Воспитание и дисциплина учащихся в начальных учебных заведениях Восточной Сибири начала ХХ в

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВОСПИТАНИЕ И ДИСЦИПЛИНА УЧАЩИХСЯ В НАЧАЛЬНЫХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ НАЧАЛА ХХ в.
EDUCATION AND DISCIPLINE OF PUPILS IN PRIMARY SCHOOLS IN EASTERN SIBERIA IN THE BEGINNING OF THE XX CENTURY
А. И. Шилов A.I. Shilov
Воспитание, дисциплина, начальные учебные заведения, Восточная Сибирь, перевоспитание, нравственное воздействие, авторитет учителя, воспитательная среда, классный наставник.
Статья раскрывает ряд важных вопросов воспитания и дисциплины учащихся в начальных учебных заведениях Восточной Сибири означенного периода, связанных с преодолением прежних авторитарных стереотипов воспитания и грубой окружающей среды, переходом от школы дисциплинирующей к школе воспитательной.
Bducation, discipline, primary schools, Eastern Siberia, reformation, moral impact, teacher, authority, educational environment, class teacher.
The article reveals a number of important issues of education and discipline of pupils in primary schools of Eastern Siberia during the period of overcoming the old authoritarian patterns of education and rough environment, and moving from disciplinary school to educational school.
Для большинства учителей народной начальной школы Восточной Сибири начала XX в. под воздействием передовой педагогической мысли задачи последней заключались не только в обучении, но и в воспитании самодеятельной личности, для которой характерны добрые чувства и настроенность на хорошие дела, инициативность, настойчивость, порядочность, развитие навыка достойного поведения, чтобы таким образом постепенно школа, выпуская в свет людей высоконравственных, тем самым способствовала поднятию нравственности в темной и подчас грубой среде (ГАКК. Ф. 3. Оп. 1. Д. 295. Л. 21).
В этом отношении учителями обращалось внимание на ликвидацию тех порочных наклонностей, которые прививались детям окружающей средой — пьянство, курение, сквернословие, грубость вообще. Дома учащиеся нередко слышали грубую речь, бранные выражения, бывали свидетелями пьяных ссор и оскорблений и т. п. С грубым языком и соответствующими поступками дети часто приходили в школу. Их нужно было перевоспитывать, цивилизовывать речь и поведе-
ние, а задача эта для учителя не легкая, и еще более затруднялась потому, что в ее выполнении семья не только не помощница, но и нередко противоборствующая сила. Учителя, со своей стороны, старались доброжелательным отношением с детьми вызвать у них ответную вежливость, дружелюбие к товарищам, сгладить грубость в обращении мальчиков к девочкам.
Во многих училищах в этом отношении добивались благоприятных результатов (Тальское, Тин-ское, Иланское, Межовское др.). В Иланском училище, например, один из учеников, замеченный в буйстве, наклонности к драке, буян вообще, удивил учителей той переменой, которая в нем произошла: он превратился в вежливого мальчика, любителя чтения. Такой перемене нередко способствовало не что иное, как снисходительность, умелое назидание заведующего, который в данном случае понял особую важность нравственного воздействия на ученика, когда исчерпаны все средства и когда в домашней обстановке господствует жестокость. В Межовском училище школьники производили приятное впечатление и своим видом,
и языком, и дружелюбным отношением друг к другу (ГАКК. Ф. 3. Оп. 1. Д. 295. Л. 22).
Несомненно, что в деле нравственного воспитания детей все зависит от личности, нравственного обаяния учителя. Влияние школы, где высока личность учителя, сказывается и на населении, в котором пробуждается сознание огромной пользы и ценности школы и устанавливаются добрые отношения к ней (например, Верхне-Амонашевская школа). Некоторые учителя не имеют еще педагогического такта, не сознают, что повышенный тон и окрик в обращении с учениками не может действовать положительно (ГАКК. Ф. 3. Оп. 1. Д. 295. Л. 22).
В высших начальных училищах, преследуя цели нравственного воспитания учащихся, классные наставники и остальные члены педагогических советов училищ старались проникнуть в духовный мир своих питомцев, ознакомиться с теми условиями, в которых они живут, и в зависимости от совокупности таковых, оказывать на них благотворное влияние.
Главной задачей воспитательных мер являлось старание сгладить в учащихся ту грубость, с какой они поступали в школу, и способствовать формированию более доброго и кроткого характера, с каковой целью педагогический персонал с должной бдительностью наблюдал за поведением учащихся не только в стенах училища, но и вне стен последних, причем, не ограничиваясь в применении обычных взысканий, установленных существующими правилами, приглашал в учебное заведение родителей провинившихся учащихся, совместно выяснял причины, влияющие на них отрицательно, давал вместе с тем советы и указания к устранению таковых [Отчет … за 1915 год, 1917, с. 32].
По мнению учителей ряда высших начальных училищ, нравственное воздействие на учащихся должны были оказывать специально подобранные библиотечки книг религиозно-нравственного характера. Кроме того, считалось, что каждая статья в книге для чтения, каждый случай из жизни дают богатый материал для нравственного воспитания учащихся. Результаты постоянного неусыпного нравственного воздействия на учащихся были очевидны. Так, если в 1 классе ученики невежливы, грубоваты, драчливы, то чем старше был класс, тем
ученики деликатнее, черты их характера становились мягче, на всякий призыв, преследовавший добрую цель, они были отзывчивы (ГАКК. Ф. 3. Оп. 1. Д. 295. Л. 2−3).
Школьная дисциплина в начальных училищах постепенно из года в год принимала должный вид: суровые меры воздействия исчезали. Очень редкое училище, где еще можно было наблюдать пережиток — сцену наказания («на колени»). Исключения учащихся из низших начальных школ по решению учителей и утверждению этого решения инспектором во втором десятилетии XX в., как правило, не было (ГАКК. Ф. 3. Оп. 1. Д. 295. Л. 22).
В инородческих школах и русско-инородческих школах в большинстве случаев школьная дисциплина была поставлена вполне нормально. Авторитет учителя, влияние его личности и серьезное отношение к делу являлись главными факторами школьного порядка, классной дисциплины и взаимных добрых отношений между учителями и учащимися. Грубых проступков или порядков среди учащихся не замечалось, и их поведение можно вполне было признать хорошим. Учителям приходилось сталкиваться только с обычными детскими шалостями, не требующими применения каких-либо строгих мер взыскания (ГАИО. Ф. 63. Оп. 1. Д. 569. Л. 9).
В целом, говоря о дисциплине в начальных училищах Восточной Сибири, следует отметить, что учителя и школьное начальство различали два вида дисциплины: высшую и низшую. Под высшей дисциплиной подразумеваются нравственное воздействие и руководство учителя своими питомцами, под низшей — те меры, которыми поддерживался внешний порядок в школе. Большинство учителей считало, что хорошая дисциплина в начальной школе достигается при наличии следующих факторов:
1) любовное отношение учителя к школьному делу-
2) постоянная работа его над своим образованием- 3) твердая воля учителя в достижении намеченной цели- 4) наглядность и живость преподавания- 5) бдительный надзор за учениками, предупреждающий всякое нарушение дисциплины- 6) знакомство учителя с характером каждого ученика и условиями жизни в его семье- 7) нравственный авторитет учителя и любовь к нему учащихся. Именно авторитет учителя считался превосходным орудием управления, способным подавить в зародыше вся-
кую дурную наклонность и вытекающие из нее бесчинства и шалость.
Для того чтобы дисциплина была хорошая, многие учителя уже в самые первые дни обучения ученика в школе обращали особое внимание на его поведение. Проводя предварительные беседы с учениками перед началом учения, учителя подробно объясняли им, как они должны были вести себя дома, на улице, в школе и церкви, знакомили учащихся с элементарными требованиями вежливости. В течение учебного года эти учителя неотступно следили за исполнением выработанных на первых уроках правил поведения.
Чтобы эти правила были всегда в памяти учеников, некоторые учителя после проведенных бесед с учениками излагали правила поведения в письменном виде и помещали в классе на стене. В многокомплектных школах правила эти вырабатывались совместно и проводились в жизнь всеми учителями.
Зная, что большую часть времени дети находятся вне стен школы, а значит, не подвержены ее воспитательному влиянию, учителя при суждении о характере и поступках учеников должны были знать, какое воспитательное влияние оказывает на них семья. Чтобы быть в курсе дела, многие учителя стремились быть ближе к населению, знать его быт, уклад жизни всей деревни и каждой семьи в отдельности [Протокол … 6, 7 и 8 мая 1915 года, 1916, с. 21−22]- (ГАКК. Ф. 3. Оп. 1. Д. 297. Л. 7−8).
В неразрывной связи со школьной дисциплиной находился вопрос о школьных наказаниях. Дисциплина как таковая признавалась в двух видах: основанная на строгости и на взаимном доверии учителя и учащихся. Большинство учителей были сторонниками второго вида дисциплины, основоположениями которой считались следующие:
— наказания в школе необходимы, но должны носить чисто педагогический характер, ограничиваясь словесными выражениями неодобрения поведению ученика-
— учитель должен любить свое дело и учеников, быть сдержанным, спокойным, знающим особенности характера каждого ученика-
— наиболее важным фактором в дисциплине являются интерес и живость обучения-
— меры воздействия на ученика должны пробудить в нем сознание собственно виновности
и раскаяния. Это достигается не строгими мерами, а нравственным воздействием учителя.
Эти основоположения дисциплины, основанной на взаимном доверии учителя и учащегося, реализовывались в практике школьного воспитания рядом мер, которые, как считалось, носили строго педагогический характер и ограничивались следующим.
— Название провинившегося ученика по имени.
— Внушение, заключающее в себе простое напоминание ученику его обязанности.
— Замечание, заключающее в себе прямое порицание действий ученика.
— Выговор, то же замечание, но сделанное с большей обстоятельностью.
Вместе с тем в практике дисциплинарного наказания прибегали иногда (и только в том случае, если исчерпаны все предыдущие) к более строгим мерам наказания — это лишение ученика возможности играть в переменку- перемещение ученика на другое место, отдельное от других учеников- стояние ученика за партой и впереди парт и, наконец, вызов родителей в школу.
Стояние на коленях, оставление без обеда, разные физические воздействия были признаны недопустимыми как приносящие моральный и физический вред ученику и через это достигающие обратных результатов.
Прежде чем принимать меры против нарушителя дисциплины, необходимо было выяснить причины правонарушения. Меры наказания следовало применять крайне осмотрительно, помня, что ничто так не оскорбляет ученика, как несправедливость учителя. Один такой случай может уронить авторитет учителя в глазах учеников.
Меры наказания, по мнению учителей, должны были применять, только тогда, когда исчерпаны все нравственные воздействия. Частое применение наказаний притупляет в ребенке чувство стыда и делает его безучастным к ним.
При применении воспитательного наказания учителю необходимо было считаться с индивидуальностью ученика. Учитель должен уметь пользоваться наказанием. Одно и то же наказание у одного учащегося оказывает самое благотворное влияние, в руках же другого обращается в бесплодное мучение ребенка.
Нежелательной, но в то же время неизбежной
мерой являлось исключение ученика из школы. При нормальном подборе учеников в школе таких исключений не было, но иногда в школе появлялся ребенок, настолько испорченный или влиянием семьи, или на нем тяготели природные упорства, что, несмотря на все противодействия учителя, он оказывает деморализующее влияние на других учеников класса. Такой ученик исключался из школы. Считалось, что когда заражен один член, его отсекают, чтобы спасти здоровье всего тела. Лучше пожертвовать одним учеником, чем рисковать благосостоянием всей школы. Но такие решительные меры, как исключение, должны были применяться с особой предусмотрительностью и мудростью [Протокол … 6, 7 и 8 мая 1915 года, 1916, с. 23−24]- (ГАКК. Ф. 3. Оп. 1. Д. 295. Л. 21−22).
В церковных школах порядок школьной жизни, установившийся довольно прочно в годы, последовавшие после окончания революции 1905−1907 гг., поддерживался во всех учебных заведениях вплоть до революции 1917 г. и передачи церковноприходских школ Министерству народного просвещения. Особых уклонений от этого порядка не замечалось ни со стороны учителей, ни учащихся.
Дисциплина достигалась в школах обычными мерами: разъяснением учащимся правил поведения, постоянным наблюдением за детьми во время занятий и на переменах, замечаниями и наказаниями, не унижающими человеческого достоинства. Все эти меры оказывались действенными там, где учитель отличался примерной личной жизнью, тактом в обращении с детьми и пользовался в их глазах авторитетом. Трудней всего, по отзывам учителей, было вводить и искоренять некоторые навыки, принесенные детьми в школу из дому, с улицы -дошкольные и внешкольные навыки. Брань скверными словами, прозвища, драка — все это характерно для детей сибирской деревни с самого раннего возраста, и, несмотря на требования, на разъяснения учителей обо всем нравственном безобразии таких навыков, ученикам было нелегко с ними расстаться. Тем не менее во многих школах учителя и учительницы прямо заявляли с гордостью, совершенно достаточной, что в их школах такого безобразия не было. Но и также учителя сознавались, что за порогом школы некоторые дети, вышедшие из школы, снова возвращались к той же атмосфере, среди которой живут в деревне. Без сомнения,
одной школе не под силу бороться с застарелыми грубыми навыками деревни. В стенах школы дети проводят одну пятую часть дня и одну треть года, а остальное время они проводят в стенах родительского дома и на улице, где царит великая дисгармония во всеми школьными требованиями вежливости, служения ближнему, справедливости, уважения к чужой собственности и прочее.
Однако и при столь трудных условиях, церковные школы все же совершали свое посильное миссионерское служение народу, прививая детям навыки не только внешней порядочности и благополучия, но и внутренне совершенствуя их и прививая им новые соки истинно христианской культуры духа. Правда, как и всякая культурная эволюция духа, это — медленная работа, результаты которой могут подлинно проявиться через многие годы. Поэтому учитель не должен смущаться, если он лишен возможности видеть за время своей службы добрые плоды своей культивирующей деятельности [Отчет … за 1911/12 учебный год, 1914, с. 30- 32].
В высших начальных училищах школьный режим был направлен на развитие религиозного чувства учащихся, самоотверженной преданности государю, создание из учеников дисциплинированных членов общества, трудолюбивых работников, к выработке в душе учащихся здорового, светлого миросозерцания, чувства справедливости, стремления к прекрасному.
Преследуя цели нравственного воспитания учащихся, классные наставники и остальные члены педагогических советов старались оказывать на своих питомцев благотворное влияние личным примером и силой убеждения и наставления, нежели наказаниями, к которым если и прибегали, то лишь в исключительных случаях [Отчет. за 1915 год, 1917, с. 32- ГАКК. Ф. 3. Оп. 1. Д. 295. Л. 7−8].
Осуществление внешкольного надзора за поведением учащихся в общественных местах, а также за учащимися, живущими на частных квартирах, было возложено на членов педагогических советов училищ. В некоторых училищах внешкольный надзор осуществляли только классные наставники — каждый преподаватель следил за тем, чтобы ученики не собирались на улице толпой, не причиняли прохожим никакого беспокойства, не курили табак — словом, чтобы вели себя, не роняя достоинства учебного заведения. Важной заботой учи-
телей было наблюдение за поведением учащихся в публичных местах, посещение которых ученикам разрешалось, например кинематограф, с тем, чтобы не допускать учащихся на фильмы сомнительного содержания и др. Классные наставники, кроме того, посещали более или менее регулярно квартиры учеников, живших не у родителей. Так как большинство приезжих воспитанников проживало на квартирах у своих родственников, то это облегчало внешкольный надзор за ними участием самих квартирохозяев. Учащиеся, не имевшие родственников, помещались на специальных квартирах по указанию инспектора к лицам вполне благонадежным, и именно по отношению к этим воспитанникам осуществлялись надзор и душевное участие со стороны наставников [Отчет … за 1915 год, 1917, с. 32]- (ГАКК. Ф. 3. Оп. 1. Д. 295. Л. 3- Д. 297. Л. 7−8).
Решающее значение в воспитательном влиянии на ребенка отводилось личности учителя. В общественных и педагогических кругах была убежденность в том, что, если учитель сам одушевлен школьным преподаванием, одушевление это передается и детям, если душа его возбуждена стремлением к доброму и прекрасному, нетрудно ему зажечь этот пламень, в душах питомцев. Учитель может увеличить и расширить круг представлений, чувствований и действий, к которым расположен ученик по своим природным дарованиям. В руках хорошего учителя каждый шаг обучения бывает использован для воспитания ясного ума, отзывчивого сердца, твердой воли, активной души, причем все эти качества личности ребенка воспитываются одновременно. Учитель-воспитатель никогда не забывает, что он классными уроками и домашними работами воспитывает своих питомцев. И если он ясно представляет задачу воспитывающего обучения, его опыт и такт подскажут ему, где, когда и в какой форме его занятия могут повлиять на душу детей. Забвение, пренебрежение воспитательным делом приносит иногда даже прямой вред, заронив в юные души яд сомнения и отрицания [С-ий, 1913. с. 508−509].
Таким образом, в итоге анализа вышеприведенных исторических данных можно сделать следующие выводы.
Воспитательный процесс в начальных училищах Восточной Сибири отражал сложный и проти-
воречивый ход развития, совершавшегося в единстве и борьбе двух направлений: старого, рассматривавшего школу как дисциплинирующее учреждение, и нового, видевшего в школе воспитательное заведение.
В конце XiX — начале XX вв. постепенно, чем дальше, тем больше, шло переосмысление роли воспитания в жизни каждого человека и общества в целом, значения воспитательной работы в учебных заведениях в частности.
Преследуя цели нравственного воспитания учащихся, учителя часто старались оказывать на своих питомцев благотворное влияние личным примером и силой убеждения и наставления, а не наказаниями, к которым прибегали в исключительных случаях.
В неразрывной связи со школьной дисциплиной находился вопрос о школьных наказаниях. Дисциплина как таковая признавалась в двух видах: основанная на строгости и на взаимном доверии учителя и учащихся. Большинство учителей были сторонниками второго вида дисциплины.
Список сокращений
1. ГАИО — Государственный архив Иркутской области.
2. Ф. 63 — Фонд 63. Главный инспектор училищ Восточной Сибири.
3. ГАКК — Государственный архив Красноярского края.
4. Ф. 3 — Фонд 3. Дирекция народных училищ МНП Енисейской губернии.
Библиографический список
1. Отчет о состоянии церковных школ Иркутской епархии в учебно-воспитательном отношении за 1911/12 учебный год // Иркутские епарх. ведомости. 1914. № 5. С. 1−52.
2. Отчет о школах МНП Забайкальской области, подведомственных дирекции народных училищ, за 1915 год. Чита, 1917. 152 с.
3. Протокол местного учительского съезда в с. Бейском Минусинского уезда Енисейской губернии, 6, 7 и 8 мая 1915 года // Сибирская школа. 1916. № 8. С. 20−32.
4. С-ий А. М. Воспитывающее обучение в начальной школе // Народное образование. 1913. Т. 1., кн. 5−6 (май-июнь). С. 501−509.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой