решительно никакой возможности проверить успехи своего сына в школе- сделать же это он может только в церкви, если его сын будет там петь и читать» [3, 207].
Имея в виду также практические цели, церковное пение предлагали считать одним из главных предметов начальной школы, поскольку «только одна школа может украсить храм своим пением, так как ни одна наша сельская церковь не располагает средствами содержать специальный хор» [4, 167]. Инспектор народных училищ Минской губернии сообщал, что почти в каждой сельской школе есть ученики, которые могут петь в церкви целую обедню, и это приводило крестьян в умиление до слез и производило на них самое благотворное влияние [5, л. 204]. К школьному хору присоединялись молящиеся прихожане. В таких ученических хорах обычно принимали участие и взрослые крестьяне, преимущественно бывшие ученики школы. В Отчетах о состоянии Могилёвской губернии (они издавались с 1879 года по 1915) можно найти сведения об ученических церковных хорах. В Отчете за 1890 год сообщалось, что во всех городских, уездных и начальных училищах Дирекции народных училищ существовали хорошо устроенные хоры, в которых принимали также участие и взрослые — городские и сельские жители. Хоры эти занимались пением при городских училищах в свободные от занятий часы, а в сельских — преимущественно во время воскресных и праздничных чтений [6, 62−63]. В отчетах последующих лет встречаются следующие сведения: «Церковные хоры устроены при 179 народных училищах, из них при 104 училищах в хорах участвовали и взрослые крестьяне» [7, 42]- «Церковные хоры организованы при 198 училищах из всего числа 208, при 112 из них в хорах участвовали и взрослые крестьяне» [8, 89]- «В отчетном году хоры существовали при 191 сельском училище- при 112 из этих училищ в хорах принимали участие и взрослые крестьяне» [9, 89].
Церковное пение как обязательный учебный предмет преподавали во всех церковно -приходских школах, открываемых православным духовенством. Обучали церковному пению в одних школах учителя и учительницы, а в других — члены местного причта, преимущественно псаломщики. В церковно-приходских школах были тоже такие ученические хоры, которые могли полностью обслужить литургию, были способны исполнять сложные духовные произведения русских композиторов. Газета «Могилёвский вестник» сообщала о таком хоре в Кричевской женской второклассной школе. Хором управляла учительница истории, пения и музыки К. И. Косицкая, которая была ученицей известного церковного композитора, редактора журнала «Народное образование» С. Мироносицкого. 1 февраля 1915 года в дворянском собрании г. Черикова церковно-приходская школа г. Кричева дала концерт. Программа концерта состояла из двух отделений. В первое вошли песнопения литургии и концерты Архангельского, Турчанинова и Мироносицкого, во второе — произведения Анцева, Направника, Архангельского, Бранского и Контского [10, 4].
Организация обучения церковному пению и методика его преподавания в учебных заведениях совершенствовалась, создавались программы для школ всех трех ступеней, издавалась учебная литература. Записи в учебном журнале по предмету церковное пение в I-IV классах Могилёвской мужской гимназии за 1896/97 учебный год дают возможность представить содержание гимназической программы по этому предмету [11, л. 1−8]. Обучение велось по учебнику А. Ряжского, из которого пели упражнения на каждом уроке. Двигались от простого к сложному. Сначала — изучение каждой ноты и ее «начертание" — пение попевок, тетрахордов, гамм с каждой ноты. Затем — пение канонов, стихир, догматиков и антифонов из гласов. В IV классе — пение церковных песнопений преимущественно наизусть.
В народных училищах преподавание церковного пения велось иначе. Опытные преподаватели не советовали сразу обучать детей по нотам. Иван Романовский рекомендовал следующее: «Начинать всего лучше обучение детей с голоса по слуху, оставив в стороне всякое
ПЕДАГОГІКА
53
знакомство с нотным построением гамм. Гаммы в начальной школе пользы, особенно на первых порах, принести не могут. Знакомство же по голосу, помимо развития слуха в детях, сразу врезывается в их душу» [2, 28]. Он советовал также не торопиться изучать партесное пение и готовить учеников к изучению многоголосия терпеливо и постепенно, сначала хорошо изучив обиходное (одноголосное) пение. Объяснял он это тем, что мотивы обиходного пения простые и мелодичные, очень легко даются детскому слуху. Поэтому, при старательной учебе, к концу учебного года дети могут петь всенощную и обедню стройно, хорошо и почти наизусть. Кроме того, преподавание одноголосного пения дается легко любому учителю, сколько-нибудь владеющему голосом и музыкальным инструментом. Привыкнув петь с голоса, дети на третьем и четвертом году своего обучения могут свободно по слуху разучивать даже многоголосные партесные песнопения. Из практики известно, что дети начальных школ пели наизусть, не зная нот, даже «Херувимскую Симоновскую», выполнение которой, по своим переходам тонов, требует и знания нотной грамоты, и тонкого слуха [2, 27−28].
В церковно-приходских школах обучали церковному пению не только «с голоса», но и по нотам. Им занимались по два часовых урока в неделю и четыре получасовых -по окончании уроков. При Могилёвской духовной семинарии действовала образцовая одноклассная церковно-приходская школа, где урок церковного пения был ежедневным. Учебные программы для церковно-приходских школ [12, 172−175], [13, 3−12] свидетельствуют о том, что окончившие их дети владели нотной грамотой, практическими навыками церковного пения — одноголосного и многоголосного, знали песнопения как обиходные, так и праздничные.
Для обучения церковному пению в народных школах необходимо было большое количество хорошо подготовленных преподавателей. Их готовили не только в духовных, но и в учительских семинариях. Для учителей церковного пения открывались также специальные школы, а начиная с 80-х годов XIX века во многих городах России, в том числе и СевероЗападного края, в летние месяцы, свободные от занятий в школе, проводились курсы по подготовке учителей церковного пения в народных училищах и регентов церковных и светских хоров. «Епархиальные ведомости» регулярно сообщали о таких курсах, а также публиковали отчеты об их деятельности. Работа на курсах была чрезвычайно насыщенной. Так, например, из отчета о певческих курсах в Гродно, проходивших в течение шести недель (июль -август 1904 г.), становится известным, что занятия там проводились ежедневно с 9 часов утра и до 8 часов вечера [14, 22]. В числе предметов программы курсов значились теория пения и методика церковного пения, обучение регентству и другие. Выдержавшим экзамены выдавали свидетельства первого разряда, удостоверявшие умение организовать хор и управлять им, и второго разряда, удостоверявшие лишь знание одноголосного церковного пения.
В отчете о курсах церковного и светского пения, учрежденных в Минске в 1903 году, помещен список учебных пособий, с которыми знакомились слушатели курсов: сборники духовных и светских хоров, методические труды, учебники гармонии, специальные школьные хрестоматии. Среди них — «Руководство к чтению духовно-музыкальных сочинений» П. Чайковского, «Курс хорового пения» С. Смоленского. «Учебник гармонии» Н. Римского-Корсакова и «Руководство к практическому обучению гармонии» П. Чайковского, «Сборник духовно-музыкальных пьес в три голоса» А. Рожнова, «Переложения» священника М. Георгиевского, «Сборник церковных песнопений» Н. Потулова [15, 9−10].
Курсы вели как местные, так и приезжие музыкальные деятели. Особую значимость приобрели регентские курсы приехавшего из Москвы в Могилёв А. Н. Карасёва, известного деятеля церковно-певческого искусства и музыкальной педагогики. Курсы проходили с 20 июня по 1 августа 1911 года. На эти курсы съехалось около 200 учителей и псаломщиков. Занятия проходили в Могилёвском женском епархиальном училище. По приглашению Карасёва с ним сотрудничали регент местного архиерейского хора дьякон К. Алексеев и священник А. Лобковский. А. Карасёву помогал и его сын, П. Карасёв, который читал лекции по теории звука и гармонии. Работа курсов подробно освещалась в «Могилёвских епархиальных ведомостях» [16, 365−374], [17, 552−555].
Всё вышесказанное свидетельствует об исключительной значимости церковного пения в образовании и воспитании детей в отечественной педагогике XIX—XX вв.еков. Школа, которую проходили участники церковных хоров, поднимала их до исполнительской причастности к богатствам православной музыки и через музыку формировала души.
54
ВЕСНІК МДПУ імя І. П. ШАМЯКІНА
Выводы
Музыка православной церкви является важной составной частью мировой музыкальной культуры. Церковное хоровое пение, выражающее стремление человека к духовной гармонии и красоте, высоким помыслам, рассматривалось в отечественной педагогике как действенное средство нравственного воспитания детей и юношества. Особенностью развития культуры нашей республики в последние годы стало возвращение к лучшим духовным и художественным традициям, в том числе и религиозным. Изучение опыта педагогов прошлого, занимавшихся обучением церковному пению, их методов преподавания, способов организации учебного процесса, приводивших к лучшим результатам, могло помочь бы в настоящее время работе учителей пения, хоровых дирижеров и регентов в деле возрождения православной музыкальной культуры как носителя духовности.
Литература
1. Могилёвский вестник. — 1915. — 3 (16) января.
2. Романовский, Иван. Значение церковного пения в народной школе / Иван Романовский // Народное образование в Виленском учебном округе. — 1910. — № 9.
3. Поляков, Ст. Пение в народной школе / Ст. Поляков // Народное образование в Виленском учебном округе. — 1908. — № 5−6.
4. А. Б. О пении в народных школах Северо-Западного края (Из письма учителя) / Б. А. // Народное образование в Виленском учебном округе. — 1909. — № 4.
5. Н. Гр. О народных училищах в Минской губернии / Гр. Н. // Виленский вестник. — 1865. -24 апреля: НИАБ. — Ф. 147. — Оп. 3. — Ед. хр. 22 846а.
6. Отчет о состоянии Могилёвской губернии за 1890 год: приложение к всеподданнейшему рапорту Могилёвского Губернатора. — Могилёв: тип. Губернского Правления. — 1891.
7. Отчет о состоянии Могилёвской губернии за 1893 год: приложение к всеподданнейшему рапорту Могилёвского Губернатора. — Могилёв: тип. Губернского Правления. — 1894.
8. Отчет о состоянии Могилёвской губернии за 1896 год: приложение к всеподданнейшему рапорту Могилёвского Губернатора. — Могилёв: тип. Губернского Правления. — 1897.
9. Отчет о состоянии Могилёвской губернии за 1898 год: приложение к всеподданнейшему рапорту Могилёвского Губернатора. — Могилёв: тип. Губернского Правления. — 1899.
10. Могилёвский вестник. — 1915. — 20 февраля (5 марта).
11. Журнал по предмету церковное пение Могилёвской мужской гимназии за 1896/97 уч. год (I-IV кл.) // НИАБ. — Ф. 2261. — Оп. 1. — Ед. хр. 10.
12. Программа по церковному пению в одноклассной школе. Программа двухклассной школы // Могилёвские епархиальные ведомости. — 1886. — № 25−26.
13. Сборник правил и программ для церковно-приходских школ с относящимися к ним определениями Св. Синода / сост. преп. Могилёвской духовной семинарии Д. Тихомиров. — Могилёв-на-Днепре, 1887.
14. Народное образование в Виленском учебном округе. — 1904. — № 6.
15. Народное образование в Виленском учебном округе. — 1904. — № 1.
16. Могилёвские епархиальные ведомости. — 1911. — № 11, ч. неофиц.
17. Могилёвские епархиальные ведомости. — 1911. — № 16, ч. неофиц.
Summary
The article contains information on teaching of Orthodox liturgical singing at all types of educational institutions in the territory of Belarus at the end of the 19th-beginning of the 20th centuries. It characterizes teaching principles of liturgical singing at secular and parochial schools, educational programs and forms of training of singing masters and precentors as well as the meaning of liturgical singing in the sphere of spiritual and moral upbringing of children and young people.
Поступила в редакцию 14. 12. 09.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой