Видовой состав патогенов и их распространение у нерки в нагульно-нерестовых озерах Камчатки

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 597. 553. 2:597−12
ВИДОВОИ СОСТАВ ПАТОГЕНОВ И ИХ РАСПРОСТРАНЕНИЕ У НЕРКИ В НАГУЛЬНО-НЕРЕСТОВЫХ ОЗЕРАХ КАМЧАТКИ
Н. В. Сергеенко, Т. В. Гаврюсева, Е. А. Устименко, Е. В. Бочкова, Л. В. Овчаренко, С. Л. Рудакова, Е. А. Грицких
Ст.н.с., зав. лаб., ст.н.с., н. с., м.н.с., зам. дир., м.н.с., Камчатский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии
683 000 Петропавловск-Камчатский, Набережная, 18 Тел., факс: (4152) 41−27−01 E-mail: nvsergeenko@gmail. ru
В настоящей работе даны результаты комплексных ихтиопатологических исследований нерки Oncorhynchus nerka из нагульно-нерестовых водоёмов Камчатки (озер Начикинское, Курильское, Аза-бачье), проведенных в период с 2004 по 2010 гг. Представлена информация о видовом составе, распространённости инфекционных и инвазионных агентов, а также их воздействии на состояние здоровья рыб. Определены водоёмы, неблагополучные по особо опасным инфекциям, способным влиять на численность популяций нерки.
COMPOSITION AND DISTRIBUTION FREQUENCY OF PATHOGEN SPECIES IN SOCKEYE SALMON IN SPAWNING-NURSERY LAKES OF KAMCHATKA
N. V. Sergeenko, T. V. Gavruseva, E. A. Ustimenko, E. V. Bochkova, L. V. Ovcharenko,
S. L. Rudakova, E. A. Gritskih
Senior scientist, head of lab., senior scientist, scientist, junior scientist, deputy director, junior scientist, Kamchatka
Research Institute of Fisheries and Oceanography
683 000 Petropavlovsk-Kamchatsky, Naberesnaja, 18
Tel., fax: (4152) 41−27−01
E-mail: nvsergeenko@gmail. ru
This paper gives the results of comprehensive ichtio-pathological investigation of sockeye salmon (Oncorhynchus nerka) from the feeding-spawning lakes of Kamchatka (Nachikinskoye, Kurilskoe, Azabachie) conducted between
2004 and 2010. The information on describes the species composition, the prevalence of infectious and parasitic agents, as well as their impact on the health of fish. The investigation identified reserves distressed by a particularly dangerous infections, that can affect the populations of sockeye salmon.
Одним из лимитирующих факторов, влияющих на формирование численности поколений лососей в пресноводный период, являются инфекционные и инвазионные болезни. Информация о наличии особо опасных патогенов необходима для определения эпизоотического статуса водоема, а также для решения вопроса о перевозках икры и рыбы для искусственного воспроизводства и/или акклиматизации из одних водоемов в другие.
Вирусные и бактериальные болезни способны вызывать высокую смертность среди рыб. Для нерки наиболее опасен инфекционный некроз гемо-поэтической ткани, возбудителем которого является рабдовирус (сем. Rabdoviridae) из рода Lyssavirus. У молоди лососей болезнь протекает по типу эпизоотии и сопровождается тяжелым поражением органов гемопоэза (Amend et al., 1969). На рыбоводных заводах эпизоотии IHN могут вызывать практически полную гибель мальков. Известно более 30 видов бактерий, патогенных для лососей. Из них 3 вида — облигатные или особо опасные, вызывающие заболевания, которые спо-
собны влиять на численность молоди рыб и, следовательно, популяций в целом. Это возбудители: фурункулеза — Aeromonas salmonicida subsp. salmonicida, бактериальной почечной болезни — Renibacterium salmoninarum и болезни красного рта — Yersinia ruckeri (Kinkelin, Hedrick, 1991).
Большинство микроорганизмов, вызывающих заболевания рыб — обычные представители водной микрофлоры, так называемые условные патогены, которые поражают рыб-хозяев, ставших чувствительными к инфекции в результате стрессовых факторов или других заболеваний. К ним относятся: псевдомонады, подвижные аэромонады, некоторые флавобактерии и др.
Особо опасными паразитарными агентами, вызывающими гибель молоди, являются Myxosoma cerebralis, Ceratomyxa shasta и возбудитель пролиферативной болезни почек (PKD) (Sphaerospora oncorhynchi), сертифицируемые во многих странах (Roberts, 1989- Kent, Whitaker, Margolis, 1993). Эктопаразиты Ichthyobodo necator, Apiosoma conicum, Capriniana рiscium, Trichodina truttae от-
носятся к группе патогенов, которые в условиях искусственного разведения способны приводить к гибели значительного количества рыб (Бауер, Богданова, 1963- Urawa, 1992). Остальные, преимущественно эндопаразиты, не оказывают существенного влияния на состояние здоровья рыб. В мускулатуре и полости тела взрослых рыб встречаются личинки гельминтов — плероцеркоиды цестод рода Diphyl-obothrium, личинки нематод рода Anisakis и скребней Corynosoma strumosum (СанПиН 3.2. 1333−0342, 2003), портящие товарное качество рыбной продукции и опасные для здоровья человека.
Основная масса нерестовых озёр Камчатки расположена в бассейнах рек восточного побережья. Здесь находится наиболее значимый нагульно-нерестовый водоём — озеро Азабачье (бассейн р. Камчатки). В нем помимо стада нерки, воспроизводящегося в его бассейне, нагуливается молодь из притоков среднего и нижнего течения р. Камчатки, откуда она сеголетками мигрирует в озеро (Бугаев, 1995). На западном побережье Камчатки в бассейне р. Озерная расположено оз. Курильское — самый экономически значимый водоём на всём побережье Северной Пацифики, где воспроизводится крупное стадо азиатской нерки, которое только в отдельные годы занимает второе место (после р. Камчатка) по численности этого вида в Азии (Крогиус, Крохин, 1956- Бугаев, 1995). Достаточно крупное стадо нерки воспроизводится в оз. Начикинское (бассейн р. Большая), которое представлено двумя сезонными расами — ранней и поздней (Бугаев, 1995).
Цель настоящей работы — определить видовой состав патогенов, их распространение (прева-лентность) и влияние на состояние здоровья нерки в нагульно-нерестовых озерах Камчатки в 2004—2010 гг.
МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА В период 2004—2010 гг. комплексными (вирусо-ло-гическими, бактериологическими, паразито-логи-ческими и гистологическими) методами обследовали 2478 экз. молоди (личинки, сеголетки и смол-ты) и 1522 экз. половозрелой нерки Oncorhyn-chus пегка (Walbaum), отловленных в основных нагульно-нерестовых водоемах Камчатки: оз. Начикинское (бассейн р. Большая), оз. Курильское (р. Озерная) и оз. Азабачье (р. Камчатка).
Молодь отлавливали мальковым неводом, рыб для исследований отбирали методом случайных выборок. В процессе работы определяли биологические показатели, описывали клинические и патологоанатомические изменения у исследуемых лососей.
Единовременная выборка, в зависимости от вида исследований, составляла от 15 до 60 экз. рыб. Для вирусологических исследований мальков объединяли в один пул по пять рыб. Половозрелых особей обследовали индивидуально, отбирали пробы овариальной жидкости, селезенки, передней почки- отборы проб проводили несколько раз в течение нерестового периода в каждом водоёме. Для выделения вирусных патогенов использовали перевиваемые линии клеток CHSE-214 и EPC. Культивирование линий клеток и заражение проводили по общепринятым методикам (Сборник инструкций…, 1998- Fish pathology…, 2000). Вирусную активность определяли титрованием по методу Рида и Менча (Лабораторный практикум…, 1983).
При бактериологических исследованиях посевы производили из почки, а при наличии патологических изменений — из поражений и других внутренних органов на универсальные питательные среды и селективные, для выявления опасных патогенов. Идентификацию и классификацию бактерий проводили по их культуральным, морфологическим и биохимическим свойствам (Holt et al., 1994). Для биохимического тестирования бактерий использовали тест-системы RapiD 20E и Staph (BioMerieux).
Для паразитологических исследований осуществляли полное и неполное паразитологическое вскрытие (Лабораторный практикум…, 1983). Видовую принадлежность паразитов устанавливали с помощью отечественных определителей (Определитель паразитов…, 1984, 1987). Для фиксации, окрашивания и изготовления постоянных препаратов паразитов использовали отечественные методики (Лабораторный практикум по болезням рыб…, 1983), для обнаружения сертифицируемых видов паразитов M. cerebralis, C. shasta и возбудителя пролиферативной болезни почки (PKD) — зарубежные (Blue book. Suggested procedures., 1994). Для выявления мик-соспоридии M. cerebralis исследовали хрящевую ткань головы у половозрелых рыб, головы и жаберные дуги — у молоди. Возбудителя пролиферативной болезни почки выявляли путем окрашивания отпечатков заднего отдела почки по Гимза.
Для гистологических исследований мальков после отлова усыпляли в анестетике MS-222 и фиксировали в жидкости Дэвидсона, через 24−36 часов пробы переносили в 70%-й спирт. Дальнейшую обработку материала проводили по общепринятым методикам (Bancroft еt al., 1990). Препараты окрашивали гематоксилин-эозином по Мейеру, по Ро-мановскому-Гимза и железным гематоксилином по Гейденгайну (для выявления паразитов) и по Граму (бактерий).
РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ Признаки патологии
За период исследований при визуальном осмотре молоди нерки признаки патологии наблюдали в единичных случаях (не более 1−2% от выборки): бледность жабр, более темная окраска тела, при вскрытии — изменение цвета внутренних органов и увеличение желчного пузыря. Исключением были сеголетки, отобранные из оз. На-чикинское (Гришкин Ручей) в августе 2006 г., у которых обнаружили: вздутие брюшка, экзо-фтальмию, кровоизлияния у основания брюшных плавников, отечность заднего отдела почки, творожистые массы в желудочно-кишечном тракте. Молодь группировалась у берега, отдельные особи выглядели летаргичными и слабо реагировали на раздражители. На берегу были найдены погибшие мальки с аналогичными признаками патологии.
При обследовании половозрелых рыб из оз. Начикинское в 2004 и 2010 гг. у 44% и 3,3% соответственно на теле отмечали язвы на голове, боковой поверхности, хвостовом стебле и опоясывающие. В оз. Азабачье ежегодно в августе-сентябре (у поздней расы нерки) наблюдали зарубцевавшиеся поражения кожи, встречаемость таких особей достигала 12% (рис. 1).
Особо опасные патогены
Вирусологическое тестирование молоди нерки в 2006 г выявило признаки цитопатического эффекта (ЦПЭ) на перевиваемых линиях клеток ЕРС и СНН-1. С помощью реакции нейтрализации выделенный патоген идентифицировали как вирус инфекционного некроза гемопоэтической ткани (Ш№У). Индекс нейтрализации был выше 50. Значения титров вируса колебались от 0,4×108,17 до 0,4×108,56 ТЦД50/мл тестируемого материала, что
значительно превышало эпизоотически значимый уровень (105 ТТЩ /мл). При гистопатологических исследованиях у 30% мальков обнаружили некро-биотические изменения в гемопоэтической ткани почки, жабрах, подслизистом слое желудочно-кишечного тракта и головном мозге, характерные для инфекционного некроза гемопоэтической ткани (1НЧ) (рис. 2А) (Гаврюсева, 2006). На основании наличия клинических признаков у живой и погибшей молоди нерки, выделения высоковирулентного вируса (Ш№У), характерных гистопатологических изменений в органах и тканях, констатировали вспышку вирусного инфекционного некроза гемопоэтической ткани. Заболевание 1НЧ у молоди нерки в оз. Начикинское регистрировали во второй раз, первый зафиксировали в 2003 г. (Бочкова, Рудакова, 2004). Инфицирование сеголеток могло произойти как от родителей потомству, так как в 2005 г. распространенность вируса у половозрелой нерки достигала 100%, так и от половозрелых рыб, нерестящихся в 2006 г. в местах нагула молоди (таблица 1).
В результате гистологических исследований этой же группы у 10% рыб также выявили локальные деструктивные изменения в хрящевой ткани головы и позвоночника: лизис хондроцитов и формирование гранулем эпителиального типа вокруг пораженного участка ткани. В очагах некроза обнаружили скопление плазмодиев и спор миксоспо-бёаёё М. cerebralis — опасного паразитарного агента, вызывающего «вертёж или миксозомоз лососёвых» (рис. 2Б).
Следует отметить, что из всех обследованных водоемов в оз. Начикинское складываются самые оптимальные условия для вспышки 1НЧ. Сеголетки нерки нагуливаются в местах нереста половозрелых особей до конца сентября, таким образом, существует вероятность горизонтальной передачи
Рис. 1. Признаки патологии: А-язвы у нерки из оз. Начикинское- Б — зарубцевавшиеся поражения кожи у нерки из оз. Азабачье
патогена. Кроме того, гидрологические условия в водоеме способствуют длительному сохранению вирусных частиц в озере (Бочкова, Рудакова, 2004) и развитию заболевания у молоди. Только в этом водоеме выявляли 100%-ю распространенность 1НКУ у половозрелых рыб.
Этот же патоген выявили у 25% обследованных сеголеток нерки из оз. Курильское в 2009 г. Титр вируса составлял 0,4×106,8. Гибели рыб в водоёме в этот период не наблюдали, никаких признаков заболевания не обнаружили. В естественных условиях у молоди очень трудно зарегистрировать и оценить смертность в результате вспышки вирусного заболевания: погибшие, больные и ослабленные мальки сносятся течением или становятся легкой добычей хищников. Вероятно, заражение мальков в оз. Курильское произошло горизонтальным путем — через воду, так как в 2009 г вирусоносительство у половозрелых особей в конце нереста достигло рекордного для озера значения — 63,3%. В предыдущие годы распространенность у рыб в этом
водоёме не превышала 45% (таблица 1).
Вирус инфекционного некроза гемопоэтической ткани ни разу не выявили только у молоди из оз. Азабачье. По данным Бугаева (Бугаев, 1995- лич-
ное сообщение), молодь нерки в период массового подхода половозрелых рыб рассредоточивается по пелагиали и редко встречается на литоральных участках, где происходит нерест, таким образом, в озере не происходит прямого контакта между чувствительными сеголетками и половозрелыми рыбами-вирусоносителями, что исключает горизонтальную передачу патогена между ними. Заражение рыб может произойти вертикально от родителей потомству, но распространенность вируса у половозрелых рыб с 2005 г., по результатам наших исследований, относительно низкая — 6,7−26,7% (таблица 1), что снижает вероятность вспышки заболевания 1НК у сеголеток нерки в этом водоёме.
У половозрелой нерки во всех водоёмах ежегодно выявляли асимптоматическое носительство 1НКУ Распространенность вируса в выборках в разные годы колебалась от 3,3 до 100%, титры вируса практически всегда были выше эпизоотически значимого (таблица 1). В естественных условиях 1НКУ является одним из факторов, регулирующих численность популяций нерки. В природе соблюдается определенное равновесие между патогеном и хозяином, поэтому в естественных условиях последствия заболеваний не настолько тра-
Таблица 1. Распространенность вируса 1НК у половозрелой нерки в нагульно-нерестовых водоемах Камчатки в период 2004—2010 гг.
Год Распро страненно сть 1НКУ, в % (тш-тах)/ средний титр (^ТЦД50/мл)
Оз. Начикинское | Оз. Курильское Оз. Азабачье
2004 50−66,7/7,7 0−33,3/8,3 0−60/7,6
2005 20−100/7,4 0−33,3/6,4 0−26,7/8,2
2006 0−28/7,9 3,3−42,6/7,7 19,5/7,4
2007 0−43,3/8,7 3,3−45/8,7 6,7/8,3
2008 16,7−26,7/8,6 3,3−26,7/7,9 0−30/7,6
2009 0−26,7/5,1 16,6−63,3/6,5 16,6−20/7,8
2010 0−30/7,9 43−50/7,4 10−23/7,2
Рис. 2. Гистопатологические изменения у сеголетков нерки из оз. Начикинское в 2006 г.: А-некроз гемопоэтичес-кой ткани почки (Т) (х400, гематоксилин-эозин) — Б — лизис хондроцитов и скопление спор М. cerebralis (Т) в хрящевой ткани позвоночника (х400, Циль-Нильсен, х 1000 Г имза)
гичны, как при искусственном воспроизводстве. Так, несмотря на почти 100%-ю встречаемость IHNV в естественных популяциях нерки и нерки-кокани на Аляске и в Британской Колумбии, они, тем не менее, остаются вполне жизнеспособными, и численность их не сокращается (LaPatra, 1998).
Особо опасных бактериальных патогенов от молоди нерки в обследованных озерах Камчатки ни разу не изолировали. Для этой возрастной группы характерно подострое течение инфекции, при котором рыба темнеет и погибает без проявления внешних клинических признаков болезни (Austin, Austin, 1993). Гибель молоди в озере зафиксировать сложно, так как больные особи становятся легкой добычей для других рыб.
У половозрелой нерки из оз. Азабачье ежегодно, кроме 2007 г, выявляли особо опасный патоген, возбудитель фурункулёза лососей A. salmonicida subsp. salmonicida. В 2004 и 2005 гг. бактериями A salmonicida было контаминировано 30,0 и 33,3%, в 2006, 2008 и 2009 гг — 9,8, 16,7 и 6,7% рыб из выборки соответственно. Дважды, в 2007 г и в 2010 г, асим-птоматическое носительство A. salmonicida выявили у 6,7 и 3,3% половозрелой нерки из оз. Начи-кинское (рис. 3).
Особенностью штаммов A. salmonicida, выделенных в разные годы от нерки из оз. Азабачье и оз. Начикинское, была способность ферментировать сахарозу, что свойственно бактериям этого вида, изолированным от лососей из водоёмов азиатского побережья Тихого океана: Японии (Nomura et al., 1991), Кореи (Fryer et al., 1988), Сахалина (Вялова, Шкурина, 2005) и Камчатки (Wiklund et al., 1992- Sergeenko, Ustimenko, 2003).
Все изоляты обладали потенциальной патогенностью, так как у них установили наличие фермента ДНКазы и присутствие у бактерий особого А-слоя (по характерному росту на специальных средах) (Wilson, Horne, 1986). Этот слой обеспечи-
О/

Рис. 3. Встречаемость возбудителя фурункулёза лососей А. salmonicida у нерки из озер Камчатки в 2004—2010 гг.
вает защиту бактериальной клетки от фагоцитоза и разрушения ее макрофагами. Такие штаммы более устойчивы к действию защитных сил организма хозяина (Austin, Austin, 1993).
Мэрфологическая особенность озера Азабачье — большая площадь (62 км2) при относительно небольшой, по сравнению с другими озерами Камчатки, глубине (до 33 м) — способствует быстрому теплообмену (Бугаев, 1995), поэтому в августе-сентябре здесь отмечают максимальные значения температуры воды (Базаркина, 2007): на литорали до 20 °C. Вероятно, повышение температуры к августу и прогрев воды озера в течение двух летних месяцев ведет к быстрому накоплению органических веществ и интенсивному развитию микрофлоры, в частности аэромонад. Как известно, богатая питательными веществами эутро-фическая окружающая среда способствует выживанию бактерий в природе, и, следовательно, их распространению (Wiklund, 1995).
Условно-патогенная микрофлора
У молоди и половозрелых рыб из всех озер ежегодно выявляли условно-патогенную микрофлору, она была представлена подвижными аэромонадами Aeromonas hydrophila, псевдомонадами Pseudomonas fluorescens, P. putida, энтеробактериями Enterobacter sp., флавобактериями Flavo-bacterium psychrophilum, F. indologenes и Flavo-bacterium sp. c преобладанием аэромонад и псевдомонад. В единичных случаях изолировали стафилококки Staphylococcus sp. Чаще всего бактериальные патогены выявляли у рыб в оз. Начикинское, реже — в оз. Курильское.
Наибольшее эпизоотическое значение для рыб имели аэромонады A. hydrophila, A. sobria, A. caviae. Их выделили из язвенных поражений половозрелой нерки в оз. Начикинское. На основании клинических признаков, изоляции патогена и результатов проверки вирулентных свойств бактерий в 2004 г. диагностировали заболевание рыб бактериальной геморрагической септицемией (БГС). В 25−100% случаев подвижные аэромонады изолировали в ассоциации с A. almonicida от рыб из оз. Азабачье. Наиболее высокую распространённость аэромонад регистрировали у рыб из оз. Аза-бачье (23,3−53,7%). Реже всего их выявляли у нерки из оз. Курильское (1,5−20%). Однако доля рыб с признаками патологии свидетельствует, что заболеваемость нерки БГС в обследованных озёрах носит спорадический характер. Т. е. большинство инфицированных рыб были ассимптоматическими носителями бактериальных патогенов.
От молоди лососевых рыб из всех озёр наиболее часто изолировали бактерий рода Pseudomonas, которые, наряду с аэромонадами, являются обычными представителями водных микробиоценозов и нормофлоры рыб, но способны вызывать специфические инфекции-псевдомонозы и участвовать в ассоциативных бактериозах. Больше всего рыб-носителей псевдомонад в разные годы выявляли в оз. Начикинское — до 26,7%.
Распространённость остальных видов бактерий была невысока, доля контаминированных ими рыб не превышала 13%. Бактерии семейства Entero-bacteriaceae дополняли бактериальный фон рыб, чаще всего их выявляли у половозрелых рыб из оз. Азабачье. Эти микроорганизмы, как правило, являются индикаторами биологического загрязнения водоема, так как поступают в него только от теплокровных животных и человека. Энтеробактерии способны участвовать в неспецифических септических процессах у рыб, а также вызывать различные бактериозы, но, вероятно, достаточно низкие температуры в озёрах сдерживают проявление их патогенных свойств.
Флавобактерии (род Flavobacterium) обнаружили у клинически здоровых рыб, поэтому мы считаем, что эпизоотического значения для нерки они не имели. Доля инфицированных ими рыб не превышала 10%. Однако при гистопатологических исследованиях сеголетков нерки в оз. Азабачье установили локальную гиперплазию респираторного эпителия жабр, вероятно, вызванную этим видом бактерий.
Паразиты
При паразитологических исследованиях у молоди нерки обнаружили 26 видов паразитов: 16 — эктопаразиты и 10 — эндопаразиты, относящиеся к 8 типам и 11 классам. Среди них 12 видов простейших, 7 видов плоских червей (две моногенеи, одна трематода, 4 цестоды), три вида круглых червей, два вида скребней и один вид ракообразных (таблица 2).
У молоди нерки из всех водоёмов чаще всего выявляли простейших C. piscium, A. conicum, T. truttae, Trichodina sp. в жабрах и M. arcticus в продолговатом мозге. Самая высокая заражённость рыб ими была в оз. Начикинское (до 96,7%). Паразитарные простейшие в жабрах вызывали локальный некроз и гиперплазию респираторного эпителия, а при инвазии рыб миксоспоридией M. arcticus наблюдали локальный некроз продолговатого мозга. У рыб, зараженных микроспоридией Pleistophora sp. и кругоресничной инфузори-
ей Ichthyophthirius тиН}АШ8, структурных нарушений в тканях не обнаружили.
При инвазировании жабр моногенеей и ракообразным Е. auritus у сеголеток нерки наблюдали обширный некроз, гиперплазию респираторного эпителия и слипание не только жаберных ламелл, но и отдельных филаментов.
Особенностью паразитофауны молоди нерки из оз. Курильское была высокая степень инвазии личинками цестод рода Diphyllobothrium и нематодами РЫНопета опсо^упсЫ (96,6% и 92% рыб в выборке). Гистологическими методами установили патогенное воздействие плероцеркоидов цестод на поджелудочную железу, циркулярный мышечный слой желудка и придатков, где отмечали формирование грануляционной ткани вокруг паразитов. Кроме того, у 40−60% смолтов при инвазии цесто-дами в просвете желудочно-кишечного тракта выявили отек подслизистого слоя и локальный некроз клеток слизистого слоя желудка (рис. 4).
Локальная гидропическая дистрофия ооцитов обнаружена у 20% смолтов, заражённых личинками нематоды Р. опсогЫупМ. В почках и печени у этой группы рыб отмечали гистопатологические изменения, характерные для хронического токсикоза (рис. 5).
Паразитофауна половозрелой нерки была представлена 21 видом, среди них один вид простейших, 6 цестод, 5 трематод, 6 нематод и три вида скребней (таблица 3). Наиболее часто у рыб из всех водоёмов выявляли цестод Р speciosum (86,6−100%), нематод Р о^огЫупМ (46,6−100%) и личинок Anisakis sp. (46,6−100%). Для половозрелой нерки самой патогенной является нематода Р. оncorhynchi. Самый высокий уровень инвазии этим паразитом зарегистрировали у нерки из оз. Курильское (80−100%).
Заражение нематодой происходит в мальковый период жизни алиментарным путём. Первоначально личинки паразита локализуются в плавательном пузыре и соединительной ткани различных органов, затем проникают в полость тела, где развиваются параллельно с организмом рыбы. Нематоды вызывают у нерки слипание внутренних органов. Это явление обратимо, у большинства половозрелых рыб оно исчезает в ходе анадромной миграции (Ма^о^, 1982). Во время нереста в полости тела рыб обычно локализуются самки паразита, с огромным количеством личинок внутри, а самцы заключены в капсулы и прикреплены к различным внутренним органам. Личинки нематод выходят из тела нерестящейся или разлагающейся рыбы и попада-
ют в водоем, где начинается новый цикл развития паразита.
У 90% обследованных особей нерки выявили миксоспоридииМ. аrcticus — паразитирующие в головном мозге рыб. Их встречаемость наиболее высока в оз. Начикинское (до 100%). Этим паразитом рыбы заражаются в пресноводный период жизни, накапливают во время нагула и возвращают в озёра во время нереста. Миксоспоридия, проходя актиноспорейную фазу развития в организме олигохет, попадает в рыб следующего поколения (Воронин, Дудин, 2009).
Как отмечала И. В. Карманова (1998), в течение ряда лет самыми многочисленными паразитами, заносимыми тихоокеанскими лососями из моря в пресноводные водоемы Камчатки, были
P speciosum, S. pleuronectis, B. crenatus и Anisakis sp. Мы также отмечали эти виды паразитов в период исследований у рыб во всех озерах.
Особенностью паразитофауны половозрелых рыб в оз. Курильское была высокая степень инвазии плероцеркоидами цестод рода Diphyllobothrium. В отдельные годы зараженность нерки достигала 100%. Паразит часто встречается в этом водоёме у рыб разных возрастных групп и служит индикатором популяционной принадлежности нерки оз. Курильское (Коновалов, 1966). Первым промежуточным хозяином дифиллоботриид у рыб в водоёмах Камчатки является Cyclops scutifer (Карманова, 1998) — представитель ракообразных, который широко распространён в оз. Курильское и составляет значительную часть пищевого рациона
Таблица 2. Видовой состав паразитов и их распространенность у молоди нерки в нагульно-нерестовых водоемах Камчатки в период 2004—2010 гг.
Вид паразита Распространенность, в % (min-max)
Оз. Начикинское Оз. Курильское Оз. Азабачье
Простейшие
Myxobolus arcticus 3,3−30 (37) 12,5−13,3
Cryptobia branchialis 10* 0 0
Apiosoma conicum 40−96,7 3,3−6,6 50−73,3
Trichodina truttae 10−93,3 10−66,7 56
Trichodina sp. 16,6* 70* 23−36,7
Capriniana piscium 16,6−53,3 3,3−20 (82,8) 16,7−20
Chilodonella piscicola 0 (31) 0
Ichthyobodo necator 66,6* 0 3,3*
Vorticella sp. 23,3* 0 0
Epistylis sp. 13,3−36,7 0 0
Ichthyophthiri us multifiliis 0 0 11,1*
Hexamita sp. ед. 25* 0
Pleistophora sp. 0 0 20*
Моногенеи
Tetraonchus alaskensis 6,6* 0 0
Gyrodactylus birmanii 3,3* 3,3* 0
Трематоды
Diplostomum spathaceum 23,3* 0 40*
Цестоды
Eubotrium sallvelinii 3,3−13,3 0 0
Diphyllobothrium ditremum 0 (96,6) 0
Cyathocephalus truncatus 6,6 3,3* 0
Proteocephalus longicollis 10−36,6 13,3−53,3 0
Нематоды
Philonema oncorhynchi 0 66,6−6,6 (92) 26,7*
Contracaecum sp. 3,3 0 0
Sterliadochona sp. 3,3 0 0
Скребни
Neoechinorhynchus salmonis 0 (10,3) 0
Echinorhynch us salmonis 0 0 12,5*
Ракообразные
Ergasilus auritus 0 3,3* 55,5*
Примечание: в скобках даны показатели распространённости для смолтов- * - обнаружены однажды- ед. — единичные экземпляры
Рис. 4. Личинки цестод рода Diphyllobothrium у смолтов нерки из оз. Курильское: А — цисты с плероцеркоидами на поверхности желудка (х20) — Б — формирование грануляционной ткани вокруг паразита в мышечном слое желудка (!) (х50, гематоксилин-эозин) — В — личинка цестоды в желудке (х20) — Г — отёк подслизистого слоя, некроз слизистого слоя апикальной части ворсинок пилорических придатков (!) (х 100, гематоксилин-эозин)
р

Рис. 5. Личинки нематоды Р. oncorhynchi у смолтов нерки из оз. Курильское: А-живые личинки нематоды (х 100) — Б — личинки нематоды (!) в соединительной ткани плавательного пузыря (х400, гематоксилин-эозин) — В — личинки нематоды (!) в яичниках (х50, гематоксилин-эозин) — Г — гидропическая дистрофия ооцитов (!) (х400 гематоксилин-эозин)
молоди тихоокеанских лососей (Сынкова, 1951- Введенская, Травина, 2001). Окончательные хозяева этой цестоды — рыбоядные птицы. Можно предположить высокую степень инвазии этим лен-тецом местной популяции птиц. В этом случае многочисленные колонии чаек на оз. Курильское являются основным резерватом этого паразита.
Личинки цестод рода Diphyllobothrium и нематод рода Anisakis, обнаруженные у нерки из всех озёр, и скребней C. strumosum, выявленные у рыб из оз. Начикинское, потенциально опасны для здоровья человека и теплокровных животных (Сан-ПиН 3.2. 1333−03, 2003). Заражение людей живыми личинками анизакид и дифиллоботриид может произойти при употреблении в пищу сырой, слабосоленой или недостаточно обработанной каким-либо термическим способом рыбы, что связано с относительно высокой устойчивостью этих паразитов к воздействию температуры и солевых растворов (Гаевская, Ковалева, 1975). Кроме этого, в случае локализации личинок Anisakis sp. в мускулатуре портится товарный вид рыбы и снижается качество получаемой из неё продукции.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
За период исследований у нерки выявлены особо опасные патогены: вирус инфекционного некроза ге-мопоэтической ткани, бактерии A salmonicida subsp. salmonicida и миксоспоридии Ы. сerebralis. ШКУ обнаружен у половозрелых рыб во всех обследованных озерах. В 2006 г зафиксирована вспышка вирусного инфекционного некроза гемопоэтической ткани у молоди нерки в оз. Начикинское, в 2009 г вирус впервые выделен у мальков из оз. Курильское. Выявление особо опасного бактериального патогена А. salmonicida у рыб в оз. Начикинское и Азабачье свидетельствует о неблагополучии этих водоёмов в отношении возбудителя фурункулёза лососей.
Условно-патогенная микрофлора была представлена 10 видами бактерий, среди них наибольшее воздействие на состояние здоровья рыб оказывали аэромонады. Случай массового заболевания нерки бактериальной геморрагической септицемией (БГС), вызванного этими микроорганизмами, регистрировали в оз. Начикинское.
Паразитофауна нерки в нагульно-нерестовых водоёмах Камчатки была представлена 26 вида-
Таблица 3. Видовой состав паразитов и их распространенность у половозрелой нерки в нагульно-нерестовых водоемах Камчатки в период 2004—2010 гг.
Вид паразита Распространенность, в % (тіп-тах)
Оз. Начикинское Оз. Курильское Оз. Азабачье
Простейшие
Myxobolus arcticus 26,6−100 13,3−40 13,3−66,6
Цестоды
Eubothrium salvelini 6,6* 0 0
Eubothrium crassum 6,6−13,3 6,6* 0
Diphyllobothrium sp. I. 6,6−20 46,6−100 6,6−33,3
Nybelinia surminicola 0 0 6,6
Pelichnibothrium speciosum 86,6−100 93,3−100 100
Scolex pleuronectis 13,3−60 6,6−100 46,6−100
Трематоды
Hemiurus levinseni 20−40 6,6−20 3,3−13,3
Brachyphallus crenatus 20−86,6 26,6−66,6 6,6−46,6
Derogenes varicus 6,6* 0 0
Lecithaster gibbosus 6,6−66,6 20−73,3 20*
Genarchоpsis mulleri 6,6−13,3 6,6* 0
Нематоды
Anisakis sp. 46,6−100 40−100 53,3−100
Philonema oncorhynchi 46,6−93,3 80−100 53−100
Hysterothylacium adunca 26,6* 6,6−20 6,6*
Cucullanus truttae 13,3* 0 13,3*
Cystidicoloides tenuissma 26,6* 0 0
Ascarophis sp. 13,3* 0 0
Скребни
Corynosoma strumosum 6,6* 0 0
Bolbosoma caenoforme 6,6−20 20−80 20*
Echin orhynchus gadi 6,6* 0 0
Примечание: * - обнаружены однажды
ми у молоди и 21 — у половозрелых рыб. Наиболее часто у молоди выявляли простейшихM. огс-Нс^, С. piscium, А. сотсит, Trichodina ґтґґає, Trichodina 8р., у половозрелых — цестод Реіі-^тЬоЛпит speciosum, нематод Р опсо^упсЫ и личинок Anisakis 8р. Наиболее широкий спектр паразитов выявили у молоди нерки из оз. Начи-кинское.
Гистологические исследования сеголетков и смолтов показали, что наиболее тяжёлые структурные нарушения происходили при инвазии рыб ракообразными, моногенеями, личинками цестод и нематод. Паразитарные простейшие вызывали незначительные изменения в тканях рыб.
Дальнейшие комплексные ихтиопатологичес-кие исследования в основных нагульно-нерестовых озёрах позволят оценить влияние инфекционных и инвазионных патогенов на популяции нерки.
БЛАГОДАРНОСТИ
Авторы приносят искреннюю благодарность за помощь при выполнении работы сотрудникам Камчат-НИРО В. Ф. Бугаеву, В. А. Дубынину, С. А. Травину, Г. В. Базаркину, С. А. Петрову, а также всем коллегам, принимавшим участие в сборах ихтиопатоло-гических проб во время экспедиционных работ и определении возраста нерки.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Базаркина Л. А. 2007. Динамика гидробиологических процессов, определяющих кормовые условия молоди нерки в пелагиали озера Азабачье в 2001-
2005 гг. // Исслед. водн. биол. ресурсов Камчатки и сев-зап части Тихого океана: Сб. науч. тр. КамчатНИИ рыб. хоз-ва и океанографии. Вып. 9. С. 21−40.
Бауер О. Н., Богданова Е. А. 1963. Протозойные и грибковые заболевания при выращивании лососевых // Изв. ГосНИИ озер. и речн. хоз-ва. Т. 54. С. 7−14.
Бочкова Е. В., Рудакова С. Л. 2004. Инфекционный некроз гемопоэтической ткани (ІНЧ) в популяции нерки Oncorhynchus пе^а (Walbaum) озера Начикинское (Камчатка) // Проблемы патол., иммун. и охраны здоровья рыб и других гидробионтов. Бо-рок. С. 404−415.
Бугаев В. Ф. 1995. Азиатская нерка. М Колос, 464 с.
Введенская Т. Л., Травина Т. Н. 2001. Роль донной фауны беспозвоночных озера Курильское в питании молоди нерки Oncorhynchus т^а (Walbaum) // Вопр. ихтиологии. Т. 41, № 4. С. 518−524.
Воронин В. Н., Дудин А. С. 2009. Особенности изучения актиноспоридий // Проблемы ихтиопатоло-гии в начале XXI века. Сб. науч. тр. ФГНУ «Гос-НИОРХ». Вып. 338. С. 26−30.
Вялова Г. П., Шкурина З. К. 2005. Микрофлора и бактериальные болезни тихоокеанских лососей естественных популяций и в аквакультуре на Сахалине. Южно-Сахалинск: СахНИРО. 117 с.
Гаврюсева Т. В. 2006. Морфологические изменения у молоди тихоокеанских лососей из естественных водоёмов и на рыбоводных заводах Камчатки: Автореф. дис. … канд. биол. наук. Владивосток: ИБМ. 24 с.
Гаевская А. В., Ковалева А. А. 1975. Болезни промысловых рыб Атлантического океана. Калининград. 124 с.
Карманова И. В. 1998. Паразиты тихоокеанских лососей в эпизоотической обстановке паразитозов в бассейне р. Паратунки (Камчатка): Автореф. дис. … канд. биол. наук. Петропавловск-Камчат-ский: КамчатНИРО. 23 с.
Коновалов С. М. 1966. Дифференциация локальных стад красной Oncorhynchus т^а ^аШаит) комплексным методом по паразитам индикаторам и особенностям строения чешуи // Вопр. ихтиологии. Т. 6. Вып. 4. С. 619−630.
Крогиус Ф. В., Крохин Е. М. 1956. Результаты исследования нерки-красной, состояние её запасов и колебания численности в водах Камчатки // Вопр. ихтиологии. Т. 7. Вып. 5. С. 3−20.
Лабораторный практикум по болезням рыб. 1983 / Под ред. В. А. Мусселиус. М.: Лег. и пищ. пром-сть, 294 с.
Определитель паразитов пресноводных рыб фауны СССР. Паразитические простейшие. 1984 / Под ред. О. Н. Бауера. Л.: Наука. Т. I. 431 с.
Определитель паразитов пресноводных рыб фауны СССР. Паразитические многоклеточные. 1987 / Под ред. О. Н. Бауера. Л.: Наука. Т. III. 583 с.
СанПиН 3.2. 1333−03. 2003. Профилактика паразитарных болезней на территории Российской Федерации. Санитарные правила и нормы. М.: Федеральный центр Госсанэпиднадзора Минздрава России. 67 с.
Сборник инструкций по борьбе с болезнями рыб. 1998 / Под ред. Н. А. Яременко. М.: Отдел маркетинга АМБ-агро. С. 161−164.
Сынкова А. И. 1951. О питании тихоокеанских лососей в камчатских водах // Изв. Тихоокеан. НИИ
рыб. хоз-ва и океанографии. Владивосток. Т. 34. С. 105−121.
Amend D.F., Yasutake W.T., Mead R.W. 1969. A hematopoietic virus diseases of rainbow trout and sockey salmon // Trans. Amer. Fish. Soc. № 98 (4). P. 796−804.
Austin B., Austin D.A. 1993. Bacterial fish pathogens: disease in farmed and wild fish. Sec. Ed. New York: Ellis Horwood Limited. 384 p.
Bancroft D., Stevens A., Turner D.R. 1990. Theory and practice of histological techniques. 3я1 ed. Churchill Livingstone Inc. Edinburgh-London-Melbourne-New York. 725 p.
Blue book. Suggested procedures for the detection and identification of certain finfish and shellfish pathogens. 1994. 4th ed. Ver. I. Fish Health Sec. Am. Fish. Soc. 294 p.
Fish pathology section. Laboratory manual. 2000. Ed. T.R. Meyers. Special public. № 12, 2nd Ed. Alaska Department of fish and game. Alaska. 191 p.
Fryer J.L., Hedrick R.P., Park J.W., Hah Y.C. 1988. Isolation of Aeromonas salmonicida from masu salmon in the Republic of Korea // J. of wildlife diseases. № 24 (2). P. 364−365.
Holt J.G., Krieg N.R., Sneath P.H., Staley J.T., Williams S.T. 1994. Bergey’s manual determinative bacteriology. USA. 9 ed. Williams & amp- Wilkins, Baltimore, Maryland. 787 p.
Kent M.L., Whitaker D.J., Margolis L. 1993. Sphaerospora oncorhynchi n. sp. (Myxosporea: Sphaerosporidae) from the kidney of sockeye salmon (Oncorhynchus nerka) in British Columbia and its possible relationship to the myxosporean causing proliferative kidney disease in salmonid fish // Can. J. Zool. № 71. P. 2425−2430.
Kinkelin De P., Hedrick R.P. 1991. International veterinary guidelines for the transport of live fish or fish eggs // Annual Rev. Fish Diseases. P. 27−40.
LaPatra S. 1998. Factors affecting pathogenicity of Infectious Hematopoietic Necrosis Virus (IHNV) for salmonid fish // J. of Aquat. Anim. Health. № 10. P. 121−131.
Margolis L. 1982. Parasitology of pacific salmon — an overview // Aspects of parasitology. Ed. E. Meerovitch McGill. Univ. Montreal. P. 135−226.
Nomura T., YoshimizuM., Kimura T 1991. Prevalence of Aeromonas salmonicida in the chum salmon (Oncorhynchus keta), pink salmon (O. gorbuscha), and masu salmon (O. masou) returning to rivers in Hokkaido // Gyobyo Kenkyu. V. 26 (3). P. 139−147.
Roberts J.R. 1989. Fish pathology. 2d ed. Univ. Stir. Scotl. P. 56−383.
Sergeenko N.V., Ustimenko E.A. 2003. Characterization of Aeromonas salmonicida subsp. salmonicida isolated from salmon spawned in hatcheries on Kamchatka // II Bilateral conf. «Aquatic and marine animal health». Shepherdstown. West Virginia. USA. P. 49.
Urawa S.B. 1992. Host range and geographical distribution of the ectoparasitic protozooans Ichthyobodo necator, Trichodina truttae and Chilodonella piscicola on hatchery-reared salmonids // Sci. Rep. of the Hokkaido Salmon Hatchery. Jup. № 46. P. 175−203.
Wiklund T. 1995. Survival of «atypical» Aeromonas salmonicida in water and sediment microcosms of different salinities and temperatures// J. Diseases of aquatic organisms. V. 21. P. 137−143.
Wiklund T., Sazonov A.A., Liniova G. P, Pugaewa V.P. Zoobaha S.V., Bylund G. 1992. Characteristics of Aeromonas salmonicida subsp. salmonicida isolated from wild pacific salmonids in Kamchatka, Russia // Bull. Eur. Ass. Fish. Pathol. 12 (3). P. 76−80.
Wilson A., HorneM.T. 1986. Detection of A-protein in Aeromonas salmonicida and some effects of temperature on A-layer assembly // Aquaculture. V. 56. P. 23−27.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой