Верхний палеолит Осинско-Унгинского геоархеологического района

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Археология
Страниц:
198
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Методические подходы и принципы исследований археологических объектов Осинско-Унгинского геоархеологического района.

1.1. Геология и геоморфология района

1.2. История археологических изысканий

1.3. Методы исследований археологических объектов на искусственных водохранилищах.

1.4. Принципы классификации и техноморфологического анализа каменных артефактов из коллекций Южного Приангарья -таксономические единицы.

Верхнепалеолитические комплексы Осинско-Унгинского геоархеологического района

2.1. Игетейский геоархеологический полигон

2.2. Геоархеологический полигон Мельхитуй

2.3. Геоархеологический полигон Хадахан

2.4. Геоархеологический полигон Красный Яр

2.5. Археологические местонахождения каменных артефактов финальноплейстоценового возраста.

Основные линии развития стратегии литорасщепления верхнепалеолитических комплексов Осинско-Унгинского геоархеологического района.

3.1 Финальный этап среднего палеолита

3.2 Ранний этап верхнего палеолита

3.3. Классическая фаза развития верхнего палеолита

3.4. Финальный палеолит Заключение Список литературы Список сокращений

Том 2 Приложение 1

Приложение 2 Приложение 3 Приложение 4

Словарь основных определений

Статистические таблицы Описание стратиграфии Альбом иллюстраций терминов и

14 17

23

34

430

43

92

96

99

113

124

125 143

154 157 164 171 198

6 28 36

Актуальность темы. Актуальность исследований местонахождений Осинско-Унгинского геоархеологического района рассматривается в контексте разработки новых подходов в изучении экспонированных местонахождений. На материалах Осинско-Унгинского геоархеологического района используется возможность верификации хронологии экспонированного материала привлечением стратифицированных артефактов, вмещенных в общую группу склоновых комплексов. Последние, являются общими в строении большинства морфоскульптурных образований для местонахождений Байкальской Сибири.

Проблемы изучения палеолита Приангарья непосредственно связаны с изучением местонахождений экспонированного залегания каменных артефактов. Основной проблемой изучения ансамблей экспонированных каменных артефактов было и продолжает оставаться определение их геохронологического положения. Совокупный анализ признаков пескоструйной ветровой обработки рабочих поверхностей артефактов и техноморфологии в целом позволяет судить об относительной хронологии собранных коллекций. Известные стратифицированные местонахождения на Братском водохранилище и в верхнем течении Лены демонстрировали ситуацию неоднократного последовательного переотложения коррадированных артефактов. Давно и со всей очевидностью обозначилась проблема необходимости фиксации материалов археологии палеолита в условиях, позволяющих надежно соотнести исходную хроностратиграфию артефактов в их техноморфологических характеристиках с последующими пескоструйной ветровой обработкой и переотложениями. Наиболее полными, обладающими необходимыми данными с точки зрения геохронологических позиций палеолитических литотехнохарактеристик, являются местонахождения Осинско-Унгинского геоархеологического района.

Геоархеологический район и исследуемый хронодиапазон (весь период верхнего палеолита, начиная с рубежа среднего — верхнего палеолита) в современном состоянии изученности интересны уникальностью и разнохарактерностью исходных геоархеологических объектов, которые возможно анализировать в разнообразии стратиграфических, планиграфических и техноморфологических сочетаний. Тема диссертации хронологически, территориально детализирует данные о палеопроцессах литорасщепления, развивавшиеся начиная с конца среднего палеолита и до финального палеолита в эпоху верхнего неоплейстоцена.

Почти 140 лет проводятся тематические исследования палеолитических объектов в Южном Приангарье, которые начались с открытия всемирно известного памятника Военный госпиталь И. Д. Черским. С этих пор в Прибайкалье развивается палеолитическая тематика. За десятилетия в Осинско-Унгинском геоархеологическом районе были открыты и исследованы десятки археологических объектов разного хронологического диапазона, от раннепалеолитических до финальнопалеолитических и мезолитических. В результате многолетних исследований, проводимых совместно с геологами, почвоведами, палеонтологами и палинологами в 1970−80 гг. была выстроена стратиграфическая схема верхнего неоплейстоцена в Прибайкалье и Южной Сибири [Цейтлин, 1975- Адаменко, 1971- Воробьева, Медведев, 1982, 1984, 1987, 1998], что позволило с геологической привязкой и естественнонаучными методами датировать палеолитические объекты. Особенностями геологического строения, тектонической историей Байкальской Сибири, обусловлены ситуации стратиграфического залегания археологических комплексов в толще рыхлых отложений. В ситуации, когда палеолитические комплексы раннего, среднего и верхнего палеолита, переотложены, экспонированы естественными геологическими процессами, основополагающими для определения возраста археологических материалов является не только техноморфологический анализ каменного инвентаря, но и наличие корразии на поверхности артефактов [Коробков, 1971- Медведев, 1972, 1973, 1975, 2001]. Над проблемой коррадированного материала работали, как в Монголии, так и в Казахстане [Девяткин, 1981, 2001- Петрин, 1987- Деревянко,

Петрин, Таймагамбетов, 2000- Деревянко, Зенин, Табалдиев, 2001, 2002- Деревянко, Зенин, 2002- Славинский, 2004- Славинский Цыбанков, 2005- Деревянко, Таймагамбетов, 2007], в результате исследований была установлена взаимосвязь между степенью корразии артефактов и техноморфологией таковых.

В Осинско-Унгинском геоархеологическом районе известно более десятка местонахождений коррадированного материала, в их составе экспонированные на горах, стратифицированные в толще рыхлых отложений верхнего неоплейстоцена и экспонированные на техногенных пляжах, образованных водами Братского водохранилища, в результате многолетней волно-прибойной деятельности и абразии берегов.

Одной из ключевых проблем исследований археологических объектов в Осинско-Унгинском районе является и влияние деятельности Братского водохранилища в виде размыва и абразии берегов, в результате чего, многие из местонахождений — исследованных, выявленных, а также оставшихся неизвестными, затоплены водами Братского водохранилища. Работы, которые проводились под акваторию ложа водохранилища в 1950-е гг., были скоротечными, на них отводили всего 5 лет, за это время в районе был открыт только один позднепалеолитический объект, тогда как большинство археологических объектов неоплейстоценового и голоценового возраста были обнаружены только с момента начала размыва береговой линии. Тема исследований археологических объектов в зоне водохранилищ, особенно актуальна в последние годы. В современном состоянии Верхнего течения Ангары не сохранилось (Иркутская ГЭС, Братская ГЭС). С вводом Усть-Илимской ГЭС уничтожается среднее течение р. Ангары. В настоящий момент строится следующая плотина, которая сформирует Богучанское водохранилище в Северном Приангарье (среднее и нижнее течение р. Ангары). Таким образом, район верхнего и среднего течений Ангары будет уничтожен. В сложившейся ситуации естественно, что становятся все более актуальными методики работы с экспонированными комплексами, поскольку берега будущего Богучанского водохранилища, как показывает практика Ангарских и Енисейских водохранилищ, несмотря на проводимые спасательные работы, преподнесут ещё не один размываемый комплекс для исследований.

В Осинско-Унгинском геоархеологическом районе представлены комплексы практически всех хронологических подразделений от тарахайского пласта (ранний палеолит) до финального палеолита. Чем определена уникальность данного геоархеологического района. Проблематика и хронологические рамки работы ограничены верхним палеолитом, начиная с рубежа (перехода) среднего — верхнего палеолита до его финальной стадии -перехода к мезолитическому периоду на рубеже 12−11 тысячелетий. В работе рассматриваются комплексы 15 геоархеологических объектов всего рассматриваемого периода. Часть из них идентифицируются как объекты, раннего верхнего палеолита, к таковым принадлежат комплексы: Игетейский Лог III, Гора Игетей (коррадированный комплекс и некоррадированный комплекс), Хадахан (коррадированный комплекс и некоррадированный комплекс), Мельхитуй А, В, Игетейские пляжи I-III (коррадированный комплекс и некоррадированный комплекс), Красный Яр II, III- к развитому верхнему палеолиту и финальному этапу палеолита относятся объекты Игетейский Лог I, Красный Яр I, падь Изотиха, Мельхитуй С, Мельхитуй. Часть рассматриваемых комплексов стратифицированы и вмещены в толщу отложений верхнего неоплейстоцена, часть комплексов экспонированны на техногенных пляжах водохранилища, к последним, применимы лишь комплексные техноморфологические и геохронологические подходы анализа каменного инвентаря.

Комплексы артефактов, имеющие слабую степень корразии, залегающие в толще рыхлых отложений верхнего неоплейстоцена и обладающие определенными техноморфологическим признаками и стратегией литорасщепления, относятся исследователями к макаровскому пласту, (к этапу перехода от среднего к верхнему палеолиту) [Медведев, 1982, 2001- Аксенов, Бердников, Медведев, 1987- Аксенов, 2009]. Проблема перехода от среднего к верхнему палеолиту впервые в отечественной науке была поставлена Григорьевым Г. П. в 1968 г., где была обозначена как проблема появления и становления homo sapiensa и связанного с этим изменением стратегии литорасщепления и культурной динамики в верхнем палеолите. На сегодняшний момент, проблема генезиса литотехнологий на раннем этапе верхнего палеолита и их вариабильности является одной из ключевых в отечественном и зарубежном палеолитоведении, и заключается в изучении динамики процессов литорасщепления в хронологическом диапазоне среднего и верхнего палеолита в эпоху верхнего неоплейстоцена.

Данная работа подводит итоги современной изученности археологии верхнего палеолита в Осинско-Унгинском геоархеологическом районе для введения в научный оборот всего массива данных с описываемой территории на основании материалов, полученных за более чем сорокалетнюю историю исследований района. В результате комплексных исследований, на основании полученных данных выстраивается конструктивная схема развития и существования стратегий литорасщепления, которая представлена определенной динамикой развития литорасщепления в хронологический период от начала верхнего палеолита до финального палеолита.

Цель работы. Целью исследования является обобщение и введение в научный оборот результатов, полученных в результате комплексных исследований, верхнепалеолитических археологических комплексов Осинско-Унгинского геоархеологического района в контурах общей тематики палеолита Байкальской Сибири.

Задачи данной работы включают: «Охарактеризовать археологические материалы верхнепалеолитических комплексов Осинско-Унгинского геоархеологического района.

• Выделить основные этапы развития литопроизводства, определить динамику развития литотехнологий верхнепалеолитических археологических комплексов Осинско-Унгинского геоархеологического района.

• Определить роль и место верхнепалеолитического литопроизводства Осинско-Унгинского района в схеме развития стратегии литорасщепления в верхнем палеолите Байкальской Сибири и Северной Азии.

Территориальные рамки. Район Южного Приангарья расположен в географическом пространстве Байкальской Сибири. Южное Приангарье -термин, принятый вместо термина Верхнее Приангарье, охватывает участок долины р. Ангары от её истока до Братских порогов (рис. 1). Территориальные рамки ограничены Осинским расширением Братского водохранилища. Эта обширная территория протяженностью более 10 км в бассейне верхнего течения реки Ангары занимает важное положение на юге Восточной Сибири. Осинско-Унгинский геоархеологический район, история археологического изучения которого насчитывает более 130 лет, является одним из ключевых локусов сосредоточения археологических объектов палеолита в Южной Сибири. Широкую известность получили гора Малый Тарахай, Гора Игетей, Игетейский Лог I, Игетейский Лог III, Большой Нарын. Собранные за несколько десятилетий исследований материалы представляют солидную источниковедческую базу.

Геоморфологически район, до ввода плотин на р. Ангаре называвшийся верхним течением р. Ангары (после ввода каскада плотин на р. Ангаре -Южное Приангарье), естественным образом изолирован с востока Прибайкальским хребтом и Байкалом, с юга и юго-запада — горной системой Южной Сибири — Восточным Саяном. И, таким образом, данная территория оказывается своеобразным изолированным локусом существования и развития литотехнологий в неоплейстоцене. Исследуемый район занимает территорию непосредственно вдоль берегов Ангары — Братского водохранилища, в связи, с чем районирование непосредственно привязано к естественным современным географическим подразделениям. В собственно Осинско-Унгинский район на сегодняшний день входит 9 геоархеологических полигонов (рис. 2): Игетейский (гора Игетей, Игетейский лог 1−4, Игетейские пляжи 1−4), Осинский (Хадахан, Осинский могильник), Малый Тарахай (Малый Тарахай 1, 2,

Тарахайский пляж), Большой Нарын (Большой Нарын 1, 2, Большой Нарын пляж 1, 2), Тартахон (Тартахон 1, 2, Тартахон гора, Тартахон пляж), Устъ-Алтан, Билъчир (Бильчир 1−3, Бильчир пляж), Красный Яр (Красный Яр 1−3), Мелъхитуй (Мельхитуй 1−3) и Майск.

В сравнительных операциях привлечены материалы местонахождений Байкальской Сибири и Северной Азии.

Научная новизна исполняемой темы. Впервые выполнено полное комплексное техноморфологическое описание палеолитических комплексов верхнего неоплейстоцена Осинско-Унгинского геоархеологического района, как материалов полученных в результате работ комплексной археологической экспедиции Иркутского госуниверситета (КАЭ ИГУ) в 1970−80-х гг., так и материалов полученных в 2000-е гг. Определены особенности развития литопроизводств палеолитических комплексов всего верхнего палеолита, сконструированна на основании проведенного техноморфологического анализа их периодизация, с привлечением корреляционных методов и сопоставления с материалами Байкальской Сибири.

На основании сопоставления и корреляции полученных данных,. построена схема развития и существования основных линий развития литорасщепления, выделены основные характеристики литоиндустрий археологических комплексов Осинско-Унгинского геоархеологического района и вписаны в хронологическую схему развития литопроизводства в палеолите Сибири.

Источниковая база диссертационного сочинения обеспечена коллекционным фондом каменных и костяных изделий работ 1970−2007 гг. в количестве 10 498 экз. Для работы были использованы дневниковые записи, документы, отчеты, материалы работ Г. И. Медведева, М. А. Бердникова, А. Б. Федоренко, С. Н. Пержакова за период работ 1975−1990 гг., а также, материалы автора, полученные во время работ 2005−2007 гг. Основу работы составляют археологические коллекции 16 геоархеологических комплексов Осинско-Унгинского геоархеологического района.

Методика исследований. Работа с археологическими коллекциями проводилась в соответствии с методами, применяемыми в современной археологической науке (типологический, техноморфологический, сравнительно-описательный, статистический, метод аналогий и корреляций, исторический, сравнительно-исторический), разработанными отечественными исследователями [Абрамова, 1979- Васильев, 1986- Гладилин, 1976- Любин, 1965, 1977- Медведев, 1981- Медведев, Михнюк, Лежненко, 1974- Деревянко, Маркин, 1992- Деревянко, Маркин, Васильев, 1994].

В работе использованы естественнонаучные данные, полученные при геологических [Ендрихинский, 1982- Медведев, Воробьева, 1998- Цейтлин, 1975- Овчинников, Пуляевский, 1977], палеонтологических [Ермолова, 1972] и палеопедологических исследованиях [Воробьева, 1982, 1987, Стратиграфия, археология., 1990]. Геоархеологические объекты Игетейского геоархеологического полигона стали базовыми для разработки стратиграфической корреляционной схемы верхнего неоплейстоцена для Южного Приангарья. На геологических отложениях отрабатывались методики палеопедологических исследований, что позволило четко сформулировать геологические и стратиграфические позиции положения археологического материала и определить их особенности [Стратиграфия и палеогеография., 1990- Медведев, Воробьева, 1998] {7, 'www.vsbiblioteka.ru'}.

Особенностью, геоархеологического района является деятельность Братского водохранилища, по причине которой часть объектов размыта и археологический материал экспонирован на техногенных пляжах. Для фиксации и работы с экспонированными комплексами использовалась методика, разработанная в Иркутском госуниверситете. Под экспонированными комплексами следует понимать местонахождения, материал которых к моменту исследования частично или полностью расположен на современной дневной поверхности. Причиной этого служит уничтожение культуросодержащих и покрывающих отложений действием ряда факторов экзогенного порядка, к которым относятся: природные (эоловые, эрозионные процессы) и антропогенные (строительные масштабные работы, многолетняя пахота). В данном контексте особую роль приобретает волноприбойная деятельность водохранилищ, в результате которой при размыве береговых отложений на поверхность техногенных пляжей проецируются массовые материалы археологических объектов. В процессе выполнения исследований на Братском водохранилище были получены данные, позволившие разработать метод, учитывавший геолого-геоморфологическое строение берегов, ветровое волнение и колебание уровня воды. Все эти факторы должны учитываться при работе с данными объектами, т.к. указанные моменты существенно влияют на планиграфический и стратиграфический контексты. Впервые в России методы исследований экспонированных комплексов были предложены И. И. Коробковым [1971]. Отработка методов работы с экспонированным материалом на техногенных пляжах водохранилищ Братской и Красноярской ГЭС отрабатывалась многие годы с 1970-гг [Алаев, Бердников, Федоренко, 1982- Бердников, Федоренко, 1986- Федоренко, 1979- Медведев, 1975- Дроздов, Чеха, 1992- Акимова, Стасюк, Томилова, 1999, Хроностратиграфия., 1990, Махлаева, Акимова, Стасюк, 2000, Акимова, Стасюк, и др. 2000- Махлаева, 2000 и др.]. Постоянные исследования экспонированного материала проходили и на объектах с естественно-экспонированным материалом [Петрин, 1987, 1990- Деревянко, Петрин, Таймагамбетов, 2000- Артюхова, Деревянко и др., 2001- Деревянко, Зенин и др., 2002].

Использование современных методов и геоинформационных технологий, позволяет по-новому пересмотреть методы планиграфических и стратиграфических работ на экспонированных и стратифицированных комплексах. Новые методы отрабатываются на экспонированных комплексах и были применены для компьютерного моделирования и описания планиграфии и гипсометрического положения археологического материала на геоархеологическом местонахождении Игетейский Лог I.

В целом методика основана на применении системного подхода, при котором каждый геоархеологический объект рассмотрен в совокупности слагающих его элементов (геология, палинология, палеопедология, палеонтология, техноморфология археологического материала). Основной примененный принцип изучения археологических объектов -междисциплинарный подход, обеспечивающий комплексность и объективность исследования.

Практическая ценность работы. Данные по техноморфологии каменных артефактов, установленные особенности развития литотехнологий разных хроностратиграфических подразделений могут быть использованы для коррелятивных и аналитических работ по проблемам развития палеолитических культур в Северной Азии.

Апробация работы. Результаты исследований докладывались на конференциях РАЭСК (Чита, 1999, Красноярск, 2005), на годичных научных сессиях ИАЭТ СО РАН & laquo-Проблемы археологии, этнографии и антропологии Сибири и сопредельных территорий& raquo-, представлены на материалах Всероссийской конференции с международным участием, посвященной 100-летию М. М. Герасимова (Иркутск, 2007), на III (XIX) Всероссийском археологическом съезде (Старая Русса-Новгород, 2011). По теме диссертации опубликовано 14 статей, в том числе 3 статьи — в изданиях, рекомендованном ВАК: 2 статьи в издании & laquo-Вестник НГУ& raquo- и 1 статья в зарубежном издании «Quaternary International». Основные положения диссертации обсуждены на заседании отдела археологии каменного века Института археологии и этнографии СО РАН.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, списка сокращений и четырех приложений, одно из которых включает краткий словарь употряблеямых терминов и определений, второе приложение — статистические таблицы, третье — подробное описание стратиграфии геоархеологических объектов, четвертое приложение включает иллюстрации.

Автор работы выражает глубокую признательность и благодарность своему научному руководителю д-ру ист. наук, профессору Г. И. Медведеву, а также всем коллегам — сотрудникам Иркутской лаборатории археологии и палеоэкологии ИАЭТ СО РАН и сотрудникам кафедры археологии, этнологии, истории древнего мира ФГБОУ ВПО & laquo-ИГУ»- за методическую и консультационную помощь.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Геологическое и геоморфологическое строение Южного Приангарья и Осинско-Унгинского геоархеологического района осложнено тектоническим развитием Средне-Сибирского плоскогорья и имеет сложную структуру. Геологическое развитие тектонических, денудационных и делювиальных процессов повлияло на формирование особенностей условий формирования рыхлых толщ четвертичного периода и стратиграфического залегания палеолитических объектов Осинского геоархеологического района в условиях перемещения и распространения археологического материала в склоновых отложениях.

Во вторую очередь на геоморфологическую современную ситуацию повлияла организация каскада ГЭС на р. Ангаре. Затопление ложа Братского водохранилища оказало влияние в виде размыва и разрушения береговых отложений и переотложения археологического материала на поверхности техногенных пляжей, и уничтожения стратифицированных объектов.

В описываемом районе (200 км. ниже г. Иркутска) начало археологическим изысканиям положили находки ископаемых артефактов известным бурятским краеведом-ученым М. Н. Хангаловым в 1880 г на Балаганских песках. В 1920−30 гг. здесь частыми гостями были & laquo-кружковцы»- Б. Э. Петри. Период масштабных научных изысканий в Осинском районе начинается с 1955 г., с началом деятельности Братской археологической экспедиция Ленинградского отделения Института истории материальной культуры АН СССР под руководством А. П. Окладникова. Таким образом, вся история исследований Осинско-Унгинского геоархеологического района подразделяется на три переида. Первый период — период накопления первоначальной информации об археологическом прошлом района, второй период — период масштабных работ под затопление ложа Братского водохранилища, третий период — период целенаправленных комплексных исследований археологических комплексов стратифицированных и экспонированных на техногенных пляжах и на горах Лено-Анграского плато.

За десятилетия изысканий были открыты десятки археологических местонахождений широкого хронологического диапазона — от раннепалеолитических (Тарахайский пласт: г. Малый Тарахай, г. Лысая. Бильчир) до позднесредневековых и раннебурятских (о-в. Осинский, Игетейский Лог II, IV, Шебуты III). В их составе местонахождения среднего и верхнего палеолита. Все местонахождения по своим географическим позициям определены в составы геоархеологических полигонов.

Исходя из описания геоархеологических объектов верхнего палеолита, переотложенных в стратификации в отложениях верхнего неоплейстоцена, экспонированных в геомрфологичнеских и техногенных условиях Осинско-Унгинского района, техноморфологического описания артефактов, выстраивается хроностратиграфическая последовательность развития литопроизводства в палеолите.

1. Комплексы коррадированных артефактов, включенные в состав отложений верхнего неоплейстоцена, переотложенные в толще рыхлых отложений от мурук^инских до сартанских — отнесенны к этапу перехода от среднего к верхнему палеолиту. Для комплексов данного хронологического диапазона описываемого района установлены следующие техноморфологические характеристики: слабая и средняя степень корразии поверхности артефактов- в нуклеарном расщеплении преобладание отщепов, как формы заготовки изделий- наличие единчных нуклеусов терминально-краевого принципа расщепления для пластин и микропластин- единичные нуклеусы отнесены к группе леваллуа, выполнены на гальках с подработкой контрфронта радиальными снятиями или с естественными контрфронтами- наличие микробифасиальной техники обработкт камня- наличие резцов и изделий типа piece esquillees- присутствие в коллекциях острий, конвергентных скребел, скребел дежетэ- рассеивание коррадированных артефактов по разрезу геологических отложений в переотложенном состоянии от муруктинских уровней до отложений позднекаргинского — позднесартанского возраста.

Комплексы с определенными техноморфологическим характеристиками и со слабой степенью корразии относятся исследователями к & laquo-макаровскому пласту& raquo-. На сегодняшний день элементами & laquo-макаровского пласта& raquo- в исследуемом районе обладают литокомплексы: горы Игетей, Игетейского Лога III, Хадахана I. Положение предметов в геологических отложениях подчинено закону стратиграфии, согласно которому все коррадированные отдельности горных пород всегда переотложены, поэтому артефакты & laquo-макаровского пласта& raquo- фиксируются на всех гипсометрических уровнях современного рельефа. Они экспонированы на нулевых отметках гидросети, на водораздельных поверхностях низких и средних плато- а также относительно стратифицированы во всех микроподразделениях верхнего неоплейстоцена Сибири — муруктинском, каргинском, сартанском. & laquo-Макаровский»- верхнеплейстоценовый комплекс, обработанный пескоструйными потоками пустынной обстановки, может быть ориентировочно отнесен в своем происхождении к периоду древнее 90 ООО лет от н. дн. Этот геологический период от 90 000−55 000 тыс. лет от н. дн., единственное время, в которое может быть помещена пустынная обстановка, захватившая юго-восточные, центральные и арктические области Северной Азии. Именно к этим позициям геологического прошлого относятся генетически стратиграфические положения артефактов местонахождений & laquo-макаровского пласта& raquo- юга Байкальской Азии. & laquo-Макаровский пласт& raquo- коррадированных артефактов имеет пролонгацию техноморфостратегий каменного производства в ансамблях конца верхнего неоплейстоцена: Игетейский Лог I, Красный Яр I.

2. Геоархеологические комплексы, в стратиграфии зафиксированные переотложенным материалом в геологических подразделениях позднекаргинского — раннесартанского солифлюксия (ранний этап верхнего & laquo-позднего»- палеолита), к таковым относятся Гора Игетей некоррадированный комплекс из раннесартанского солифлюксия, Хадахан некоррадированный комплекс, Красный Яр II, III. Для этих комплексов характерно следующее: преобладание в качестве типов заготовок для изделий — отщепов, мелких и крупных, единичны пластинки и изделия на пластинках, в их числе проколки и скребки- наличие долотовидных изделий типа piece esquillees- преобладают нуклеусы плоскостные монофронтальные, поперечные для отщепов, единичны терминально-краевые (клиновидные нуклеусы) — самые многочисленные типы изделий — скребла и скребки- появляется такая форма обработки камня как шлифование для оформления изделий.

3. Позднепалеолитические комплексы, зафиксированные в отложениях верхнего сартана (sr2~4): Комплексы верхнего палеолита Игетейский Jlor 1, Красный Яр 1 (к.г. 6, 7), Гора Игетей sr2"4 (некоррадированный комплекс) демонстрируют новый этап развития пластинчатых индустрий с устойчивыми показателями развития верхнепалеолитической типологии изделий. В позднепалеолитических комплексах техника первичного расщепления характеризуется сочетанием микропластинчатой и пластинчатой техники производства, (как основного вида заготовки) и отщепов. Первичное расщепление характеризуется сочетанием плоскостных и терминально-краевых форм нуклеусов. Причем первые характерны для Игетейского Лога I, а для Красного Яра 1 преобладающими являются терминально-краевые (клиновидные) формы нуклеусов. Активно используются приемы обработки кости, одонтологического материала и скорлупы яиц страуса (Красный Яр I) для производства украшений, изделий из кости и предметов мобильного искусства.

На местонахождении Красный Яр 1 зафиксированы остатки очагов и организованных жилищных комплексов, предположительно остатков жилищ в виде & laquo-типи»- [Medvedev, 1998]. Возможно, что и стояночный комплекс Игетейского Лога I, был организован, намерено около лога карстового происхождения, но в результате солифлюкционных и активных склоновых процессов в логу, остатков стояночного и жилищного комплекса не сохранилось. Как результат мы имеем только факт неоднократного переноса археологического материала.

4. Финальнопалеолитические объекты Мельхитуй, Мельхитуй & laquo-С»-, падь Изотиха, Красный Яр (5−1 к.г.). Для финальнопалеолитических комплексов с местонахождений Мельхитуй и Мельхитуй С литорасщепление характеризуется распространением терминально-краевого принципа микрорасщепления, торцовых нуклеусов, обилием скребков, долотовидных изделий высоким процентом пластинок и микропластинок, наличием бифасов в сочетании со скреблами на крупных сколах (падь Изотиха), присутствием единичных чопперов. Для комплекса Красного Яра традиционно сохраняется использование приемов обработки и производства костяных изделий, украшений, предметов мобильного искусства (антропоморфная скульптура, костяные & laquo-гвоздики»-).

Таким образом, на территории Осинско-Унгинского геоархеологического района выделяются объекты всех хроностратиграфических срезов среднего и верхнего неоплейстоцена, характерных для территории Байкальской Сибири: этапа перехода от среднему к верхнему палеолиту (с элементами & laquo-макаровского»- пласта) — комплексы раннего этапа верхнего & laquo-позднего»- палеолита (позднекаргинского возраста) — классической фазы верхнего & laquo-позднего»- палеолита (раннесартанского, среднесартанского возраста) и комплексы финального палеолита. Общий обзор палеолитических объектов позволяет сформулировать следующие выводы.

1. Начиная с объектов, относимых к & laquo-макаровскому пласту& raquo-, в развитии стратегии литорасщепления преобладают нуклеусы плоскостные для пластин и отщепов, нуклеусы на гальках, одно- и двухфронтальные- единичны объемные, терминально-краевые с параллельными, субпараллельными снятиями. Происходит переход на терминально-краевое расщепление, получивший дальнейшее развитие в более поздних стратегиях (индустриях).

2. Спецификой района является использование для первичного нуклеарного расщепления галек вытянутой формы, подчетырехугольной, подтреугольной в сечении и оформление фронта на торце гальки без предварительной подработки площадки и последующей подработки для поддержания выпуклости фронта, что связано с обилием подходящего сырья. Эта стратегия прослеживается и в комплексах раннего верхнего палеолита и в комплексах сартанского времени, финального палеолита. На основе имеющихся данных мы можем говорить о развитии особенностей местной стратегии литорасщепления.

3. В процессе развития литопроизводства в комплексах ранней поры верхнего палеолита распространение получают объемное и терминально-краевое принципы расщепления. Появляются долотовидные изделия типа piece esquillees и изделия из кости.

4. В финальнопалеолитических комплексах широкое распространение получают микробифасиальная техника, терминально-краевое расщепление.

5. На территории Байкальской Сибири начало верхнего палеолита ориентировочно относится к раннемуруктинскому периоду на основании того, что компоненты верхнепалеолитической техники фиксируются в комплексах артефактов со следами эоловой корразии пескоструйного воздействия, последний эпизод которого происходил в муруктинское время. Таким образом, коррадированные предметы, артефакты изначально древнее периода палеопустынной обстановки.

Авторы исследований на соседних территориях Байкальской Сибири и Северной Азии придерживаются мнения, что основой формирования РВП Северной Азии послужило & laquo-единое культурное пространство& raquo- от Монголии до Средней Азии и Ближнего Востока, которое характеризуется & laquo-прямыми технико-типологическими аналогиями& raquo-, прослеживаемыми в технике скола и в орудийном наборе (Деревянко, Шуньков, 2005- Рыбин, 2006- Лбова, 2006]. Несомненно, что объекты, известные на территории Осинско-Унгинского геоархеологического района на протяжении своего развития и существования литоиндустрии в течении верхнего неоплейстоцена, не были абсолютно изолированными и сосуществовали с соседними территориями, вписываясь со своими особенностями в & laquo-единое культурное пространство& raquo-.

Показать Свернуть

Содержание

Глава

Глава 2.

Глава

Список литературы

1. Абрамова З. А. Палеолитическое искусство на территории СССР // САИ. 1962. — № 3 — С. 4.

2. Абрамова З. А. Красный Яр Новая палеолитическая стоянка на Ангаре //CA. — 1962. -№ 3,-С. 147−156.

3. Абрамова З. А. Палеолитическое поселение Красный Яр на Ангаре (верхний комплекс) // Древние культуры Приангарья. Новосибирск: Наука, 1978. -С. 7−34.

4. Абрамова З. А. Палеолит Енисея: Афонтовская культура. Новосибирск: Наука, 1979.- 156 с.

5. Абрамова З. А. Палеолит Енисея: Кокоревская культура. Новосибирск: Наука, 1979. -200 с.

6. Абрамова З. А. Палеолит Северной Азии // Палеолит мира: Палеолит Кавказа и Северной Азии. JL: Наука, 1989. — С. 145−243.

7. Абрамова З. А., Окладников А. П., Седякина Е. Ф. Археологические исследования в долине р. Ангары в 1956 г. // КСИИМК. 1959. — Вып. 76. — С. 33−41.

8. Агапитов H.H. Следы каменного века в бассейне р. Куды и по р. Унге // Изв. ВСОРГО. Иркутск, 1881. -Т. 12-№ 4−5. -С. 23−26

9. Адаменко О. М. Плоскогорья и низменности Восточной Сибири. М: Наука, 1971. — 329 с. — (История развития рельефа Сибири и Дальнего Востока).

10. Адаменко О. М., Кульчицкий A.A., Адаменко P.C. Стратиграфия четвертичных отложений Предбайкальского прогиба // Геология и геофизика. -1974,-№ 8. -С. 34−42.

11. Аксенов М. П. К вопросу о месте бадайской культуры в каменном веке Прибайкалья // VIII Всесоюз. конф. студентов-археологов: Тез. докл. Л., 1962. -С. 8−10.

12. Аксенов М. П. Верхоленская гора памятник каменного века Сибири: Автореф. дис. канд. ист. наук. — Новосибирск, 1969. — 25 с.

13. Аксенов М. П. Комплекс нижнего культурного горизонта стоянки Макарово на Лене // Древняя Сибирь. Новосибирск: Наука, 1970. — Вып. 3: Сибирь и ее соседи в древности. — С. 43−52.

14. Аксенов М. П. Археологический возраст и время существования стоянки на Верхоленской горе // Учен. зап. / ВСОГО СССР, Иркут. обл. музей краеведения. 1971. — Вып. 4, ч. 1: Вопросы истории Сибири. — С. 19−29.

15. Аксенов М. П. Археологическая стратиграфия и послойное описание инвентаря Верхоленской горы I // Мезолит Верхнего Приангарья. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1980. — Вып. 2: Памятники Иркутского района. — С. 45−93.

16. Аксенов М. П. Палеолит и мезолит Верхней Лены. Иркутск: Изд-во Иркутского государственного технического университета, 2009. — 370 с.

17. Аксенов М. П., Шуньков М. В. Макарово IV новый палеолитический памятник верхней Лены // Науч. -теорет. конф. Секция археологии: Тез. докл. -Иркутск: Иркут. ун-т, 1976. — С. 11−12.

18. Аксенов М. П., Шуньков M.B. Новое в палеолите верхней Лены: (предварит, данные об исслед. Макарово IV) // Древняя история народов юга Восточной Сибири. Иркутск: Иркут. ун-т, 1978. — Вып. 4. — С. 31−55.

19. Алаев С. Н. Новое палеолитическое местонахождение Игетейский Лог // Науч. -теорет. конф. Секция археологии: Тез. докл. Иркутск: Иркут. ун-т, 1976. -С. 52.

20. Алаев С. Н., Алаева Т. В., Кононова Т. Н. Комплекс палеолитических местонахождений в районе г. Игетей на побережье Братского водохранилища // Науч. -теорет. конф. Секция археологии: Тез. докл. Иркутск: Иркут. ун-т, 1977. -С. 70−72.

21. Алаев С. Н., Бердников М. А., Медведев Г. И. Новые находки палеолитических изделий в Ангаро-Осинском районе // Науч. -теорет. конф. Секция археологии: Тез. докл. Иркутск: Иркут. ун-т, 1976. — С. 5−8.

22. Алаев С. Н., Бердников М. А., Федоренко А. Б. Палеолитическое местонахождение Игетейский пляж // Палеолит и мезолит юга Сибири. -Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1982. С. 45−58.

23. Алаева Т. В., Медведев Г. И. Исследование палеолитического местонахождения Игетейский Лог в 1978 году // Археология. Этнография. Источниковедение: Тез. докл. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1979. — С. 57−58.

24. Артемьев Е. В. Микропластинчатая индустрия верхнепалеолитических памятников Средней Сибири (Средний Енисей): Автореф. Дис. канд. Ист. наук. Новосибирск, 1996. — 16 с.

25. Артюхова O.A., Деревянко А. П., Петрин В. Т., Таймагамбетов Ж. К. Палеолитические комплексы Семизбугу, пункт 4. (Северное Прибалхашье). -Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2001.- 120 с.

26. Астахов С. Н. Палеолит Енисея. Палеолитические стоянки на Афонтовой горе в г. Красноярске. СПб.: Европейский дом, 1999. — 208 с.

27. Асташкин A.B., Деревянко А. П., Милов А. Д., Николаев C.B., Петрин

28. B.Т., Цветков Ю. Д. ЭПР-датирование: сравнение данных по датированию костных остатков на археологическом памятнике Орхон-7 (Монголия) методом ЭПР и 14С // Altaica. 1993. — № 3. — С. 9−16.

29. Бердников М. А. Проблемы исследования коррадированного компонента палеолитической индустрии Приангарья // Проблемы археологии Сибири и Дальнего Востока: Тез. докл. к XXV археолог, студ. конф. Иркутск: Иркут. ун-т, 1985. -С. 88−89.

30. Бердников М. А., Гольберт В., Медведев Г. И., Семин М. Ю., Пержаков

31. C., Перевозников В. Новые данные о палеолите Южного Приангарья // Проблемы археологии Сибири и Дальнего Востока: Тез. докл. к XXV археолог, студ. конф. Иркутск: Иркут. ун-т, 1985. — С. 59−61.

32. Бердников М. А., Москалева С. К., Филиппов П. А. Строение отложений археологического памятника Хадахан // Вторая конференция молодых ученых: Тез. докл. Иркутск: Иркут. ун-т, 1984. — Ч. 3. — С. 94−95.

33. Бердников М. А., Поселянин А. И., Лежненко И. Л., Кононова Т. Н.

34. Мельхитуй новый бескерамический комплекс на Братском водохранилище //

35. Проблемы археологии и этнографии Сибири: Тез. докл. к регион, конф. -Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1982. С. 46−47.

36. Бердников М. А., Федоренко А. Б. Бифасы из коллекции нового бескерамического комплекса Мельхитуй // Проблемы археологии и перспективы изучения древних культур Сибири и Дальнего Востока: Тез. докл. -Якутск: Якут, ун-т, 1982. С. 56−57.

37. Бердникова Н. Е. Хронология и хронометрия позднеледниковых (финальнопалеолитических) культур юга Байкальской Сибири // Пластинчатые и микропластинчатые индустрии в Азии и Америке. Владивосток: Изд-во ДВГУ, 2002. -С. 19−24.

38. Бердникова Н. Е. К вопросу о культурной дифференциации финальноплейстоценовых раннеголоценовых комплексов Прибайкалья // Социогенез Северной Азии: прошлое, настоящее, будущее: Мат-лы регион, науч. -практич. конф. — Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2003. — С. 40−45.

39. Васильев С. А. Поздний палеолит Верхнего Енисея. СПб.: Петербург, востоковедение, 1996. — 224 с.

40. Васильев С. А., Бозински Г., Бредли Б. А., Вишняцкий Л. Б., Гиря Е. Ю., Грибченко Ю. Н., Желтова М Н. Тихонов А. Н. Четырехязычный (русско-англо-франко-немецкий) словарь справочник по археологии палеолита. СПб.: Петербург, востоковедение, 2007. — 264 с.

41. Вендров Л., Дьяконов К. Н. Водохранилища и окружающая природная среда. М: Наука, 1976. — 136 с.

42. Волокитин A.B., Кононова Т. Н., Скляревский М. Я. Исследование палеолитических памятников в Братском районе // АО 1977 года. М: Наука, 1978. -С. 217−218.

43. Воробьева Г. А. Особенности эволюции и генезиса почв Ленно-Ангарского плато: Автореф. дис. канд. биол. наук. Иркутск, 1972. — 19 с.

44. Воробьева Г. А. Палеогеографические условия формирования четвертичных отложений Игетейского обнажения // Проблемы археологии и этнографии Сибири и Центральной Азии: Тез. докл. к регион, конф. Иркутск: Иркут. ун-т, 1980. — С. 98−105.

45. Воробьева Г. А. Литологические особенности отложений Игетейского обнажения и попытка использования их в палеогеографических целях // Палеолит и мезолит юга Сибири. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1982. — С. 3544.

46. Воробьева Г. А. Почвы казанцевского межледниковья в Приангарье // XI Конгресс ИНКВА: Тез. докл. М., 1982. — Т. III. — С. 81−82.

47. Воробьева Г. А. Палеогеографические условия формирования и строение отложений на многослойном памятнике каменного века Сосновый Бор // Палеоэтнологические исследования на юге Средней Сибири. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1991. — С. 15−25, 178−179.

48. Воробьева Г. А., Бердников М. А., Москалева С. К., Попцов С. П. Геологическое строение палеолитического местонахождения Красный Яр III // Проблемы археологии и этнографии Сибири: Тез. докл. к регион, конф. -Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1982. С. 49−50.

49. Воробьева Г. А., Медведев Г. И. Плейстойцен-голоценовые отложения и почвы археологических памятников юга Средней Сибири: Рук-во. Иркутск: Иркут. ун-т, 1984. — Ч. I: Плейстоцен. — 44 с.

50. Воробьева Г. А., Медведев Г. И. Стратиграфия верхнего плейстоцена Байкало-Енисейской Сибири // Главнейшие итоги в изучении четвертичного периода и основные направления исследований в XXI веке: Тез. докл. Всесоюз. совещания. СПб., 1998. -С. 18.

51. Воробьева Г. А., Медведев Г. И., Москалева И. К. Следы древнего почвообразования в Южном Приангарье // Проблемы археологии и этнографии

52. Сибири: Тез. докл. к регион, конф. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1982. — С. 47−48.

53. Воробьева Г. А., Медведев Г. И., Савельев H.A. Геологическая стратификация каменного века Южного Прибайкалья // XI Конгресс ИНКВА. -М., 1982. -Т. З. -С. 220.

54. Воробьева Г. А., Москалева И. К., Попцов С. П. Строение & laquo-доказанцевской»- толщи Игетейского обнажения // Археологические и этнографические исследования Восточной Сибири (итоги и перспективы): Тез. докл. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-т, 1986. — С. 66−69.

55. Гвоздовер М. Д., Деопик Д. В. Опыт классификации каменных орудий на материалах верхнепалеолитических скребков // Типология основных элементов традиционной культуры. М.: Наука, 1984. — С. 112−119.

56. Геологический словарь. М.: Государственное научно-технич. Изд-во литературы по геологии и охране недр, 1960. — Т. 2. — 445 с.

57. Геологический словарь. М.: Наука, 1973. — Т. 1. — 486 с.

58. Геологический словарь. М.: Наука, 1973. — Т. 2. — 455 с.

59. Герасимов М. М. Древнекаменный период: (Палеолит). Иркутск, 1927. -8с.- (Гос. Иркут. обл. музей. Сер. кратких путеводителей. — № 9).

60. Герасимов М. М. Палеолитическая стоянка Мальта: (Раскопки 1956−1957 гг.) // СЭ. 1958. — № 3. — С. 28−52.

61. Гидрометеорологический режим озер и водохранилищ СССР. Братскоеводохранилище. JL: Гидрометеоиздат, 1978. — 166 с.

62. Гинзбург Э. Х., Ранов В. А. О комплексном сравнении чоппингов и нуклеусов: (на примере палеолитического местонахождения Кара Бура, Южный Таджикистан) // Описание и анализ археологических источников. -Иркутск: Изд-во Иркут. ун-т, 1981. С. 86−104.

63. Гладышев С. А., Олсен Д., Табарев A.B., Кузьмин Я. В. Хронология и периодизация верхнепалеолитических памятников Монголии // Археология, этнография и антропология Евразии. № 3. — С. 33−40.

64. Городцов В. А. Техника и типологическая классификация кремневых резцов Супоневской и Тимоновской палеолитических стоянок из раскопок 1928 и 1929 гг. Тр. Секции археологии // РАНИОН. — 1930. — Т. 5. — С. 15−43.

65. Горюнова О. И., Ендрихинский A.C., Лежненко И. Л., Шмыгун П. Е. Исследования на Северном Байкале // АО 1975 года. М.: Наука, 1976. — С. 227.

66. Григорьев Г. П. Начало верхнего палеолита и происхождение Homo sapiens. Л.: Наука, 1968. — 223 с.

67. Дебена Андре, Диббл Гарольд Л. Типология палеолита. Нижний и средний палеолит Европы. Иркутск: Изд-во & laquo-Оттиск»-, 2010. — Т. 1. — 209 с.

68. Девяткин Е. В. Кайнзой Внутренней Азии (стратиграфия, геохронология, корреляция). М.: Наука, 1981. — 176 с.

69. Девяткин Е. В. Нарин-Гол древнейший раннепалеолитический памятник Монголии: некоторые дополнения // Современные проблемы Евразийского палеолитоведения. — Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2001. -С. 104−108.

70. Деревянко А. П. Переход от среднего к позднему палеолиту на Алтае // Археология, этнография и антропология Евразии. 2001. — № 3. — С. 70−103.

71. Деревянко А. П. Раннепалеолитическая микролитическая индустрия в Евразии: миграция или конвергенция // Археология, этнография и антропология Евразии. 2006 — № 1 — С. 2−32.

72. Деревянко А. П., Гладышев С. А., Олсен Д., Петрин В. Т., Цэрэндагва Я. Характеристика каменной индустрии пещеры Чихэн (Гобийский Алтай) // Археология, этнография и антропология Евразии. 2001. — № 1. — С. 25−39.

73. Деревянко А. П., Зенин А. Н. Палеолитическое местонахождение Ануй-1 // Комплексные исследования палеолитических объектов бассейна р. Ануй. -Новосибирск: ИИФиФ СО АН СССР, 1990. С. 31−42.

74. Деревянко А. П., Зенин А. Н., Олсен Д., Петрин В. Т., Цэвээндорж Д. Палеолитические комплексы Кремневой долины. Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2002. — 288 с.

75. Деревянко A. IL, Кривошапкин А. И., Ларичев В. Е., Петрин В. Т. Палеолит восточных предгорий Арц-Богдо (Южная Гоби). Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2001.- 152 с.

76. Деревянко А. П., Лаухин С. А., Куликов O.A., Гнибиденко З. Н., Шуньков М. В. Первые среднеплейстоценовые датировки палеолита Горного Алтая // Докл. АН. Сер. геология М., 1992. — Т. 326, № 3. — С. 497−501.

77. Деревянко А. П., Петрин В. Т., Зенин А. Н., Таймагамбетов Ж. К.

78. Деревянко А. П., Петрин В. Т., Рыбин Е. П. Характер перехода от мустье к позднему палеолиту на Алтае (по материалам стоянки Кара-Бом) // Археология, этнография и антропология Евразии. 2000. — № 2. — С. 33−52.

79. Деревянко А. П., Рыбин Е. П. Древнейшее проявление символической деятельности палеолитического человека на Горном Алтае // Археология, этнография и антропология Евразии. 2003. — № 3. — С. 27−50.

80. Деревянко А. П., Шуньков М. В. Становление верхнепалеолитических традиций на Алтае // Переход от среднего к позднему палеолиту Евразии: гипотезы и факты. Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2005. — С. 283−311.

81. Дроздов Н. И. Этапы развития каменного века в плейстоцене Средней Сибири: Автореф. Дис. д-ра ист. наук. Новосибирск, 1992. — 62 с.

82. Ендрихинский A.C. Последовательность основных геологических событий на территории южной Сибири в позднем плейстоцене и голоцене. Поздний плейстоцен и голоцен юга Восточной Сибири. Новосибирск: Наука, 1982. -С. 6−35.

83. Ермолова Н. М. Периодизация памятников палеолита Енисея и Ангары на основании палеонтологических данных // Проблемы абсолютного датирования в археологии. М.: Наука, 1972. — С. 142−146.

84. Ермолова Н. М. Териофауна долины р. Ангары в позднем антропогене. -Новосибирск: Наука, 1978. 220 с.

85. Есида К., Като X., Когай С. А., Куникита, Липнина, Е.А., Максименко К. М, Медведев, Г. И., Новосельцева В. М, Ощепкова Е. Б., Попов A.A., Такао С. Некоторые итоги изучения палеолитического метсонахождения Большой

86. Зенин А. Н., Ульянов В. А. Стратиграфические исследования в пещере Страшная // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий: Мат-лы Годовой сессии ИАЭТ СО РАН. -Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2007. Т. 13. — С. 105−109.

87. Инешин Е. М., Тетенькин A.B. Человек и природная среда севера Байкальской Сибири в позднем плейстоцене. Местонахождение Большой Якорь I. Новосибирск: Наука, 2010. — 270 с.

88. Каменный век Монголии: Палеолит и неолит Монгольского Алтая. -Новосибирск: Наука, 1990. 646 с.

89. Карасев В. В., Колосов В. К., Крушевский В. В. Палеолитическое поселение Приисковое // Новые палеолитические памятники Забайкалья. -Чита: Изд-во ЧитПИ, 1996. С. 70−103.

90. Карлов H.H. Классификация эоглиптолитов. Изв. АН. СССР. Сер. Геология, 1970. -№ 1. — С. 83−88.

91. Карнаухова Г. А. Процессы осадконакопления в водохранилищах Ангарского каскада // Осадочные процессы: седиментогенез, литогенез, рудогенез. М: ГЕОС, 2006. — Т. 1. — С. 93−95.

92. Кононова Т. Н., Пархоменко Ю. С. Опыт классификации палеолитических каменных изделий из коллекции поверхностных сборов в Ангаро-Осинском районе // Палеолит и мезолит юга Сибири: Сб. науч. тр. -Иркутск: Изд-во Иркут. Ун-та, 1982. С. 59−79.

93. Константинов М. В. Каменный век восточного региона Байкальской Азии. Улан-Удэ: Изд-во Ин-та обществ, наук БНЦ СО РАН- Чита: Чит. пед. ин-т, 1994, — 180 с.

94. Коробков И. И. К проблеме изучения нижнепалеолитических поселений открытого типа с разрушенным культурным слоем // Палеолит и неолит СССР. -МИА, 1971 -№ 173. -Л.: Наука. -Т. 6. С. 61−100.

95. Лбова Л. В. Палеолит северной зоны Западного Забайкалья. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2000. — 240 с.

96. Лбова Л. В. К проблеме перехода от среднего к верхнему палеолиту (материалы Западного Забайкалья) // Археология, этнография и антропология Евразии. 2002. — № 1. — С. 59−75.

97. Лежненко И. Л. Стоянки Ангаро-Идинского района (& laquo-Идинский»- комплекс) // Мезолит Верхнего Приангарья. Иркутск: Иркут. ун-т, 1971. — Ч. I: Памятники Ангаро-Бельского и Ангаро-Идинского района. — С. 91−98.

98. Лежненко И. Л. Опыт выделения конструктивных элементов модели скребка, их терминология и метрика // Проблемы терминологии и анализа археологических источников: Тез. докл. к Вост. -Сиб. регион, совещ. Иркутск: Иркут. ун-т, 1975. — С. 43−49.

99. Лежненко И. Л. Сосновый Бор опорный многослойный памятник каменного века в Южном Приангарье // Проблемы археологии и этнографии Сибири: Тез. докл. к регион, конф. — Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1982. — С. 44−46.

100. Лежненко И. Л., Кононова Т. Н. Тартахон новый памятник палеолитического возраста на Братском водохранилище // Науч. -теорет. конф. Секция археологии: Тез. докл. — Иркутск: Иркут. ун-т, 1976. — С. 8−9.

101. Лежненко И. Л., Медведев Г. И., Михнюк Г. Н. Исследования палеолитических и мезолитических горизонтов стоянки Сосновый Бор на реке Белой в 1966—1971 гг. // Палеолит и мезолит юга Сибири. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1982. — С. 80−107.

102. Леонова Н. Б. Некоторые аспекты исследования каменного материала на стоянках верхнего палеолита // Вопросы Антропологии. 1977. — Вып. 54. — С. 167−179.

103. Липнина Е. А. Мальтинское местонахождение палеолитических культур: современное состояние изученности и перспективы исследования: Автореф. дис. канд. ист. наук. Новосибирск, 2002. — 24 с.

104. Лисицын Н. Ф. Относительная и абсолютная хронология позднего палеолита юга Средней Сибири. СПб.: ИИМК РАН, 1997. — 119 с.

105. Лисицын Н. Ф. Поздний палеолит Чулымо-Енисейского междуречья. -СПб.: Петербург, востоковедение, 2000. 230 с.

106. Логачев H.A., Ломоносова Т. К., Климанова В. М. Кайнозойские отложения Иркутского амфитеатра. -М: Наука, 1964. 165 с.

107. Лынша В. А. Мезолит юга Средней Сибири: Автореф. дис. канд. ист. наук. -Л., 1980.- 16 с.

108. Лыхин Ю. П., Шмыгун П. Е. Комплекс нижних докерамических горизонтов стоянок Курла II-III // Науч. -теорет. конф. Секция археологии: Тез. докл. Иркутск: Иркут. ун-т, 1977. — С. 37−38.

109. Любин В. П. К вопросу о методике изучения нижнепалеолитических каменных орудий // МИА, 1965. -№ 131. С. 7−75.

110. Махлаева Ю. М. Поздний палеолит Малтатского залива // Наследие древних и традиционных культур Северной и Центральной Азии. -Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та, 2000. Т. 1. — С. 84−86.

111. Махлаева Ю. М., Акимова Е. В., Стасюк И. В., Томилова Е. А. Поздний палеолит залива Малтат // Наследие древних и традиционных культур Северной и Центральной Азии. Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та, 2000. -Т. З. -С. 25−31.

112. Медведев Г. И. Место культуры Верхоленской горы в археологической периодизации Прибайкалья // Вопросы истории Сибири и Дальнего Востока. -Новосибирск: Изд-во СО АН СССР, 1961. С. 235−244.

113. Медведев Г. И. К истории исследования мезолита Приангарья // Мезолит Верхнего Приангарья. Иркутск: Иркут. ун-т, 1971. — Ч. I: Памятники Ангаро-Бельского и Ангаро-Идинского района. — С. 5−25.

114. Медведев Г. И. Раннепалеолитические местонахождения на юге Восточной Сибири // Каменный век Средней Азии и Казахстана: Тез. докл. совещ. Ташкент: Фан, 1972. — С. 28−30.

115. Медведев Г. И. Новые палеолитические местонахождения в долине реки Ангары // Антропологическая реконструкция и проблемы палеогеографии: Сб. памяти М. М. Герасимова. -М.: Наука, 1973. С. 148−152.

116. Медведев Г. И. Местонахождения раннего палеолита в Южном Приангарье // Древняя история народов юга Восточной Сибири. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1975. — Вып. 3. — С. 3−36.

117. Медведев Г. И. О датировке новых палеолитических находок в Приангарье и их интерпретации // Археология. Этнография. Источниковедение: Тез. докл. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1979. — С. 71−74.

118. Медведев Г. И. Исследование палеолитического местонахождения Игетейский Лог I // Палеолит и мезолит юга Сибири. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1982. -С. 6−34.

119. Медведев Г. И. Распространение палеолитических изделий из камня с эоловой корразией поверхности на территории Сибирской и Центральной Азии

120. Проблемы археологии и перспективы изучения древних культур Сибири и Дальнего Востока: Тез. докл. Якутск: Якут, ун-т, 1982. — С. 64−68.

121. Медведев Г. И. Палеолит Южного Приангарья: Автореф. дис. д-ра ист. наук. Новосибирск, 1983. — 44 с.

122. Медведев Г. И. О геостратиграфии ансамблей эолово-коррадированных артефактов Байкальской Сибири // Современные проблемы Евразийского палеолитоведения. Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2001. — С. 267−272.

123. Медведев Г. И., Бердников М. А., Федоренко А. Б. Некоторые аспекты изучения докерамических местонахождений Ангаро-Осинского района (Южное Приангарье) // Палеоэтнологические исследования на юге Средней Сибири. -Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1991. С. 5−14.

124. Медведев Г. И., Воробьева Г. А. Игетей опорный разрез верхнеплейстоценовых субаэральных отложений и палеолитических культур на юге Восточной Сибири // Геология кайнозоя юга Восточной Сибири: Тез. докл. — Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1987. — С. 20−21.

125. Медведев Г. И., Генералов А. Г., Мироманов A.B., Емельянов А. И., Слагода Е. А. Изучение строения и закономерностей залегания местонахождений с использованием геоинформационного подхода (на примере

126. Мальтинского комплекса) // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий: Мат-лы Годовой сессии ИАЭТ СО РАН. -Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2001. Т. 7. — С. 176−182.

127. Медведев Г. И., Кононова Т. Н., Пержаков С. Н., Федоренко А. Б. Игетейские палеолитические местонахождения // Стратиграфия, палеогеография и археология юга Средней Сибири: К XIII Конгрессу ИНКВА.- Иркутск: Иркут. ун-т, 1990. С. 49−62.

128. Медведев Г. И., Липнина Е. А. & laquo-Микрорасщепление»-, & laquo-микронуклеусы»-, Универсальные преформы& raquo- // Происхождение и распространение пластинчатой индустрии в Северной Евразии: Докл. на международ, конф. Саппоро, 1992. -2 с.

129. Медведев Г. И., Михнюк Г. Н., Лежненко И. Л. О номенклатурных обозначениях и морфологии нуклеусов в докерамических комплексах Приангарья // Древняя история народов юга Восточной Сибири. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1974. — Вып. 1. — С. 60−90.

130. Медведев Г. И., Слагода Е. А. Резюме // Каменный век Южного Приангарья: Путеводитель международ, симпозиума & laquo-Современные проблемы палеолитоведения Евразии& raquo-. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 2001. — Т. 2: Вельский геоархеологический район. — С. 147.

131. Медведев Г. И., Слагода Е. А., Липнина Е. А., Бердникова Н. Е., Генералов А. Г., Роговской Е. О., Ощепкова Е. Б., Воробьева Г. А., Шмыгун П. Е. Каменный век Южного Приангарья. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 2001.- Т. 2: Вельский геоархеологический район. 242 с.

132. Мезолит Верхнего Приангарья / Отв. ред. Г. И. Медведев. Иркутск: Иркут. ун-т, 1971. — Ч. 1: Памятники Ангаро-Бельского и Ангаро-Идинского районов. — 242 с.

133. Мещерин М. Н. Мастеров Ключ новое поселение на р. Хилок // Проблемы археологии, истории, краеведения и этнографии Приенисейского края. (Сб. к 100-летию Н.К. Ауэрбаха) — Красноярск, Изд-во КГПУ, 1992. — Т. 1. -С. 34−36.

134. Москалева С. К. Строение отложений археологического памятника Хадахан // Археологические и этнографические исследования Восточной Сибири (итоги и перспективы): Тез. докл. к регион, конф. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-т, 1986. — С. 76−79.

135. Мочанов Ю. А. Древнейшие этапы заселения человеком СевероВосточной Азии. Новосибирск: Наука, 1977. — 236 с.

136. Николаев B.C. Погребальные комплексы кочевников Юга Средней Сибири в XII—XIV вв.еках. Владивосток, Иркутск: Изд-во Ин-та. Географии С О РАН, 2004. -306 е., ил.

137. Новосельцева В. М. Плейстоцен-голоценовые комплексыэкспонированного материала Осинского расширения Братского водохранилища // Социогенез Северной Азии. Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2005. — Ч. 1. — С. 149- 154.

138. Новосельцева В. М., Медведев Г. И., Федоренко А. Б. Местонахождение каменных изделий финала плейстоцена Мельхитуй // Молодая археология и этнология Сибири. РАЭСК XXXIX, Чита: Изд-во Забайкальского Гос. Пед. Унта- 1999, ч.1. -С. 72−73

139. Новосельцева В. М., Сизова М. С. Игетейский Лог III. Результаты работ 2005 г. // Археология, этнология, палеоэкология Северной Азии и сопредельных территорий. РАЭСК XLVI. Красноярск: Изд-во КГПУ, 2006. -Т. 1. — С. 64−66.

140. Новосельцева В. М. Проблемы хроностратиграфии и техноморфологии литотехнологий геоархеологичнеского местонахождения Игетейский Лог III (Южное Приангарье) // Вестник НГУ. 2011. — Т. 10, вып. 3: Археология и этнография. — 2011. — С. 75−83.

141. Медведев Г. И., Новосельцева В. М. Хронология, стратиграфия и техноморфология комплекса артефактов геоархеологического местонахождения Гора Игетей I // Вестник НГУ. 2011. — Т. 10, вып. 7: Археология и этнография. — 2011. — С. 100−111.

142. Овчинников Г. И., Карнаухова Г. А. Прибрежные наносы и донные отложения Братского водохранилища. М: Наука, 1985. — 69 с.

143. Овчинников Г. И., Макаров А., Акулова В. В., Рященко Т. Г.

144. Абразионноэрозионные процессы и просадочные деформации в лессовых породах техногенных зон // География и природные ресурсы. 1992. — № 4. — С. 79−86.

145. Овчинников Г. И., Павлов X., Тржцинский Ю. Б. Изменение геологической среды в зонах влияния Ангаро-Енисейских водохранилищ. -Новосибирск: Наука, 1999. 254 с.

146. Овчинников Г. И., Тржцинский Ю. Б., Жентала Мариуш, Жентала Мартына. Абразионно-аккумулятивные процессы в береговой зоне водохранилищ. Иркутск: Изд-во & laquo-Сосновец»-, 2002. — 102 с.

147. Окладников А. П. К вопросу о мезолите и эпипалеолите азиатской части СССР // У истоков древних культур (эпоха мезолита). М- Д.: Наука, 1966. — С. 213−223. -(МИА. -№ 126).

148. Описание и анализ археологических источников: Сб. науч. тр. -Иркутск: Изд-во Ирк. ун-та, 1981. 135 с.

149. Орлова JI.A., Кузьмин Я. В., Лбова Л. В. Радиоуглеродные даты памятников палеолита и мезолита Забайкалья и Монголии. // Палеолитические культуры Забайкалья и Монголии (новые памятники, методы, гипотезы). -Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2005. С. 88−92.

150. Палеолит Енисея. Лиственка / Акимова Е. В., Дроздов Н. И., Лаухин С. А., Чеха В. П., Орлова Л. А., Кольцова В. Г., Санько А. Ф., Шпакова Е. Г. -Новосибирск Красноярск: Изд-во КГПУ им. В. П. Астафьева, 2005 — 184 с.

151. Палеолит СССР. М.: Наука, 1984. — 381 с. — (Археология СССР в 20 т.).

152. Паничкина М. З. Палеолитические нуклеусы. (Экскурс в область первобытной техники обработки камня). Археол. Сб. Гос. Эрмитаж, 1959. -Вып. 1. -С. 7−77.

153. Пархоменко Ю. С. Галечные изделия Ангаро-Осинской и Мальтинской коллекций // Проблемы археологии и перспективы изучения древних культур Сибири и Дальнего Востока: Тез. докл. Якутск: Якут, ун-т, 1982. — С. 59−61.

154. Пержаков С. Н. К проблеме исследования макаровского палеолитического пласта& raquo- // Проблемы археологии Сибири и Дальнего Востока: Тез. докл. к XXV археолог, студ. конф. Иркутск: Иркут. ун-т, 1985. -С. 61−62.

155. Пержаков С. Н. Новое палеолитическое местонахождение Игетейский Лог III // Раннепалеолитические комплексы Евразии. Новосибирск: Наука, 1992. -С. 119−124.

156. Петри Б. Э. Сибирский палеолит: Атлас / Рис. М. М. Герасимова. -Иркутск, 1927. 20 л. табл.

157. Петрин В. Т. К проблеме классификации памятников каменного века Монголии // Археология, этнография и антропология Монголии. -Новосибирск: Наука, 1987. С. 27−45.

158. Петрин В. Т. Палеолит Западной Монголии: Автореф. дис. д-ра ист. наук. Новосибирск, 1991. — 54 с.

159. Петрин В. Т., Нохрина Т. Н. Комплексы каменного инвентаря пещеры Бийке-1 // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. -Барнаул: Изд-во Алт. гос. ун-та, 2001. Вып. 12. — С. 208−211.

160. Питулько В. В., Павлова Е. Ю. Геоархеология и радиоуглеродная хронология каменного века Северо-Восточной Азии. СПб.: Наука, 2010. — 264 с.

161. Природная среда и человек в палеолите Горного Алтая / Деревянко А. П., Шуньков М. В., Агаджанян А. К., Барышников Г. Ф., Малаева Е. М, Ульянов В. А., Кулик H.A., Постнов A.B., Анойкин A.A. Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2003. -448 с.

162. Проблемы терминологии и анализа археологических источников: Тез. к Вост. -Сиб. регион, совещ. по планир. и координации археол. исследований палеолита, мезолита, неолита. Иркутск: Иркут. ун-т, 1975. — 63 с.

163. Пуляевский Г. М, Овчинников Г. И. Природные условия и особенности формирования берегов Ангарских водохранилищ // Изучение берегов водохранилищ Сибири. Новосибирск: Наука, 1977. — С. 54−66.

164. Равекий Э. И., Александрова Л. И., Вангенгейм Э. А., Гербова В. Г., Голубева Л. В. Антропогеновые отложения юга Восточной Сибири. М., 1964. -280 с.

165. Равекий Э. И., Цейтлин С. М Геологическая периодизация памятников палеолита Сибири // Основные проблемы изучения четвертичного периода. -М.: Наука, 1965. С. 387−392.

166. Рыка В., Малишевская А. Петрографический словарь. М: Изд-во & laquo-Недра»-, 1989. — 590 е.: ил.

167. Семенов С. А. Развитие техники в каменном веке. JL: Наука, 1968. — 362с.

168. Славинский B.C. Верхний палеолит Северного Прибалхашья (по материалам местонахождений с поверхностным залеганием артефактов) // Евразия. Этнокультурное взаимодействие и исторические судьбы. М.: РГГУ, 2004 — С. 43−46.

169. Слагода Е. А., Ощепкова Е. Б., Медведев Г. И., Роговской Е. О. Остроении придонных склонов Южного Приангарья // Геоморфология Центральной Сибири. Барнаул: Изд-во Барнаул, ун-та, 2001. — С. 124−127.

170. Стратиграфический кодекс России. СПб.: Изд-во: ВСЕГЕИ, 2006. — 96с.

171. Стратиграфия, палеогеография и археология юга Средней Сибири: к XIII конгрессу ИНКВА (КНР, 1991) / Отв. ред. Г. И. Медведев, H.A. Савельев, В. В. Свинин. Иркутск: Иркут. Ун-т 1990. — 165 с.

172. Ташак В. И. Обработка скорлупы яиц страусов в верхнем палеолите Забайкалья // История и культура Востока Азии. Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2002. — Т. 2. — С. 159−164.

173. Ташак В. И. Археологические памятники среднего палеолита Западного Забайкалья // Известия Лаборатории древних технологий. Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2004. -Вып. 2. -С. 103−111.

174. Ташак В. И. (а) Вариант развития среднепалеолитических индустрий западного Забайкалья // Переход от среднего к позднему палеолиту в Евразии: гипотезы и факты: Сб. нач. тр. Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2005. -с. 395−404.

175. Ташак В. И. Барун-Алан 1: хронология и особенности формирования верхнего палеолита // Вузовская научная археология и этнология Северной Азии. Иркутская школа 1918−1937 гг. Иркутск: Изд-во & laquo-Амтера»-, 2009. — С. 316−322.

176. Толковый словарь английских геологических терминов / под ред. М. Гери, Р. Мак-Афи мл., К Вульфа. Пер. с англ под ред. Л. П. Зоненштайна М.: Изд-во & laquo-Мир»-, 1977. — Т. 1 — 588 с.

177. Тржцинский Ю. Б., Демьянович Н. И. Оползни ангарских водохранилищ // Изучение берегов водохранилищ Сибири. Новосибирск: Наука, 1977. -С. 97−117.

178. Тржцинский Ю. Б., Козырева Е. А., Мазаева O.A. Изменение природньтх условий. Приангарье под воздействием водохранилищ // География и природные ресурсы. 1997. — № 1. — С. 40−47.

179. Уваров А. И., Бердникова В. И. Исследования Осинского залива Братского вдхр. // АО 1985 года. М.: Наука, 1987. — С. 288.

180. Федоренко А. Б. Опыт инструментальной съемки археологического материала в зоне размыва Братского водохранилища // Археология. Этнография. Источниковедение: Тез. докл. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1979. -С. 54−56.

181. Федоренко А. Б. Местонахождения дефлированного археологического материала в Ангаро-Осинском районе Лено-Ангарского плато // Проблемы археологии и этнографии Сибири и Центральной Азии: Тез. докл. к регион, конф. Иркутск: Иркут. ун-т, 1980. — С. 106−109.

182. Филиппов В. М. Динамика карста Ангарских водохранилищ: Автореф. дис. канд. геол-мин. наук. Л., 1988. — 17 с.

183. Харевич В. М. Орудийный набор позднепалеолитического местонахождения Дербина V (Средний Енисей) // Студент и научно-технический прогресс. Археология Евразии Новосибирск: Изд-во Новосиб. гос. ун-т, 2009. -С. 7−9.

184. Цейтлин С. М. Геология и геологическая периодизация палеолита Приангарья и верхней Лены // Проблемы терминологии и анализа археологических источников: Тез. докл. к Вост. -Сиб. регион, совещ. Иркутск: Иркут. ун-т, 1975. — С. 4−5.

185. Цейтлин С. М. Геология палеолита верхнего Приангарья // Древняя история народов юга Восточной Сибири. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1975. -Вып. 3,-С. 59−73.

186. Цейтлин С. М. Геология палеолита Северной Евразии. М.: Наука, 1979. -284 с.

187. Цейтлин С. М., Константинов А. В., Одоев А. Г. Палеолитическое поселение Приисковое // Природная среда и древний человек в позднем антропогене: Сб. ст. Улан-Удэ: БФ СО АН СССР, 1987. — С. 141−149.

188. Чистяков А. А., Макарова Н. В., Макаров В. И. Четвертичная геология. -М: ГЕОС, 2000. 303 с.

189. Шуньков М. В., Николаев С. В., Кривошапкин А. И. Позднепалеолитическая стоянка Тюмечин-4 // Проблемы палеоэкологии, геологии и археологии палеолита Алтая. Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 1998. -С. 259−282.

190. Derevanko А.Р., Zenin A.N. The Mousterian to Upper Paleolithic transition though the example of the Altai cave and open air site // Suyanggae and Her Neighbours: The II Intern. Sympos. Chungju, 1997. — P. 241−255.

191. Khenzykhenova F., Sato Т., Lipnina E., Medvedev G., Kato H., Kogai S., Maximenko K., Novosel’zeva V. Upper paleolithic mammal fauna of the Baikal region, east Sibaria (new data) // Quaternary International. 2011. — Vol. 231, Is. 1−2 — P. 50−54.

192. Medvedev G.I. Upper Paleolithic Sites in South-Central Siberia // The Paleolithic of Siberia. New discoveries and interpretations. Novosibirsk- Chicago, 1998. -P. 27−137.

Заполнить форму текущей работой