Коллекция нательных крестов с территории Ленобласти: современные технологии в ставрографическом исследовании

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 902. 01
Ю. В. Колпакова
КОЛЛЕКЦИЯ НАТЕЛЬНЫХ КРЕСТОВ С ТЕРРИТОРИИ ЛЕНОБЛАСТИ: СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В СТАВРОГРАФИЧЕСКОМ ИССЛЕДОВАНИИ
Статья вводит в научный оборот ранее не опубликованные нательные кресты XV—XX вв., найденные на территории Ленинградской области и переданные в коллекцию Псковского музея-заповедника. В публикации определяется типологический и хронологический состав коллекции из 11 крестов, приводятся аналогии, происходящие из раскопок в Пскове и на других археологических памятниках России, расшифровываются тексты и обозначения на подвесках.
Публикуются результаты определения элементного состава 4 предметов, а также итоги исследования локального элементного состава, направленного на изучение возможностей данного метода в области реконструкции текстов на предметах культовой металлопластики плохой сохранности.
Ключевые слова: христианская археология, Северо-Запад России, христианство, нательные кресты, предметы христианского культа, текст молитвы, культовая металлопластика, надписи, инициалы, аббревиатуры, определение элементного состава, рентгенофлуоресцентный анализ.
Yu. V. Kolpakova
COLLECTION OF BODY CROSSES FROM THE TERRITORY OF THE LENINGRAD REGION: MODERN TECHNOLOGIES IN STAUROGRAPHY STUDY
The aim of the article is to publish the collection of body crosses of the XV-XX centuries, found on the territory of the Leningrad region and given to the Pskov museum. In the publication the typological and chronological structure of the collection which includes 11 crosses is defined, the analogies, which were received from excavations in Pskov and other Russian archaeological monuments, are given, texts and designations on pendants are deciphered.
The results of multi-elemental analysis of alloys consisting of 4 objects are published. Also the results of the local multi-elemental analysis, focused on studying the potential of this method in the sphere of reconstruction of texts on the objects of cult metalwork existing in poor conditions are published.
Key words: Christian archaeology, The North-West of Russia, Christianity, body crosses, objects of Christian cult, texts of prayers, cult metalwork, descriptions, initials, abbreviations, multi-elemental analysis of alloys, X-ray fluorescence analysis.
В 2013 году автору была передана для изучения коллекция предметов христианского благочестия. В составе коллекции находилось 11 меднолитых нательных
* Исследование проводится в рамках проекта «Комплексное датирование псковской средневековой культовой металлопластики с надписями», поддержанного РГНФ 14−11−60 002 (региональный конкурс «Северо-Запад России: история и современность» 2014 — Псковская область).
крестов. Посредником и, вероятно, инициатором передачи артефактов выступил собиратель Юрий Стрекаловский. По его словам, кресты принадлежали некоему коллекционеру из Ленинградской области, на территории которой, вероятно, и были собраны (второе вероятное место происхождения предметов — северные районы Псковской области). Расстаться с коллекцией собиратель решил по суеверным соображениям, предполагая, что они могут происходить из разграбленного христианского кладбища.
По условиям договоренности, после детального исследования нательные кресты должны были быть переданы на государственное хранение — в Псковский государственный музей-заповедник, что и было осуществлено автором данной публикации.
Экстраординарный статус изучаемых предметов, их депаспортизованное состояние и сомнительное происхождение затрудняли исследовательскую работу, оставляли без ответов многие вопросы, что подтолкнуло нас к применению для изучения коллекции максимально доступного спектра современных методов естественных и точных наук. 1
Визуальное обследование и атрибуция предметов с поиском по научной литературе позволили составить следующее описание коллекции:
1. Крест нательный (№ 6612) двусторонний, трапециевидноконечный, с изображением Голгофы (восьмиконечный крест на полукруглом подножии, орудия страстей) в высоком рельефе, с многострочными надписями на лицевой и тыльной сторонах, а также по периметру. Размеры подвески 58×36 мм. Толщина, не считая ушка — 0,8 мм, в некоторых местах за счет высоких участков рельефа достигает 4 мм.
В лаборатории Центра коллективного пользования МФТИ крест был подвергнут изучению с помощью растрового электронного микроскопа JSM-7001 °F. Данное оборудование позволило произвести панорамную микросъемку двух сторон объекта с увеличением в 115 крат.
Полученное методом растровой микроскопии изображение дает огромные возможности для изучения как надписей, так и технологических характеристик поверхности литого изделия в сочетании с натурным обследованием предмета с помощью увеличительного стекла.
Крупные надписи на лицевой стороне, видимые невооруженным глазом: ЦРЬ СВЫ, 1С, ХС, NИ|КА, К (копие), Т (трость), МЛРБ (Место Лобное Рай Быть). Под металл, которым составлены крупные надписи, уходят мелкорельефные надписи на поверхности поперечной лопасти: «…ХРАНИТЕЛЬ ВСЕ1 ВС|Е» (Крест — хранитель всея Вселенная).
На лицевой стороне по периметру проходит надпись — вероятно, «Да воскреснет Бог» (на левой ветви креста внизу читается «ЕЖА… ЛИЦА». Надпись на обороте насчитывает 20 строк и, предположительно, также атрибутируется тексту «Да воскреснет Бог» (по отрывкам «. БЕЖА.» на левой ветви креста). Надпись по периметру начинается не с начала текста, а с «ЕТЬ БОГ» В надписи по периметру на тыльной стороне читаемым является отрывок «СПО» («Господи» (?) — возможно, отрывок из 50 Псалма).
По классификации Э. П. Винокуровой, близок подтипу 1 типа I нательных крестов ХУИ-Х1Х вв. [2, с. 333, рис. 7], имеет аналог среди находок кладбища Илимского острога ХУ11-Х1Х вв. (основная часть коллекции датируется ХУШ в.) — тип 1, подтип 2, вариант 4 по В. И. Молодину [11, с. 47, рис. 47, 84].
По А. К. Станюковичу близок к типу № 5−8, который датируется 1 пол. XVIII в. и представлен крестом из Александровского района Владимирской области (размеры его меньше, чем у подвески из Ленинградской области, 48×29 мм). А. К. Станюкович считает находку из Владимирской области образцом старообрядческой металлопла-стики, т. к. «периметр лицевой стороны и вся оборотная сторона заполнены строками кондака по псалму 67 в старообрядческой формулировке («Да воскреснет Бог, и ра-зыдутся врази Его… «)». Обоснованием даты являются находки сходных старообрядческих крестов из могилы Татьяны Прончищевой, 1736 г. [3] и из г. Калуга [13, с. 51]. Однако материалы из Пскова и Изборска дают убедительные данные, согласно которым данный тип крестов в его более миниатюрном варианте зарождается задолго до эпохи становления старообрядческой школы медного литья [9, с. 76].
По аналогиям, таким образом, предмет может датировать широко, XVИ-XIX вв. Безупречная сохранность экземпляра из Ленобласти позволяет предположить в нем даже муляж XX века или современную реплику.
2. Крест нательный (№ 662) двусторонний, прямоугольноконечный, с изображением Голгофы. По периметру креста на лицевой стороне и обороте — рамка с орнаментом, имитирующим витую веревочку. На лицевой стороне — Голгофский крест на полукруглом подножии, внутри которого изображен череп Адама, с орудиями страстей, надписями=ЦРЬ СЛВ, ХС ХС,=М — КА, К, ТР, МЛ РБК= На обороте, крупными буквами, текст. При обычном визуальном исследовании по слабо читаемому участку «БОЖЕ» и, далее, отчетливо прочитываемому отрывку «ПОВЕЛИ» текст атрибутируется, как 50 Псалом. На лицевой стороне подвески — следы насечек. Ушко узкое, граненое, не сношено. Размеры подвески 41,5×22,5 мм. Толщина, не считая ушка, варьируется от 0,5 до 1,8 мм, за счет высоких участков рельефа и скоса поверхности лопастей к краям.
Экземпляр был подвергнут изучению с помощью растрового электронного микроскопа JSM-7001 °F в ЦКП МФТИ, сделана панорамная микросъемка объекта.
Текст, изученный натурно и визуализированный с помощью растровой электронной микроскопии, реконструируется следующим образом:
ПО МИ
лu
1МАБОЖ6ПОВ6Л1 ЦЕ ш
Х (И?)Л ОС ТХ T ВО
«Помилуя мя, Боже по велицей милости тво» (оборван на полуслове — «твоей»).
Близок к типу № 5−7 по А. К. Станюковичу, датируется 2 пол. XVII—XIX вв. По мнению А. К. Станюковича, «крест относится к распространенному типу простых четырехконечных крестов, имеющих несложные, упрощенные формы, что является
признаком массового производства… Общепринятая датировка возникновения типа — вторая половина XVII—XVIII вв.» [13, с. 51]. По классификации Э. П. Винокуровой, относится к типу III нательных крестов XVII—XIX вв. [2, с. 340]. Три аналогичных креста несколько меньших размеров (от 3,1 до 3,35 мм в длину, от 1,85 до 1,9 мм в ширину) встречено среди находок кладбища Илимского острога XVII—XIX вв.- тип 1, подтип 2, вариант 2 по В. И. Молодину [11, с. 45, рис. 37], аналоги есть в Старой Рязани [4, с. 230].
3,4. Два однотипных креста (получили номера 663 (42×28 мм, толщина 0,7 мм без учета ушка) и 664 (40,5×29,3, толщина 0,5−1 мм без учета ушка), соответственно) — двусторонние, трехлопастноконечные, с изображением Голгофы (восьмиконечный крест на полукруглом подножии, орудия страстей) со стертой многострочной надписью на обороте. На лицевой стороне — надписи ЦРЬ СВЫ, IC XC, К, Т, МЛ РБ. Экземпляры различаются степенью сохранности, однако надпись на обороте является одинаково нечитаемой. Изучение тыльной стороны предметов с применением растрового электронного микроскопа, к сожалению, не позволяет ничего добавить к информации о содержании на кресте текста. По нашему мнению, это характеризует не только сохранность, но и изначальное качество отливки. На панорамах, отснятых с помощью JSM-7001 °F, отчетливо видно, как буквы, исполненные в невысоком рельефе, сливаются между собой.
Данные примеры показали, что даже более чем 100-кратное увеличение в случае плохой сохранности надписей не гарантирует ее читаемость. Это поставило вопрос о поиске технической возможности реконструкции надписи по поврежденному оригиналу. Была выдвинута гипотеза о том, что разные по высоте участки рельефа нательного креста, к которым относятся и буквы, могут локально иметь различный элементный состав.
Для проверки гипотезы был изучен локальный элементный состав креста № 661 (имеющего наилучшую сохранность рельефа надписей в коллекции) в ЦКП МФТИ с использованием растрового электронного микроскопа Quanta 200 с приставкой рентгеновского микроанализа EDAX (энергодисперсионный спектрометр).
Результаты исследования приведены в Приложении 1. Карта относительного содержания каждого из элементов показала равномерное их распределение в сплаве и невозможность использования результатов определения локального элементного состава для воссоздания разрушенного рельефа на металлических нательных крестах.
Девять аналогичных крестов сходных размеров размеров (от 3,8 до 4,3 мм в длину, 2,6−3,05 мм в ширину) обнаружены в могилах кладбища Илимского острога XVII—XIX вв.- тип 8, подтип 1, вариант 3 по В. И. Молодину [11, с. 77, рис. 130]. Надпись на обороте Илимских крестов также является нечитаемой, что можно с определенными оговорками отнести к особенностям данного варианта крестов — не высоко проработанный рельеф надписи отрицательно влиял на сохранность текста, нанесенного на обращенную к телу владельца сторону подвески.
5. Крест нательный (№ 665) двусторонний, трапециевидноконечный, с «устьицами» в средокрестии, с изображением Голгофы (восьмиконечный крест на полукруглом подножии с черепом, орудия страстей) в высоком рельефе, с надписями на лицевой и тыльной сторонах по периметру. Ушко узкое, граненое.
Размеры подвески 58,5×36 мм. Толщина, не считая ушка, 0,8 мм, в некоторых местах за счет высоких участков рельефа достигает 4 мм.
Надпись на обороте сочетается с элементами геометрического орнамента. Кроме пространного текста на лицевой стороне — надписи: ЦРЬ СВЫ, 1С ХС, К, Т, МЛ РБ. Опоясывающая надпись на лицевой стороне по фрагменту «нетъбог|ираз» в правой лопасти атрибутируется как «Да воскреснет Бог.». Предположительно, в правой лопасти: «.. креснеть», в левой: «да|исчез|».
Данный крест отдаленно напоминает тип № 5−19 по А. К. Станюковичу (т. к. опубликованный в каталоге крест не отреставрирован, место находки неизвестно, размеры отличаются: 49×33 мм), датируемый 2 пол. XVII—XIX вв. По мнению автора, «данный тип крестов сформировался во второй половине XVII в. (в конце столетия подобные кресты уже встречаются на русском Дальнем Востоке) и широко бытовал на территории России вплоть до XX в.» [13, с. 55]. По классификации Э. П. Винокуровой, относится к типу I нательных крестов XVИ-XIX вв. [2, рис. 12].
Также крест типологически един с вариантами типа 4, подтипа 2 крестов Илим-кого острога по В. И. Молодину [11, с. 53−57, рис. 63, 66−69, 71−73, 77], хотя не имеет абсолютно точного аналога среди них. Отличительной особенностью креста является особая композиция из текста и орнамента на тыльной стороне подвески, в которой текст с узором обрамлен дополнительной рамкой, заполненной текстом.
6. Крест нательный (№ 666) четырехконечный с завершением лопастей листовидной формы (символически изображающий Честное Древо) и рельефным изображением Распятия на лицевой стороне. В окончании нижней лопасти прочерчены буквы МР (возможно, МА или МА). Над головой Спасителя, возможно, вторая монограмма, рельефная, либо свиток, на котором может быть надпись ГЫЩ (не читается).
Аналоги — крест тверского происхождения XVШ-XIX вв. из каталога «Тысячелетие креста» [13, с. 61, кат. № 5−37], опубликованный Б. И. и В. Н. Ханенко крест из окрестностей Киева [15, табл. XXXI, 343]. Кресты слегка различаются по размерам, тверская подвеска крупнее. Размеры креста из данной коллекции — 52×35 мм, толщина в разных участках от 1 до 3 мм, не считая ушка.
По мнению А. К. Станюковича, крест данного типа «относится к поздним произведениям металлопластики (XVШ-XIX вв.), стилистика которых навеяна западноевропейскими образцами» [13, с. 61].
7. Крест нательный (№ 667) четырехконечный прямоугольнолопастной, с узкими ветвями. Размер 53×31. Завершение нижней лопасти немного скошено. Толщина без учета ушка: 1−2 мм, варьируется за счет рельефа изображения. Рельеф слегка стерт. На лицевой стороне — надписи ЦРЬ СВЫ, ХС ХС, К, Т, МЛ РБ. На обороте прочерчен текст: КРТ|ТВО|ЕМу|. |. ЕМСА ВЛДКО ХС… |. ЕНИЕ. ЕСЛ | (поверхность плоская, буквы углубленные, полустертые) — «Кресту твоему поклоняемся, Владыко, и Святое твое Вознесение славим».
По аналогиям может датироваться II пол. XVII—XIX вв.
Близок к типу № 5−3 по А. К. Станюковичу, II пол. XVII—XIX вв. (место находки, по которой выделен тип, неизвестно), типу 1, подтипу 2, варианту 3 по В. И. Молодину (не до конца соответствует из-за упрощенного декора тыльной стороны), но превышает опубликованные кресты размерами [13, с. 49−50- 11, с. 46, рис. 42]. По классификации Э. П. Винокуровой, относится к типу I нательных крестов XVII—XIX вв. [2]. По мнению А. К. Станюковича, «относится к распространенному типу простых четырехконечных крестов, имеющих несложные, упрощенные формы, что является признаком массового производства. обще-
принятая датировка возникновения типа — вторая половина ХУИ-ХУШ в.». [13, с. 49, кат. № 5. 1−5. 3]. Аналогичные находки происходит из Старой Рязани, некрополя Моисеевского монастыря в Москве [4, с. 230- 1, рис. 15, 2].
8. Крест нательный (№ 668), крупный восьмиконечный односторонний, с килевидной нижней лопастью и с изображением Голгофы. Изображенный крест семиконечный (с т-образной верхней перекладиной), смоделирован двойными выпуклыми линиями, на подножии в виде косорешетчатой плетенки, с терновым венцом и орудиями страстей, декорированными в технике «жемчужницы». Надписи на лицевой стороне под титлами: ЧРЬС (под общим титлом), ХС (1С?) ХС, НИКА (А в виде «Я»). Ушко креста по форме и пропорциям близко к кубу, 7×6×6,5 мм со скошенными углами, на лицевой поверхности — крест (?) в ромбе.
Размеры подвески 50×27 мм, нижняя и левая лопасти на краях сношены. Толщина, не считая ушка, около 1 мм.
Крест сходен с находкой С. Д. Захарова в позднесредневековых слоях Белоозера [7, с. 166, рис. 44: 1]. Близок к типу № 4−13 по А. К. Станюковичу (тип датируется в каталоге ХУ-ХУ1 вв.), по мнению автора публикации, связан по происхождению с Москвой, Тверью. Аналогичные находки происходят из Твери, Старицы Тверской земли, Ржева [3- 6, с. 102, № 361−371- 12, рис. 2, 15- 13, с. 40].
Относительно ранняя датировка данного типа обусловлена тем, что восьмиконечные кресты с килевидной нижней лопастью отсутствуют в классификациях как Э. П. Винокуровой, так и В. И. Молодина, т. е. не встречены среди коллекций ХУ11-Х1Х вв. в Москве и Илимском остроге. Вместе с тем, находки из раскопок в Пскове показывают, что для данного типа характерна и традиция «переживания», предметы встречаются в культурном слое ХУ11 в., а иногда и ХУШ в. Иные датировки дают находкам данного типа и в других регионах, например, в Твери — кон. ХУ1-н. ХУ11 вв. [8, с. 91−92, рис. 4: 9] и др.
Четыре литейные формы для отливки крестов данного типа найдены непосредственно при раскопках в Пскове (Богоявленский-ХХУ раскоп, 2002- Смолиговский раскоп, 2003- раскопки у Двора Подзноева, «ПДП-ХП», 2008- Лужский-П раскоп, 2011). Находки литейных форм в других местах нам неизвестны.
9. Крест нательный (№ 669), типологически близок предыдущему и также может датироваться ХУ-ХУ1 (-ХУШ вв.) вв. Сходен по иконографии и размерам с одной из находок из Белоозера, классифицированной как «крест-тельник позднесред-невековый» [7, с. 166, рис. 44: 6].
По размеру — меньше среднего (34×19,5 мм, толщина 1,2 мм без учета ушка), восьмиконечный односторонний, с ромбиконечной нижней лопастью и с изображением Голгофы. Изображенный крест семиконечный (с т-образной верхней перекладиной), смоделирован двойными выпуклыми линиями, с терновым венцом и орудиями страстей, декорированными в технике «жемчужницы». Подножие изображено в виде косорешетчатой плетенки, отливка заплывшая. Надписи на лицевой стороне под титлами — 1С ХС, НИКА. Надпись в верхней лопасти (предположительно, сокращение Царь Славы — ЧРС или ЧРЬС) нечитаема из-за низкого качества отливки Ушко креста — прямоугольное со скошенными углами, на лицевой поверхности — крест (?) в ромбе.
10. Крест нательный (№ 670) четырехконечный прямоугольнолопастной, с фигурой великомученика Никиты, побивающего беса. Подвеска не крупная, размеры
35×19 мм, толщина, не считая ушка, 0,8 мм. Святой изображен в плаще, коротком одеянии. Под его ногами символ, напоминающий знак бесконечности (возможно, изображение каменистой почвы). Бес и орудие в руке св. Никиты показаны схематично. На обороте, вероятно, присутствовал текст или его имитация, 11 строк.
Типологически крест датируется XVI-ХVII вв. Среди аналогов предмета: находка неизвестного происхождения из каталога «Тысячелетие креста», крест из Калуги ХVI-ХVII вв. [13, с. 46−47, кат. № 4−33, № 4−34]. По мнению составителей каталога, на публикуемой ими находке расположены надписи ЦР | М | И| КИТ | АХР, что составляет «Никита, храни». На кресте из публикуемой нами коллекции читаются лишь буквы «М» и «№& gt-, относящиеся, вероятнее всего, к записи имени святого (Никита) и его ранга (мученик). Исследователи связывают культ св. Никиты и производство данных крестов с Тверью и её округой [14].
11. Крест нательный (№ 671) с закругленным (каплевидным) завершением лопастей. Крест тонкий, штампованный, деформирован. На лицевой поверхности — Распятие. Над головой Христа — свиток с двустрочной надписью Х | ЦХ. Изображение Распятия реалистичное, нимб Христа — с многочисленными лучами, по бокам от главы — инициалы ХС, ХС, без титлов. На обороте, в рамке из выпуклых точек, надписи: в верхней лопасти — СВ (под титлом) в центре — ВЛМ (под титлом) ВАРВАРА. В нижней лопасти — изображение св. Варвары, возможно, с крестом и чашей (плохая сохранность рельефа). Размеры 35×18 мм (в реконструируемом, развернутом виде), толщина около 0,3 мм.
Крест не является уникальным, т. к. его присутствуют аналоги среди подъемного материала в России (Пенза, Орловская область, Ступино), опубликованные, к сожалению, не в научных изданиях, а в СМИ и сети Интернет3. Однако, все известные предметы депаспортизованы. Учитывая технологию изготовления, особенности иконографии, можно предположить очень позднее происхождение креста, вероятно, XIX—XX вв. Изображение св. Варвары имеется на бронзовом жетоне 1908 года в память о 800-летии киевского Михайловского златоверхого монастыря (где хранились, по преданию, мощи святой), найденном при раскопках в Илимском остроге [11, рис. 147]. Традиция изготовления крестов со св. Варварой может быть связана и с этим центром почитания святой.
Представленная коллекция крестов отличается типологическим разнообразием. Для первых четырех крестов был сделан анализ элементного состава сплавов, из которых они изготовлены. Применялся метод рентгенофлуоресцентного анализа (см. Приложение 2). Анализ проводился на оборудовании ЦКП МФТИ.
Анализ показал, что нательные кресты № 661, 663 и 664 изготовлены из латуни, причем рецептура состава образцов между собой очень близка. Кресты принадлежат к одной производственной традиции, но не происходят из одной отливки. Содержание меди в сплаве — от 75,4 до 76,7%, цинка — от 20,2 до 22,9%. Содержание других примесей незначительно. Присутствие в сплаве свинца, содержание которого превышает один процент — от 1,2 до 2,2%, заставляет нас классифицировать материал данных крестов, как многокомпонентную или свинцовую латунь (латунь Си+2п+РЬ по Э. В. Королевой, свинцовая латунь по Й. Ридереру, или CuSnPbZn — сплав № 9 по Н. В. Ениосовой). Объективно, сплав очень близок к обычной двухкомпонентной латуни (CuZn — сплав № 4 по Н. В. Ениосовой, латунь Cu+Zn по Э. В. Королевой [16, с. 128, 131, 134].
Расхождение данных по образцу № 661 по процентам компонентов сплава, полученных на рентгенофлуоресцентном анализаторе Х-МЕТ 5100 (приложение 2) и энергодисперсионном спектрометре (приложение 1) объясняется разницей примененных методик и тем, что по локальному составу не проводилось усреднение. Основное различие состоит в определении доли свинца, и именно для этого элемента в ювелирных сплавах характерно локальное повышенное, т. е. неравномерное содержание в виде отдельных сгустков внутри сплава [16].
Изучение сплавов поздних ювелирных изделий находится пока на стадии накопления источниковой базы, однако сравнение данных с результатами исследований средневековых сплавов также позволяет сделать некоторые осторожные выводы. В средние века, Х-ХУ вв., латуни особо характерны именно для Северо-Западной Руси (75% сплавов), хотя также встречаются и в других регионах. Это косвенно (с оговоркой на разницу в периодах) подтверждает сообщенную информацию о происхождении коллекции. По новгородским материалам прослеживается увеличение числа латунных предметов с ХП-ХШ вв., и в Х1У-ХУ в. доля латуней в выборке сохраняется прежней [16, с. 133] Присутствуют, в основном, латуни с низким и средним содержанием цинка, тогда как три креста из данной коллекции дают высокое, более 10% содержание цинка. Возможно, указанная особенность относится к специфическим характеристикам поздних сплавов.
Сопоставление с результатами исследования состава предметов, найденных при археологических раскопках в Пскове, показывает, что из сплава Си+2п+РЬ изготавливались в основном, дротовые и проволочные браслеты, подковообразные фибулы, перстни и нательные кресты [8, с. 291, табл. ХУШ, Х1Х, ХХ]. 13 нательных крестов, изготовленных из данного сплава, происходят из погребального комплекса II пол. ХУ1 в. в Пскове («скудельница», ПЕТР-И-86). В выборке это самая большая доля крестов, представленная в какой-либо группе сплавов, согласно исследованию Э. В. Королевой. Вторая по численности группа крестов — 5 ед., относится к сплаву Cu+Sn+Pb+Zn [10, с. 296, табл. ХХУ1]. Примечательно, что к этим группам близка и рецептура трех из четырех исследованных крестов.
Псковские латунные кресты не так однородны по процентному соотношению элементов, цинк составляет от 12 до 30% [8, с. 268]. Кресты из данной коллекции, если классифицировать их по псковским латуням, близки к 6-ой рецептуре латуни по Э. В. Королевой (22,26−25,08% Zn, 0,96 — 4,3% РЬ [10, с. 240]. Типологически, к сожалению, псковские кресты с данной рецептурой с изучаемыми не совпадают.
Нательный крест № 662 изготовлен из многокомпонентной бронзы, с преобладающим содержанием меди (73,6%) и олова (18,5%), заметным присутствием свинца и мышьяка (7,2% в сумме, подробнее см. приложение 1).
Суммарно памятник, откуда происходит данная коллекция крестов, мог бы датироваться периодом с ХУ по ХХ век. В целом, это может быть и сельское кладбище, и сборы на распаханных полях. Однако обращает на себя внимание тот факт, что 100% коллекции, предоставленной для изучения, представлено экземплярами безупречной сохранности. Отсутствуют характерные для кладбищ кресты, переломленные в средокрестии, и кресты с поврежденным ушком. Нет крестов, сохранность которых усугублена прикипевшими с окислом фрагментами одежды погребенных.
Очевидно, что производился отбор только самых выигрышных с экспозиционной точки зрения экземпляров, составлявших лишь какой-то процент от общей мас-
сы. Подобные действия, произведенные с коллекцией, показывают, что не ставилось задачи сохранить цельность комплекса находок некоторого памятника. Что может косвенно свидетельствовать в пользу того, что коллекция представляет собой искусственное соединение находок или групп находок различного происхождения. На некие группы, в данном случае — технологические, в составе коллекции указывает схожесть элементного состава крестов 661, 663−664 и различие его с составом креста 662 (полное изучение элементного состава предметов, если бы имелась такая возможность, помогло уточнить структуру коллекции). Однако информация о контексте находок безвозвратно утрачена, поэтому большая знаний о данных предметах или «памятнике» остается в формате гипотез.
Литература
1. Векслер А. Г., Беркович В. А. Материалы археологических исследований некрополя Мо-исеевского монастыря на Манежной площади в Москве // Культура средневековой Москвы. XVII век. М., 1999.
2. Винокурова Э. П. Металлические литые кресты-тельники XVII в. // Культура средневековой Москвы. XVII век. М., 1999. С. 326−361.
3. Гнутова С. В., Зотова Е. Я. Кресты, иконы, складни. Медное художественное литьё XI — начала XX века из собрания Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. М.: Интербук-бизнес, 2000.
4. Даркевич В. В., Пуцко В. Г. Произведения средневековой металлопластики из находок в Старой Рязани (1970−1978 гг.) // Советская археология. 1981. № 3.
5. Ёлкина И. И., Насырова Н. Ш., Станюкович А. К. Предметы из могилы Василия и Татьяны Прончищевых. Исследование и реставрация // Вопросы археологии, истории, культуры и природы Верхнего Поочья / Материалы IX конференции. Ч. I. Калуга, 2001. С. 190−198.
6. Жизневский А. К. Описание Тверского музея. Археологический отдел. М., 1888.
7. Захаров С. Д. Древнерусский город Белоозеро. М.: Индрик, 2004.
8. Исланова И. В. (Москва). Поселение Леонтьево 1 на оз. Мстино // У истоков Новгородской земли. Вып. 1. Любытино. 2002. С. 83−93.
9. Колпакова Ю. В. Нательные кресты с надписью по периметру: разновидности и вопрос происхождения // Изборск и его округа: материалы Международной научно-практической конференции, 2010−2011. Изборск: Историко-архитектурный и природно-ланд-шафтный музей-заповедник «Изборск»: Стерх, 2011. С. 74−78.
10. Королева Э. В. Результаты спектрального анализа ювелирных изделий средневекового Пскова // Археологическое изучение Пскова. Вып. 3. Псков, 1996.
11. Молодин В. И. Кресты-тельники Илимского острога. Новосибирск: ИНФОЛИО-пресс, 2007.
12. Романченко Н. Ф. Образцы старицкого медного литья // Материалы по русскому искусству. Л., 1928. Т. 1. С. 37−42.
13. Станюкович А. К., Осипов И. Н., Соловьев Н. М. Тысячелетие креста. Произведения русской христианской металлопластики X—XX вв. из частных собраний. М., 2003.
14. Хухарев В. В. К вопросу об изображении мученика Никиты, изгоняющего беса, на крестах и иконках из Твери // Тверской археологический сборник. Вып.1. Тверь, 1994.
15. Ханенко Б. И., Ханенко В. Н. Древности русские. Кресты и образки. Вып. 1. Киев, 1899- Вып. 2. Киев, 1900.
16. Цветные и драгоценные металлы и их сплавы на территории Восточной Европы в эпоху средневековья / А. А. Коновалов, Н. В. Ениосова, Р. А. Митоян, Т. Г. Сарачева. М.: Вост. лит., 2008.
Примечания
1 Благодарим руководство Центра коллективного пользования научным оборудованием в области нано-технологий Московского физико-технологического института и лично непосредственных исполнителей работ: заместителя декана ФФКЭ к. ф. -м. н. А. В. Заблоцкого и сотрудника лаборатории Е. В. Коросты-лева за проведение съёмки и измерений, а также за обработку и интерпретацию их результатов.
2 Номер в базе «Христианские древности Псковской земли» Ю. В. Колпаковой (рукопись). Основаниями для включения предметов в базу данных псковских находок послужили происхождение вещей с территории, сопредельной Псковской земле, а также будущее место хранения предметов — Псковский музей заповедник.
3 Находка из Пензы: В Малосердобинском районе при разборке здания обнаружили склеп // Телеканал ЭКСПРЕСС [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]: Режим доступа: URL: http: //www. tv-express. ru/ news_info/19 678/- Пенза Православная [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]: Режим доступа: URL: http: // pravoslavie58region. ru/mdex. php? loc=vesti-2964. htm (не позднее рубежа XIX—XX вв.) — Ступино: Кресты // Ступинский поисковик [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]: Режим доступа: URL: http: //spsearch. ru/ discovery/cross_t03d. html- Орловская область: Крест Св. мученицы Варвары // Альбом «Археология» [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]: Режим доступа: URL: http: //fotki. yandex. ru/users/ant5570/view/484 330.
Приложение 1
Образец: Псков-661.
Получен от: Колпаковой Ю. В., исторический факультет ПсковГУ, 19. 08. 2013. Оператор: Заблоцкий А. В., ЦКП МФТИ.
Оборудование: растровый электронный микроскоп Quanta 200 + приставка рентгеновского микроанализа EDAX (энергодисперсионный спектрометр).
Общий вид объект исследований приведен на рис. 1.
Рис. 1. Общий вид объекта исследований (красный выделена область исследований локального элементного состава): а) аверс ПЛБ, область 1-а- б) реверс ПЛБ, область 1-б
Подготовка образца: протёрт безворсовой салфеткой, смоченной изопропиловым спиртом.
Предварительные данные по элементному составу (усреднение по области 1-а) без анализа влияний загрязнений и развитого рельефа приведены в таблице 1. Обзорный спектр характеристического рентгеновского излучения приведен на рис. 2.
Таблица 1 — Элементный состав при усреднении по области 1-а
Элемент Содержание, весовой % Содержание, атомный %
Си 74. 74 77. 63
Zn 15. 79 15. 95
РЬ 06. 30 02. 01
Fe 01. 70 02. 01
Са 01. 46 02. 41
Рис. 2. Обзорный спектр характеристического рентгеновского излучения при сканировании области 1-а
На рис. 3 приведено увеличенное оптическое изображение области 1-б
Рис. 3. Увеличенное оптическое изображение области 1-б
Изображение контраста обратно-отражённых электронов и элементная карта области 1-а приведены на рис. 4.
Обратно-отражённые электроны ^-контраст)
Относительное содержание Zn
Относительное содержание Са Рис. 4. Элементная карта области 1-а
Изображение контраста обратно-отраженных электронов и элементная карта области 1-б приведены на рис. 5.
. «йЯйа жйш* г А- -Ч
г — Г*'-& quot--'-'- '-: ¦
ж
Я/шЗЯР*^-^'- '-$ж. '--1-Е-'-- '- ¦%¦'-& quot- (¦: -ч* ¦
Л- Jrs ¦'-¦& gt-¦:¦:¦)¦ Тф*.
Й Ч.-. ^ЗааШн/ '- '- -У& quot- • ^•
?Л Г
: ¦ -ЙУ
,. ¦:. & quot-'--Л--. --:.- '- … V ША
¦ Шш Ж
ННВгтаЕ'-Яю^ '-

Обратно-отраженные электроны ^-контраст)
Относительное содержание Zn
Относительное содержание Си
Относительное содержание Fe
Относительное содержание Са Рис. 5. Элементная карта области 1-б
Приложение 2
Определение элементного состава
Образцы: Псков-661, Псков-662, Псков-663, Псков-664.
Получены от: Колпаковой Ю. В., исторический факультет ПсковГУ, 19. 08. 2013. Оператор: Заблоцкий А. В., ЦКП МФТИ.
Оборудование: рентгенофлуоресцентный анализатор Х-МЕТ 5100. Подготовка образцов: нет.
Результаты измерений элементного состава в области перекрестья (усреднение по площадке порядка 3×3 мм) приведены в таблице 1. Точность измерений порядка 1% Элементы с более низким содержанием приведены в таблице как примеси — анализ на исключение перекрытия спектральных линий и коррекцию состава примесей не проводился.
Таблица 1
Элементный состав предметов
Элемент Весовой процент
Псков-661 Псков-662 Псков-663 Псков-664
Си 75,4 73,6 76,7 75,6
2п 22,9 0,1 21,7 20,2
As — 3,5* -
РЬ 1,4 3,7* 1,2 2,2
Sn 0,1 18,5 0,1 0,3
№ 0,1 0,2 0,1 0,1
Sb — 0,2 — -
Fe — - - 0,9
Si — - - 0,6**

* Частичное перекрытие линий — предположительно содержание As занижено, содержание РЬ — завышено.
** Песок? Образец не подвергался предварительной очистке. Выводы:
Образцы ПЛБ Псков-661, Псков-663, Псков-664 изготовлены из латуни. Образец ПЛБ Псков-662 изготовлен из бронзы.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой